Классный журнал

Рафаэль Амарго Рафаэль
Амарго

Как по Лорке

04 сентября 2016 09:15
Коррида, Кармен, жгучие страсти — тема мести немыслима без испанских мотивов. А кто в испанских мотивах разбирается лучше, чем испанец, хореограф и танцовщик, «король фламенко» Рафаэль Амарго? Ему и слово.
 
У испанцев давние сложные отношения с темой мести. Наш национальный темперамент впитал в себя столько драм и страстей: и многовековую борьбу религий, и скорбь потерь, и избавление от врагов. И, конечно, умение любить, готовность жертвовать во имя любви. А у андалусцев, в Гранаде, откуда я родом, и подавно: над нами всегда пламенное солнце, и кровь, как вино, и вино в крови. Столетиями существовала традиция кровной мести — venganza. Ее жуткий след мы найдем в пьесах Тирсо де Молины и через четыреста лет в творчестве моего великого земляка Гарсии Лорки. Судьба была немилостива к нему и не оставила ему шансов выжить в страшном для Испании 1936 году. Лорке не простили открытого обличения фашиствующей власти, и он был обречен стать жертвой мести диктатуры, ведь «он причинил больше вреда этой власти своим пером, чем иные — револьвером». К наследию Лорки я отношусь с трепетом, ведь я родился в соседнем городке с его родным местечком. Я был очень горд, когда в 2002 году публика признала мою композицию «Поэт в Нью-Йорке», поставленную по книге его стихов, лучшим шоу десятилетия. В пьесе Лорки «Bodas de sangre» («Кровавая свадьба») в доме, где дочь выходит замуж за парня из враждующего семейства, отец невесты говорит своей жене: «Сегодня день, когда надо прощать». — «Я терплю, но я не прощаю», — отвечает она.
 
У нас в Гранаде, в Андалусии, в памяти многих семей есть свои трагедии, есть свои кровавые истории мести, о которых стараются не вспоминать часто. Вот и в моей семье, почти как в пьесе Лорки, 120 лет назад прабабушка моей матери спасла своей любовью жениха, который был фактически обречен. Он был единственным наследником в семье, которая когда-то была кровным врагом для семьи предков моей матери. Его ждала месть кровников, но большая и чистая любовь моей прапрабабки сберегла ему жизнь. И вот сколько поколений сменилось, а эта удивительная история в нашей семье хранится как реликвия.
 
Наверное, поэтому я человек совсем не мстительный, несмотря на мой бешеный темперамент. Надо всем наконец-то научиться прощать. И главное, прощать вовремя. И прощать даже тому, кто так слабо надеялся на прощение и, может, слишком долго боялся возмездия.
 
Негуманно, не по-христиански долго и тщательно вынашивать планы изощ­ренной мести, как герой фильма нашего испанского гения Альмодовара «Кожа, в которой я живу», блистательно сыгранный Антонио Бандерасом. Это становится навязчивой идеей, подавляет сознание, доводя до безумия.
 
Глупо влюбляться в придуманный нами самими бестелесный звездный образ, как это делал персонаж, которого я изоб­ражал в достаточно эпатажном клипе у Милен Фармер, а потом мстить своему объекту любви за отсутствие взаимности.
 
А если меня вдруг разлюбят в реальной жизни, я никогда не буду действовать как Хозе, подстерегавший Кармен. Я уйду в сторону, забудусь в работе. Я лучше сделаю новый, еще более яркий спектакль, новую Сюиту. К примеру, о Любви и мести.  

Колонка Рафаэля Амарго опубликована в журнале "Русский пионер" №66. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

 
9 сентября один из самых титулованных мировых танцовщиков Рафаэль Амарго выступит в Концертном зале им. П.И. Чайковского с новой программой «Suite flamenca» в рамках мирового турне.


Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    4.09.2016 10:14 Владимир Цивин
    На грани неги и огня

    Назло людскому суесловью,
    Велик и свят был жребий твой!..
    Ты был богов орган живой,
    Но с кровью в жилах… знойной кровью.
    Ф.И. Тютчев

    Лебеди летели или гуси, скрипка прозвучала или гусли,
    никто, как следует, не разобрал,-
    но каждый, очарован, за красотой полета наблюдал,
    и к звукам был прикован,-
    нет, не изъян, не червоточинка,
    свой привкус есть у всякого источника.

    И он то, исподволь, через любой искус,
    отталкивает или привлекает вкус,-
    отшлифовывают до блеска камешки,
    или в мельчайший песок их дробят,-
    волны времени всегда же по краешку,
    сред, что друг другу противостоят.

    Да раз дано здесь задержаться всерьез,
    вдруг взору на блеске и грусти берез,-
    где, что свыше, чей-то грустно-страстный взгляд,
    отразился тихо в озере закат,-
    ну и что же, что ничтожества множатся,
    на ничто же, ведь они жизнью множатся.

    Посреди небесных голубых улыбок,
    сберечь ли мрачный мрамор пруда,-
    да пусть надо душе, не утопая в обидах,
    их горечь долго хранить иногда,-
    но, на распутьи ли, в пути, звуком полн и тих,
    вдруг в сердце, выси суть впусти, пока стих не стих!

    Неизменнее коль нет на сей земле, чем мерк времени,
    где неумолимо тонет, что во мгле, мир в мгновении,-
    пусть вечер ветрен и беспечен, пока поглощает тьма уют,
    и безупречно быстротечен, пускай бег божественных минут,-
    да не зря же день осенний мечен, и чертовски неумолим,
    кроме красок, когда уже нечем, рассчитаться природе с ним.

    Расцветает земля, золотыми листами,
    не спеша, как душа оживает стихами,-
    и вновь светлый день занесен,
    смесью желтых листьев с дождем, смесью осени с летом,-
    и вновь дарит грустный клен, сладким сном вдруг опьянен,
    золотые земле эполеты.

    И снова осень желтая, расписную листву отряхает,
    в сквере Пушкина, солнечным желтым днем,-
    и вновь багрец и золото, к памятнику его возлагает,
    воздавая должное, желтым дождем,-
    ведь нуждается остро в созвучиях, что и поэзии вязь,
    повседневности поступь певучая, смыслом туманным томясь.

    Да, коней погони загоня, вдруг на грани неги и огня,-
    где лучшие, наверно, дни, повремени рок, не дразни,
    соблазном счастия того, кому скорей везло на зло,-
    как в тоске несуетной по дому,
    гения опального на юге, к северу холодному родному,-
    нег, изгнанья и разлуки звуки.

    Пушкин! в этом громком слове, душу русскую мы ловим,
    уловим ли сквозь негу и грусть, судьбы ее скрытую суть,-
    по корысти коль, иль глупости, что нередко одно и то же,
    и творятся часто гнусности, в бренном мире этом, похоже,-
    здоровым, бодрым, подобру, проснувшись в мире поутру,
    небес нам оправдать игру, стремленьем к миру и добру!
66 «Русский пионер» №66
(Сентябрь ‘2016 — Сентябрь 2016)
Тема: МЕСТЬ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям