Классный журнал

Светлана Чикина Светлана
Чикина

Игра в тени

24 июля 2016 11:40
Светлана Чикина, глава юридической фирмы «Делополис», с которой повязан наш журнал (в том числе искренними дружескими узами), держалась несколько лет. Но когда темой номера стало «Кино», у нее нервы наконец сдали. И слава богу: теперь мы можем прочитать ее первую в жизни колонку. А такое впечатление, что ей давно надо было заканчивать строчить годовые финансовые отчеты и начать строчить колонки в «РП».
 
Какое место в моей жизни занимало и продолжает занимать кино? Думаю, что значительное. Не по времени, которое я трачу на просмотр фильмов, а по ощущению важности его присутствия в моей жизни.
 
Моя мама работала в советские времена в санатории 4-го управления. В те времена этот санаторий был как отель 5 звезд в наши дни. И там было много такого, что нас, местную ребятню, туда влекло. И самым моим любимым местом был кинозал. Он был довольно большой, мест на 300, с красными бархатными креслами и занавесом на сцене. Киномеханик тетя Зина, которая жила в соседнем доме, каждый вечер показывала фильмы, она же и продавала билеты перед киносеансом. Билет стоил 20 копеек, и это было дорого, учитывая, что бегали мы в кино частенько. Но тетя Зина нас, ребятишек, пускала бесплатно. Главное было, в принципе, пробраться на территорию санатория через проходную, но ведь в заборе было столько дыр… и только это нас отделяло от кино. Мы пробирались в зал, усаживались в кресла, наш ряд был почему-то всегда третий. Вокруг рассаживались отдыхающие — важные дяди и тети в красивых костюмах и платьях, и фильм начинался. Так как это был кинозал санатория, то фильмы повторялись одни и те же с частотой примерно раз в 21 день, поскольку путевки в санаторий продавались именно на этот срок, но зато все фильмы были один другого лучше.
 
«Пиратов ХХ века» я смотрела раз 30, и каждый раз с упоением. А когда 9 мая этого года один из телеканалов показывал «Пиратов…», я подумала: «Неужели я хочу его опять увидеть?» Оказалось — хочу, и посмотрела весь, но смотрела его с другим ощущением и внутренним вопросом: почему одни фильмы живут бесконечно долго и их можно пересмат­ривать и пересматривать, а какие-то (даже очень хорошие) понимаешь, что можешь посмотреть только раз?
 
Я часто хожу в кино, люблю смотреть наши, российские, фильмы и довольно давно поняла, что оцениваю качество фильма после просмотра по своему ощущению «хочу ли я его пересмотреть». Сейчас я не покупаю DVD, так как этот вид носителей перестал быть актуальным. Но еще несколько лет назад это было критерием качественного фильма: как только фильм выходил на DVD, я обязательно покупала диски, и всегда только лицензионные! Не потому, что я такая правильная, а потому, что уже лет 15 моя профессиональная деятельность соприкасается с кинопроизводством очень близко. Компания, собственником которой я являюсь, обслуживает в основном кино- и телепроекты. Наша задача — качественное ведение бухгалтерского учета и решение всех юридических вопросов. И когда я впервые поняла, во сколько продюсерам обходятся съемки фильма, сколько труда и нервов вложено (не важно — наш это клиент или нет), захотелось покупать лицензионные диски просто как дань уважения к труду людей, занятых этим делом.
 
Конечно же, самые мои любимые фильмы теперь те, которые снимают наши клиенты и к которым мы тоже имеем отношение. Их смотришь совсем по-другому. Они какие-то родные.
 
Я всегда читаю сценарии фильмов, которые запускаются, и всегда в этот момент в голове складывается какая-то своя картинка того, как это будет. А потом смотрю на конечный результат и удивляюсь: «Ну как до такого-то можно было додуматься?!»
 
Но самой загадочной для меня является экранизация спектаклей. Перед началом съемок фильма «О чем говорят мужчины» театра «Квартет И» я специально сходила посмотреть еще раз спектакль. И после него я вышла в полном недоумении: «Как же из этого спектакля получится фильм?» И в момент, когда я впервые смотрела фильм, из головы не выходило: «Ну как, как, как можно было ТАК придумать?!»
 
А еще обожаю бывать на съемочной площадке. Та атмосфера, которая там царит, меня всегда завораживает, и потом эти кадры в фильме смотришь совсем по-другому. Они как бы главными для меня становятся во всем контексте фильма, а это ведь потому, что вспоминаешь те чувства, которые были тогда, на съемках.
 
Есть фильмы, которые являются особенными для меня, потому что там есть какая-то история. Например, фильм «День выборов 2» ассоциируется у меня с историей участия в нем автомобилей марки «кадиллак».
 
Перед самыми съемками стало понятно, что нет автомобиля для одного из главных героев, и встал вопрос договориться с каким-то автосалоном о предоставлении машины. А я незадолго до этого купила «кадиллак», и мне ну о-о-очень нравится эта марка! Я решила договориться с «Дженерал Моторс», и, на удивление, они сразу согласились. Но проблема была в том, что съемки с автомобилем нужной марки должны были начаться через несколько дней. Запланировали новый «эскалейд», а он в Париже на автосалоне. Кроме того, договорились и о второй машине, для другого героя. Нужны были машины белая и черная. Белая находилась в Париже, а черная (ближайшая к Астрахани, где проходили съемки) — в Краснодаре и на тот момент была уже продана. Белую машину сотрудники «Дженерал Моторс» перегнали из Парижа в Москву, и моя задача была перегнать ее за сутки в Астрахань. А черную машину, которую уже купили в краснодарском автосалоне, ее хозяин разрешил использовать на съемках, и она выехала из Краснодара на автовозе. Обе машины прибыли в Астрахань за 3 часа до мотора. Белая, которая ехала своим ходом, вся в пыли, облеплена мухами, причем половина из них — французские. Машины отмыли и сразу в кадр!
 
И теперь, когда смотрю эпизоды этого фильма с машинами, вспоминаю «кадиллачную» историю. Удивительно, что в салоне «Дженерал Моторс» машины дали даже без расписки! Просто отдали ключи и сказали, что чистые доверенности лежат в бардачке, сами впишите фамилии. Несмотря на это, волнение за сохранность этих машин было очень сильное, ведь на съемочной площадке может произойти все что угодно. Особенно переживали за железную брюнетку, с нее просто пылинки сдували. Но все прошло отлично!
 
Я не считаю себя профессионалом в кино. Хотя нет, так говорить неправильно, я же преподаю во ВГИКе. А что обо мне подумают мои студенты? Пусть даже я и преподаю налогообложение.
 
Но все-таки я смотрю кино не как профессионал, а как обычный зритель. И для меня все тонкости кино интересны с точки зрения обычного зрителя.
 
Иногда получается так, что я смотрю первую и промежуточные склейки очередного фильма. Обычно сначала получается гораздо больший хрономет­раж фильма, чем будет в окончательной версии, плохой звук, нет графики. И возникает чувство разочарования. Ну как-то совсем не очень… А потом следующий и следующий варианты монтажа, плюс уже есть цветокоррекция, графика и в завершение — музыка. И уже начинаешь жалеть: «Ну был же ТАКОЙ фрагмент, а его вырезали (или сократили)! Как же так! Он был такой классный!» Но это уже целостное, логично вытекающее одно из другого, имеющее настроение и свою энергетику Произведение, и скоро его увидят зрители.
 
И вот долгожданная, подготовленная многими людьми премьера фильма. Зрители, выход группы на сцену, волнение актеров, продюсеров, всех создателей фильма и, конечно же, прокатчика. Понравится ли? Какие будут отзывы? А как смотрится наша компания в титрах? Как долго будет жить фильм? Ждет ли его судьба фильма «Ирония судьбы, или С легким паром», который хочется смотреть каждый Новый год и без него этот праздник какой-то не очень праздничный? Или же новый фильм будет интересен зрителю недолго?
 
Зачем мне это как зрителю? Чтобы прожить больше чем одну судьбу, чтобы почувствовать себя другим человеком, чтобы нереальная реальность стала реальной. Чтобы за игрой теней увидеть новый мир… И чтобы эта придуманная игра стала частью жизни и культуры и настолько массовой, как никогда прежде. Такие увлекательные истории такому количеству людей рассказать может пока только кино! И этим оно может изменить жизнь. Мы говорим цитатами, одеваемся или причесываемся как любимые герои, мы чувствуем себя героями фильмов и живем сразу в нескольких измерениях. Ради этого стоит тратить силы и ресурсы. Чтобы ребенку купили собаку (пусть не такую, как Лесси, но все-таки), чтобы одинокая начальница могла поверить в достижимую красоту (освоив походку «пантеры перед прыжком»), чтобы мальчишки играли в мушкетеров (а может, потом и почитали бы книгу), а все мы плакали, смеялись, вздыхали, задерживали дыхание…
 
А еще хочется сняться в эпизодике. Пристану к кому-нибудь из знакомых продюсеров и напрошусь в актрисы. А может, и сама решусь стать продюсером и сниму мелодраму или комедию. Время покажет.
 
Встретимся в кино!

Колонка Светланы Чикиной опубликована в журнале "Русский пионер" №65. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    4.08.2016 16:06 Владимир Цивин
    Что девочки и мальчики

    Оба мы в страну обманную
    Забрели и горько каемся,
    Но зачем улыбкой странною
    И застывшей улыбаемся?
    А.А. Ахматова

    Той светлой, словно праздничной весной,
    туманными томимые мечтами,-
    мы сами, тайны тонкой пеленой,
    окутывали то, что было с нами,-
    и жизни ткань, казалась нам иной,
    с такими невозможными цветами.

    Когда деревья не выше травы, понять как травам их вышины,-
    да, коль уж, и в зимнем холоде, как и в летнем зное,
    движение же здесь каждое, ведь чего-то стоит,-
    длится когда куда-то к Богу дух, даль затуманивая дыханьем,
    рано иль поздно, осознает вдруг,-
    замкнутость законов мирозданья.

    В один лишь берег влюблен, бывает бег пленительных волн,
    да, кто знает, чем красна, истин тайная цена,-
    точно рябины жаркая кисть, что желтому времени вручена,
    чувство горячее часто горчит, пока с холодом ни обручено,-
    да только холод, колобродя, по привычке давнишней,
    порою далеко заходит, удаляя все лишнее.

    Как красоте здесь на кресте, упасть ли до мольбы,
    так, позабыв о высоте, не сбиться бы с судьбы,-
    чтобы в подлость не впасть, и в подлог не поверить,
    нам бы радость и страсть, мерой бессмертия мерить,-
    ведь, чтоб сердце забродило, сутью мира без прикрас,
    где бы боль ни бродила, доберется и до нас.

    Вместе с желтеющими листьями, поняв: не бесконечна даль,-
    чтоб душа возвысилась до истины,
    что изначальна, как печаль,-
    прячется пусть радость надолго, где-то когда,
    и когда в душе да за окном, вдруг холода,-
    из-за благ страдать не надо все ж, здесь никогда.

    Коль жизнь, под тик секунд возни, езда за невыразимым,
    где, словно за окном, дней огни, бегут, лишь мнимо мимо,-
    когда немеет небо от восторга,
    вслед за ударом града, вдруг радугу даря,-
    нам заводить ли ведь с природой торга,
    за то, что и любит, губя, и губит, любя?

    Ведь мы лишь листья, лишь листья, лишь листья всего,
    как и те, что у нас под ногами носит,-
    лишь шелестим и трепещем от ветра того,
    что нас всё равно, когда-нибудь сбросит,-
    как ни пытается спасти везучесть,
    свою же постигают участь мучась.

    Что проку в прощенье простом? но что больше?
    что проще прощанья с теплом? но что горше?
    смотреть бы нам лишь, на мир этот чище и проще бы,
    как роскошь и тишь, увядать начинающей рощицы,-
    сразимся мы с миром не раз, врожденною музыкой в нас,
    но сонмы развеем химер, осознанной музыкой сфер.

    То ли мысль лебезит, покорясь,
    то ли лето летит, листвой в грязь,
    только сердце грустит, отрезвясь,-
    что ужин в ресторанчике, для важных очень персон?
    что желтые одуванчики, пред желтизною крон?
    что девочки и мальчики, мы перед взрослостью времен!