Классный журнал

Диана Арбенина Диана
Арбенина

Что и как будет

10 марта 2016 10:45
Поэт и музыкант Диана Арбенина сделала из своей колонки видео. Его прерывают рекламные вставки. В этом видео неотвратимая вода, колымский гипнотизер и слова «вы умрете не своей смертью». Входя в море, оглядываетесь ли вы на берег и прощаетесь ли каждый раз с ним?
 
…и при слове «грядущее» из русского языка
выбегают черные мыши и всей оравой
отгрызают от лакомого куска
памяти, что твой сыр дырявой…
4:10 ам
фотографии теряю. намеренно. чтобы черные дыры прошлого не втянули меня в воронку времени, как воду в ванной.
 
на вопрос «откуда я» давно ответил мой папа, рассказав о дворянстве и моем родственнике бонч-бруевиче. революция подмяла под себя и нашу семью, но не фатально: состав крови остался прежним. мы ее, подобно чеченским кланам, сословно не разбавили. чужих плавать в ней не пустили. к чему такая избирательность — не знаю, но что-то в этом, несомненно, есть. в природе масса тому доказательств, начиная от поля русских березок, которые хороши идеальностью девственного рисунка своей коры, заканчивая животными, которые совокупляются только со своим видом. барсуку не придет в голову зажечь с кукушкой, к примеру, или с какой-нибудь гремучей змеей.
 
происхождение важно знать. просто знать. без орать на всех углах «я потомственный дворянин» или «москвич во втором поколении». просто знать для прививок и наследственных заболе­ваний. тогда и малокровие, от которого умер мой дед, не ударит обухом по голове, если вдруг ему станет угодно навестить и меня.
 
так вот, я фотографии не храню. спасибо, что придумали цифру: всегда есть соблазн распечатать нащелканное потом когда-нибудь. когда-нибудь не случается никогда, и прошлое спит себе спокойно, похороненное под толщей минут жизни.
 
фотографии ТУДА не взять. и когда ТУДА пригласит меня в гости, не кладите мне их под подушку — истлеют на раз, будет неприятно пахнуть. я рассчитываю хотя бы на минимальный комфорт в своей последней дубовой постели.
 
кстати, если уж заговорили на тему ТУДА: не кладите вообще ничего. упаси господи засунуть мне в гроб гитару или пару листов с шариковой ручкой. упаси господи! гитару отдайте тому, кто в ней действительно нуждается, червячки, разумеется, не отказались бы тоже — такой волшебный привалит обед, — но это роскошь, господа. для червяков это слишком жирно.
 
помню, рассказывали, умер мужик и завещал похоронить рядом с собой в гробу свою собаку. усыпить и похоронить в одной могиле. представьте себе разочарование пса в своем обожаемом хозяине! грохнули ни за что ни про что, а то бегала бы по земле еще лет 5. хорошо, мужик был холост.
 
прервусь на рекламу. похоронное бюро братьев раскольниковых предлагает со скидкой в 30 процентов изделия из дуба, клена и сосны. скидки действуют до 1 марта. торопитесь, господа!
 
1:31 pm
сижу в баскском ресторане-сидрерии и жду вадима гурукена. будем говорить. надеюсь, не о грядущем. кстати, «грядущее» очень невкусное слово. в нем все, что я не люблю в русском языке. во-первых, нескромная гласная «я» — будто подножка прекрасной сонорной «р». ладно. неприятно, но что делать? скользим хрусталиком дальше по телу слова. из кристальной любви к родному языку я могу согласиться с долговязой, какой-то птичьей и отчего-то унылой «У». но не тут-то было! после нее катастрофическое лингвистическое орфографическое западло — невменяемая в произношении и происхождении «Щ». «нету должностей на Щ. весь вспотеешь, их ища», — остроумно рифманул иосиф в «рабочей азбуке». гря-ду-щее — тяну я голосом левитана-эдитыпьехи. решительно невзрачное не породистое слово. и говорить о нем ни с гурукеном, ни с самой собой не буду.
 
насколько я понимаю, вообще в этот раз мы имеем в виду не что иное, как «расскажите, сударыня, что, вы думаете, с вами будет?». извольте-с! опять-таки охотно! но я не знаю, что со мной будет. ни завтра, ни через год, ни через 20 лет, ни после того, как я попинаю как следует это пафосно-графинное словцо. зато наверняка я знаю одно: сейчас хочу кофе. и скоро во мне заплещется 200 граммов убойной нефти.
 
прервусь на рекламу.
 
похоронному бюро братьев раскольниковых требуется дизайнер. предыдущий логотип с изображением веселой старушки с раскроенным черепом был запрещен госдумой, которая усмотрела в нем призыв к насилию и предложила ограничиться двумя скрещенными топорами. работа под ключ. срок 2,5 дня. зарплата с решением жилищного вопроса.
 
10:48 pm
кофе был ничего, а коньяк после хереса завтра стрельнет мне в печень дробью эссенциале форте.
 
что будет со мной, я действительно не знаю. и никто не знает. и никто никогда не знал. и никто не узнает наверняка. и никто ни про кого ничего не знает. и никто ни про кого ничего никогда не знал. и уж тем более никто ни про кого ничего не узнает наверняка. и никто ничего не знает про себя самого. и никто ничего про себя самого точно не знал, и никто ничего про себя наверняка не узнает. и никто вообще ни черта не знает, и нам всем все это снится.
 
единственное знаю — я утону. так мне сказал один гипнотизер в магадане в 1994 году. стояла удивительно музыкальная осень. погоды колымы были невыносимо прекрасны, а я невыносимо ужасна для родителей и потому дома не живущая.
 
в 7 часов вечера каждый день во всем городе отрубали свет. называлось это то ли режим номер 22, то ли режим номер 8. суть в том, что для нас этот сбой электричества означал бутылку вина «букет кубани» и прекрасное никчемное удивительно осмысленное времяпрепровождение. и вот однажды вечером за столом появился он — саша — гипнотизер. звезда местного телика, а значит, всего колымского высшего общества. я не помню, как мы заговорили о будущем, но внезапно он посмотрел на меня и сказал: «хотите, диана, я расскажу вам, что с вами будет?» и явно мои ангелы-хранители на что-то отвлеклись, потому что я будто со стороны услышала «да. хочу», сказанное моим голосом.
 
мы вышли в темную кухню. закурили. и он стал говорить. и он говорил ровно то, что сейчас происходит со мной. вплоть до мелочей и деталей. он назвал город, в котором я буду жить, и это был не питер. он перечислил людей, с которыми я была и с которыми рассталась. он назвал имя человека, которого я люблю больше жизни. он знал, когда я начну играть настоящие большие туры. он сказал, что у меня будет сын и дочь. он сказал, как будут звать сына. он сказал, что дочь будет сюрпризом, но впоследствии именно она, а не артем будет со мной в последние мои годы. он сказал, что моя судьба сродни судьбе одной великой русской трагикомической актрисы, которая всю жизнь была одинока, при том что партнеров не счесть, говорила афоризмами и одну за одной курила. а потом он сказал: «вы умрете не своей смертью», и я оцепенела от ужаса. мне было 17 лет. «вы утонете», — продолжил саша. «как именно?» — прошептала я. «увидите», — усмехнулся он в темноте. и больше ничего не сказал.
 
и с тех пор вот уже 25 лет я жду. перечислив в уме все возможные способы убийства, включающие смерть в бассейне, реке, озере, пруду, море, океане, ложке с супом, бутылке с алкоголем, и даже падение самолета в тихоокеанский залив было мною учтено, я не отказалась от воды в любом ее варианте. напротив, с ужасом замечаю, что меня тянет к ней все больше и больше. только в ней проходит какая-то странная жажда, которую не утолить глотком воды ли, вина ли.
 
ерунда — скажете вы. забей — скажете вы — все это бредни подвыпившего шарлатана.
 
хорошо — соглашусь я. — забиваю.
 
только каждый раз, входя в море, оглядываюсь на берег и прощаюсь с ним.   
 
P.S.  вследствие возникновения вируса бессмертия похоронное бюро братьев раскольниковых объявило себя банкротом и больше не нуждается в рекламе.
 
…и при слове «грядущее» из русского языка
выбегают черные мыши и всей оравой
отгрызают от лакомого куска
памяти, что твой сыр дырявой.
после стольких лет уже безразлично, что
или кто стоит у окна за шторой,
и в мозгу раздается не земное «до»,
но ее шуршание. жизнь, которой,
как дареной вещи, не смотрят в пасть,
обнажает зубы при каждой встрече.
от всего человека вам остается часть
речи. часть речи вообще. часть речи.

и. бродский

Колонка Дианы Арбениной опубликована в журнале "Русский пионер" №62. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    10.03.2016 21:57 Владимир Цивин
    Священнодействуя у тесных врат

    И странным видением грядущей поры
    Вставало вдали всё пришедшее после.
    Б.Л. Пастернак

    Что ж ты, вечер ласковый, всё о ней хлопочешь,-
    за заката сказкою, ночи ж сколько хочешь!
    И млея, мелеют коль там дни, где вечны обновленья одни,-
    как стариною ни славны, стареют не парки, а мы.
    Сами ли ее выбираем, иль она находит нас,-
    но союз с судьбой заключаем, в жизни мы всего лишь раз.

    Как есть длина тут у длительности, и длительность у длины,-
    зимы и лета дополнительность, в ветвях соединены.
    Не поминая долгих зим, не понимая одночасье счастья,-
    мы все весны всегда хотим, но нет и весен без ненастья.
    И природа, не хмурясь, не может прожить,-
    нам ли, ничуть не печалясь, жить - не тужить!

    Теряя чуть в градусе, грустно лето в августе пусть,-
    да радости радуясь, не сочти за тягость и грусть.
    Бывает же мир и во власти ненастья,
    вдруг подобен радужной ворожбе,-
    не в благополучии коли здесь счастье,
    а лишь в равенстве себе и судьбе.

    Пускай во мраке горя, и грусти сумрак, что рассвет,-
    да ведь на белом свете доли, без боли, увы, нет.
    Но и с беспокойной бессонной осенней,
    вдруг оглушительной глушью души,-
    все же запасись лишь побольше терпеньем,
    а умирать не спеши, не спеши!

    От утра рос, от полдня ливней, и чудных чар от вечеров,
    да чуда дум нам ждать от жизни, пока мир ласков и суров.
    Но тучи коли не наскучат, влечет и сумрак нас, летучий,-
    ведь не просто, истлеть чтоб потом,
    поспевают плоды же в тепле,-
    оправданье находит в другом, всё на этой рождаясь земле.

    Да не всегда же родится мудрость, вопреки вдруг маразму,-
    ведь даже когда природы рудность, огранена разумом.
    Но там, где в памяти, что, как благо белых облаков легка,
    на том крутом берегу дом, а на другом, отлогом, луга,-
    спасала ж не единожды, жалея не всегда,
    ведь нас судьба-судьбинушка, судьбинушка-судьба.

    На жизнь не будем мы в обиде, куда ни вывела бы стезя,-
    важней не что ведь в жизни видел, а что оставил после себя!
    Да всё всегда нельзя же раздавать безвозмездно,
    как бы кому ни хотелось красиво жить,-
    ибо безбедность бездельников, бездна,
    всю Вселенную способная поглотить.

    Пусть неотступно и таинственно, ко всему прекрасному строг,
    коль не несладкие лишь истины, вдруг изрекает горький рок,-
    отчасти лишь нам здесь всегда принадлежа,
    как дети, делать жизнь желающие сами,-
    рождает долг же, довести уж до ума,
    добро, рождаемое ведь часто в муках нами!

    Когда смотрю я на тебя, природа межсезонья,
    когда твой сумрачный вдыхаю аромат,-
    я думаю, что с каждым обретением сегодня,
    ты счет всегда ведешь вчерашнего утрат,-
    ох, нелегка, увы, творящая рука Господня,
    когда священнодействует у тесных врат!
62 «Русский пионер» №62
(Март ‘2016 — Март 2016)
Тема: Грядущее
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое