Классный журнал

Юлия Петрова Юлия
Петрова

Не про месть

02 октября 2016 06:30
Директор Музея русского импрессионизма Юлия Петрова — человек, сразу видно, не мстительный. Но самим фактом открытия музея отомстила, похоже, многим. И это тот редкий случай, когда от мести никто не пострадал. Все только выиграли.
Граждане! Не давайте мне в руки камней — они всё равно их не принимают, они даже не обидчивые, просто не принимают — и всё.
Дмитрий Алексаныч (Дмитрий Пригов)
Пять лет назад я сидела в кабинете известного и успешного бизнесмена Бориса Минца, в тот момент банкира, и он спрашивал меня, что получится, если на базе своей коллекции русской живописи он создаст музей. Нет, не антикварную галерею и не закрытое VIP-заведение для своих друзей, а общедоступный музей, для всех. С выставками, курсами лекций, детскими программами, изданием каталогов и научной работой. И не соглашусь ли я участвовать.
 
Звучало ошеломительно и немножко слишком смело. Это же в Москве в последние пять лет открылись Институт русского реалистического искусства, Еврейский музей и центр толерантности, Музей Ар-деко и Музей Анатолия Зверева, а в Петербурге — Музей Фаберже. А тогда за частные музеи представительствовали «Гараж» и «Эрарта», тоже совсем свеженькие и с непонятным еще будущим. К тому же оба — современщики, а классика — это все-таки совсем другое дело.
 
Открывать музеи на тот момент ни Борису Иосифовичу, ни мне не приходилось. Да что уж там лукавить — даже работать в музеях не случалось. Пришлось опираться на свой зрительский опыт. Вспоминать лучшее виденное на выставках, анализировать чужие ошибки. Сделать хорошо очень помогают вопросы: что я точно не хочу видеть в музее? Чего в этом музее не будет никогда? Ворчливых смотрительниц? Окриков? Наукообразных текстов, пестрящих «искусствоведческими» словесами? Бликов, мешающих рассмотреть картины? Этикеток мелким шрифтом? Скучных экскурсий для маленьких?
 
Пока реконструировалось здание, мы строили планы. О том, как будем собирать выставки ярких русских мастеров, в том числе малоизвестных, чьи картины рассеяны по стране. О спецпроектах, которые привезем из-за рубежа. О том, как покажем русскую живопись в Европе и докажем, что в отечественной художественной культуре помимо иконы и авангарда есть еще на что посмотреть.
 
Мы пополняли коллекцию и писали каталог. Проводили детские праздники на тему искусства и раз сто ответили на вопрос, что же такое загадочный русский импрессионизм. Привезли в Россию европейских консультантов, которые учили нас, как должен быть организован музей изнутри. Свет, климат, хранения, лифты, цвет стен, безопасность. Доверяли им и тут же спорили с ними.
 
Несколько раз посторонние люди нам говорили: «С вами никто не захочет работать. Зря надеетесь, никакие музеи ничего из своих собраний вам не дадут». Директриса одного парижского музея сказала мне в глаза: «Ничего не получится. Русский олигарх и с ним никому не известная девочка — это несерьезно». Я как-то стушевалась от обиды, растерялась и даже не объяснила ей, что «олигарх» — это слово ругательное.
 
Музей открылся в мае 2016-го, спустя четыре с половиной года после возникновения идеи. На первую же временную выставку в наши залы привезли свои картины десять государственных музеев, от Перми до Ростова-на-Дону. Включая блестящий Русский музей и Академию художеств. Кое-кто сказал: «Коне-е-е-е-ечно, у вас там такие условия!..»
 
Но все равно это история не про месть. Про месть — «Юдифь» Джорджоне в Эрмитаже. Или «Пряхи» Веласкеса в Прадо. А в Музее русского импрессионизма про месть ничего нет.

Колонка Юлии Петровой опубликована в журнале "Русский пионер" №66. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
66 «Русский пионер» №66
(Сентябрь ‘2016 — Сентябрь 2016)
Тема: МЕСТЬ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям