Классный журнал

27 апреля 2016 12:00
«В этом городе все сумасшедшие», — поет Владимир Кристовский в Uma2rman, а в колонке для «РП» Владимир Кристовский не поет, а объясняет, как он понимает безумие. Но потом все равно поет.
По своему опыту знаю, что отличить психически нормального человека от психа не всегда просто. Некоторым ненормальным хватает ума не выставлять свои чудачества напоказ. С другой стороны, странными поступками часто привлекают внимание эпатажные или закомплексованные персонажи — не все из них обязательно психически нездоровы. Поди тут разберись!
 
Признайся я психиатру лет десять назад в том, что я разговариваю с телевизором или автомобиль разговаривает со мной, он захрюкал бы от радости: я — его пациент. Сегодня, если телевизор не поддерживает голосовое управление, а в машине нет навигатора, — увы, технический прогресс прошел стороной. Именно этот, так его, прогресс беспощадно и бесповоротно взвинтил темп нашей жизни и изменил представление о нормальности. Оно стало более, чем когда-либо, относительным.
Хреново дожить до дней, когда не можешь вспомнить своих детей, любимых, себя. Хуже, наверное, только безумие «деятельное», от которого смерть безумцу, смерть или увечья другим людям. В общем, у безумия много лиц. А вот исход, видимо, один — несчастье и того, кто спятил, и тех, кто рядом.
 
Многие современники Александра Македонского, включая его преданных гетайров, говорили, что он чокнулся. Помните историю с сыном бога? Примечательно, что те, кто считал, что Александр спятил, но не преклонился, за это поплатились. Чокнутый — что с него взять! Аттила, Петр Первый, Ван Гог, Гоген, Хемингуэй — спасибо Яндексу! Деяния этих людей едва ли были бы такими грандиозными, не будь они с «приветом». Сразу оговорюсь: эту категорию (назову ее «великие безумцы») я ставлю отдельно от безу­мия, в котором величия меньше, чем помешательства. Фашизм — вот пример такого помешательства, причем массового.
 
Наша история богата примерами бе­зумств. Во зло и во благо. Личного и коллективного. Размышляя о нашей уникальности, я часто вспоминаю примеры именно безумцев — героев и злодеев, которые творили нашу историю. Людей и целых народов, которые не умещались в рамки своего времени. Думать иначе — сойти с ума в этом городе, где все или м…ки, или сумасшедшие.
 
Я то ли сплю, то ли голову напекло
Слежу за перестановкой объектов
Глядя вперед сквозь смотровое стекло
И какой в этом смысл
И зачем я здесь
Совершенно не у кого спросить
Хочется выпить, бросаю машину
Пересаживаюсь в такси
Самая чудесная из машин — это «жигули»
Я пытаюсь вспомнить твой номер
Но память сегодня выдает одни нули
И как говорил мой друг Артур Пирожков
Наша жизнь коротка как выстрел
Остановите здесь, дальше пойду пешком
Сколько с меня, триста
И хорошо
Что я даже не знаю толком куда я еду
И хорошо
Что как старая газета
Скомкано и будущее, и прошедшее
И хорошо
Вот я возьму и спою 
что-нибудь на китайском
Так, в качестве бреда
И хорошо
Что водитель подумает
В этом городе все сумасшедшие
Я пойду медленно, медленно как монах
Я бы мог передвигаться быстрее
Но мешает мода ходить 
в зауженных штанах
Зайду в магазин, куплю себе книгу
Где нужно побывать пока ты не помер
И только немного грустно оттого что
Я так и не вспомнил твой номер
И хорошо
Что я даже не знаю толком куда я еду
И хорошо
Что как старая газета
Скомкано и будущее, и прошедшее
И хорошо
Вот я возьму и спою что-нибудь 
на китайском
Ну так, в качестве бреда
И хорошо
Что водитель подумает
В этом городе все сумасшедшие

Колонка Владимира Кристовского опубликована в журнале "Русский пионер" №63. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
63 «Русский пионер» №63
(Апрель ‘2016 — Апрель 2016)
Тема: Безумие
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое