Классный журнал

Михаил Ковальчук Михаил
Ковальчук

Протогрядущее

18 марта 2016 10:00
Будущее Курчатовского института в свое время, пока мыла посуду, решала мама Михаила Ковальчука. Ведь именно она дала ему понять, что лучше быть физиком. И не только о своем грядущем президент Курчатовского института Михаил Ковальчук рассказал в колонке для «Русского пионера».
Я во многом человек ассоциаций, которые составляют эмоциональную ткань всей жизни. Первые мои ассоциации со словом «будущее» — какие-то афоризмы, типа «без прошлого нет будущего», «если вы не думаете о будущем, у вас его не будет» или уж совсем про «миг между прошлым и будущим». То есть, получается, в этом контексте будущее редко звучит самостоятельно.
 
Еще, безусловно, будущее ассоциируется с писателями-фантастами, астрологами, пророками, предсказателями и прочими представителями оккультных наук, которые берутся не только предсказывать будущее, но и изменять его. Также вспоминаются футурологи, которые уже основываются не только на озарении свыше, но и на вполне реальных научных направлениях, технологиях, прогнозируя, куда это может развиться и к чему привести человечество.
 
На протяжении жизни каждого человека есть моменты выбора, в которые он определяет свое будущее. Иногда это, казалось бы, совсем незначительные события. Я до 10-го класса собирался поступать на истфак ЛГУ. Ходил на лекции по истории искусства в Эрмитаж к Борису Пиотровскому, даже сам начал водить экскурсии. Это и понятно: отец был одним из ведущих специалистов по истории блокады Ленинграда, мама преподавала историю КПСС в университете. И вдруг (кажется, в конце 9-го класса) я прочитал книгу «Кибернетика» Норберта Винера и был совершенно потрясен. Свою роль сыграло и то, что в известном соревновании физиков и лириков в те годы очевидно побеждали физики: полет Гагарина, атомная энергетика, Дубна, новосибирский Академгородок. Вот и я начал колебаться: а надо ли идти на истфак? Сомнения развеял абсолютно рядовой, казалось бы, разговор с мамой на кухне нашей коммунальной квартиры. Я читал ей какую-то очередную статью про успехи физиков в газете, а мама мыла посуду, и мы с ней параллельно обсуждали вопрос, кем мне быть. Смысл ее слов заключался примерно в том, что знать стихи, историю, разбираться в живописи должен каждый образованный человек, но это не профессия сегодня, тем более для мужчины. И вывод: поэтому лучше мне стать физиком. Вот так и произошел мой первый жизненный выбор, предопределивший будущее.
 
Правильный выбор приоритетов предопределяет будущее не только отдельных людей, но и целых стран, ход истории. Мои несостоявшие­ся коллеги-историки могут тут же возразить насчет «истории, не терпящей сослагательных наклонений». Попробую это опровергнуть.
 
Приоритеты развития каждого государства можно условно поделить на тактические и стратегические. Тактические — это те, которые обеспечивают день сегодняшний: лекарства, продукты, модернизация армии — то, без чего элементарно не выжить. Но если при этом пренебречь стратегическими приоритетами, на долгосрочную перспективу, то будущее может и не наступить.
 
Советский Союз 9 мая 1945 года был победителем. Мы имели самую мощную, технологически оснащенную, самую боеспособную армию в мире. Но в августе того же года, после взрыва американских атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки, все в корне изменилось. Вплоть до августа, только уже 1949 года, — испытания советской атомной бомбы на Семипалатинском полигоне — будущее нашей страны, да и всего мира, могло бы быть совсем другим. Вот такой получается «past perfect in the future». Если бы мы не занялись атомным проектом в тяжелейшую для страны осень 1942 года, образовав урановый комитет, а через полгода — лабораторию № 2, под руководством Игоря Курчатова, кто знает, как бы мы встретили Новый, 1950 год? Именно 1 января 1950 года, согласно американскому плану «Троян», предусматривалось сбросить на города СССР 300 ядерных и 20 тысяч обычных бомб.
 
Мы реализовали стратегический приоритет, создав бомбу, установив на долгие десятилетия ядерный паритет в мире. И, можно сказать, сразу же этот стратегический приоритет стал тактическим — насущным требованием сегодняшнего дня. А из него трансформировался следующий стратегический приоритет: атомная энергетика, атомный подводный и ледокольный флот, ядерная медицина, суперкомпьютеры, космический проект, наконец, — все это прямые отпрыски советского атомного проекта. Именно благодаря ему мы не только сохранились как суверенное государство, но и буквально изменили лицо цивилизации, на сотню лет вперед уж точно.
 
Сегодня весь мир опять стоит перед выбором приоритетов. Кризис охватил кроме экономики и финансов устоявшиеся социальные связи и политические системы. Причина этого — надвигающийся ресурсный коллапс, причем речь не только о пресловутой нефтяной или газовой игле. Истощаются запасы питьевой воды, пахотных земель, леса, полезных ископаемых — за все это уже идет острая борьба, ставшая во многом доминантой мировой политики. Мы построили комфортную для человека цивилизацию, техносферу, паразитируя на базе и ресурсах биосферы Земли, которая существовала миллионы лет до появления в ней человека абсолютно самодостаточно и гармонично.
 
Такое развитие цивилизации нарушило своеобразный обмен веществ природы, создав технологии, враждебные ей. Это было неизбежно и закономерно, но в итоге влияние человека на окружающий мир превзошло критические масштабы. И сегодня в истребление ресурсов продолжают вовлекаться все новые страны и регионы, подводя мир уже на грань катастрофы. Все усилия экологов, прения философов, труды Римского клуба, при их безусловной важности, не могут решить проблему кардинально. Есть ли у нашей цивилизации шансы на дальнейшее развитие, на будущее?
 
Все чаще звучит мысль о том, что сегодняшний глобальный кризис не может быть решен по прежним «лекалам» нашей цивилизации, в существующей парадигме ее развития. Нужен качественный скачок, переход на иные принципы, прежде всего производства и потребления энергии, которые тянут за собой и все остальные сферы. Можно возразить: а как же альтернативная, та же солнечная энергетика, электромобили? Это все нужно и будет развиваться, но по своей мощности может решать ограниченные задачи, а не обеспечивать работу производств, освещать и обогревать крупные города. В современной техносфере мы используем механизмы, потребляющие колоссальное количество энергии, для работы которых в принципе не может хватить упомянутых энерготехнологий. Выход из этого технологического тупика даст опять наука, которая поможет нам создавать и использовать принципиально новые ресурсы и технологии, созданные по образцу живой природы. И сегодня развитие науки достигло такого уровня, когда стало уже возможным конструировать такие природоподобные материалы и системы. Это отнюдь не утопия.
 
Я много лет веду передачу «Истории из будущего», через студию которой прошло уже почти две сотни ученых самых разных специальностей. Можно с уверенностью сказать, что сегодня  часть всех мировых исследований приходится на живые объекты. Нанобио­технологии уже стали, по сути, новой технологической культурой, где на атомарном уровне стираются грани между живым и неживым, между органическим природным миром и неорганикой. Созданные на их основе новые материалы и системы уже используются в медицине, энергетике, экологии, на транспорте и т.д. Дело ближайшего будущего — воспроизводство систем и процессов живой природы в виде синтетической клетки, массовое создание искусственных тканей и органов, аддитивных технологий, использующих природный принцип формирования объектов, выращивания их, создания «под заказ». Следующим шагом может стать создание искусственного интеллекта на основе когнитивных, информационных технологий и на материальной базе нано-ибо.
 
Такая новая техносфера станет органической частью природы, включенной в ее естественный природный ресурсооборот. Она способна не только сохранить цивилизацию, но и дать толчок к ее развитию на принципиально ином уровне. Есть одно «но». Без изменения сегодня нашего сознания, отношения к цивилизации, природе и к самому себе эти перспективы могут остаться ничем. Как говорил немецкий философ, физик, математик, лингвист, историк и т.д. (заодно писавший в XVII веке о возможности машинного моделирования функций человеческого мозга) Готфрид Лейбниц, не будем забывать, что настоящее всегда чревато будущим.

Колонка Михаила Ковальчука опубликована в журнале "Русский пионер" №62. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Сергей Демидов
    19.03.2016 08:34 Сергей Демидов
    будущее ассоциируется с....
    Наступило время и будущее начало ассоциироваться с физиками...
    Физики в лирику ударились...
    Прекрасные речи льют физики -лирики о нашем будущем...
  • Владимир Цивин
    19.03.2016 11:02 Владимир Цивин
    В этом и есть, видать,
    роль материи во
    времени – передать
    всё во власть ничего,
    чтоб заселить верто-
    град голубой мечты,
    разменявши ничто
    на собственные черты.
    И.А. Бродский

    У нег в огне, или в плену желаний,
    что сны во сне, мы ловим мыслей лани,-
    ведь покорясь своей судьбе, и полюбя здесь бытие земное,
    частичкой вечности в себе, обязаны мы заглянуть в иное,-
    в простецкой неброской забаве, со смыслами формул и слов,
    приходят порою вдруг к славе, чрез постиженье лишь основ.

    Есть же То, что вдохновляет, вертеться бесконечно естество,
    и внутри всего витает, соединяя в Нечто вещество,-
    коль, чем бы ни были славны, времена хорошим,
    всегда ведь будущим больны, ибо больны прошлым,-
    оттого-то и тревожна так, точно вовсе вышине не насущность,
    через дух и жест художника, ищущая воплощения сущность.

    Да услыхать ль, угарами дыша, стихии тихой в грохоте,
    лишь духу чуждая душа, находит вдохновенье в похоти,-
    сочетанием вдруг благости небесной,
    с высокою самой на земле низостью,-
    счастлив тот ведь, кто не только от телесной,
    но и от духовной родится близости!

    Чем бы ветра же ни тешились, лишь торопят круговорот,
    что, различия смешивая, увлекает время вперед,-
    да пусть наши дух и тело, что небо и земля,
    коль уж, не убив целого, их разделить нельзя,-
    но, существуя в мире, мы всё же, духовною жизнью живем,
    раз всё ведь, что тут мы прожили, лишь через нее осознаем.

    Не так ли и поэт всегда, первым делом,
    ведь искуситься духом рад, а не телом,-
    чтоб что-то смог, живут в душе одной,
    в нас в каждом Бог, и бренный дух земной,-
    даров от Бога не требуя, ни слез, ни грез, не презирай,-
    но духа, плоти на потребу, здесь никогда не предавай!

    В мире этом не один херувим, потому, наверно, не водится,-
    что испортить жизнь себе и другим,
    непременно кто-то находится,-
    сколько б музыке сладко ни литься,
    вечный праздник не обрести,-
    молчаливы печальные лица, чтобы песнею обрасти.

    Какую бы ни вел игру простую,
    всегда, как карты, логики тасуя,-
    увы, как мы душою ни тоскуем,
    мир до конца для нас непредсказуем,-
    здесь осознать мы вправе, лишь, что мысль нам явит,
    коль миром бренным правит, Дух в оправе Яви!

    Да пусть устроено уж, так тут духа зрение,
    что мы всегда свое лишь, видим отражение,-
    но есть же, и у нечаянных начал чаяния,
    порою прочнее, начатое с отчаяния,-
    пред телом сдающемуся, духу в укор,
    не позади, впереди Христос до сих пор!

    Ведь, коль попристальнее вглядеться,
    в основе всего стремление тел, которому никуда не деться,-
    от мыслей, что вдруг стирают предел,
    от воображенья, от детства, от словесных неизбежно дел,-
    как ни отвращает Бес, нас от пустоты,
    то же, что мир без небес, дух без высоты.
62 «Русский пионер» №62
(Март ‘2016 — Март 2016)
Тема: Грядущее
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям