Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Да будет вам чудо!

28 января 2016 12:30
Когда бывший следователь Сергей Петров пишет «следовательно», триумфально завершая очередной силлогизм, невольно мобилизуешься. Потом, конечно, вспоминаешь, что Петров — это писатель и, следовательно, ничего плохого не последует. И что чудеса — это специализация таких писателей, они про чудо знают больше даже профессиональных фокусников.
Я люблю фильмы Кус­турицы. И «Жизнь как чудо» один из моих любимых. «Андеграунд», конечно же, круче, но в «Жизни…» все мимо правил, и, следовательно, он тоже замечательный. И не только потому, что любовь побеждает предрассудки и берет верх над национальным конфликтом. Мне нравятся детали в этом фильме, эпизоды-неожиданности. Почтальон стучит в дверь дома селянина, и вдруг дверь на него падает, а за ней — медведь. Чиновник катит на служебном авто и обильно питается, отправляя в ротовую полость рыбу и мясо, за авто галопирует голодная псина, чиновнику на нее плевать (какая опасность большому начальнику от странствующего пса?), и тут псина сигает в салон, обезображивая привычный чиновничий уклад, портя аппетит.
 
Чудо — это не только что-то со знаком «плюс». Чудо есть неожиданность.
 
В новогоднюю ночь, отделяющую 1999-й от 2000-го, в ту самую ночь, когда Борис Николаевич искренне признался всей стране, что устал и уходит, я тянул лямку дежурного следователя в райотдела.
 
С одной стороны — это плохо. Все отдыхают и празднуют, а ты украдкой пьешь водку в кабинете. Но с другой — есть в этом и свой плюс. Если что-то криминальное случается в эту ночь, то результаты всплывают спустя день-два. Попраздновали, попили, а потом опомнились. Обворовали! Убили! Изнасиловали! Бегут наперегонки в дежурную часть, понимаешь, выносят коллегам мозг. А ты, дежурный следователь, попил украдкой водки с тридцать первого на первое, попялился в телевизор и отправился домой. Прекрасно! Но в ту ночь все пошло мимо правил.
 
В 4 утра меня разбудил звонок дежурного.
 
— Из больницы позвонили. У клиента семь ножевых ранений, — сообщил дежурный.
 
Я оделся, вышел в морозный воздух и сел в холодный «уазик». Водитель и участковый, злые и полупьяные, уже сидели там.
 
— Семь ножевых, — бурчал водила, запуская двигатель, — может, вам и делать ничего не придется! Сдохнет, пока доедем…
 
Водитель ошибся. Когда мы приехали в больницу, перебинтованный потерпевший бегал по коридору и требовал закурить. Семь ножевых ранений, а он жив! Для всех это было чудом.
 
Меня же постигло особенное чудо в ту ночь. Маленькое следовательское чудо, потому что и раскрывать-то особо ничего не пришлось. Прибыв по адресу, где разыгралась эта новогодняя поножовщина, я увидал чудную картину: посреди комнаты на кровати, в окружении поверженных бутылок и хлебно-луковых огрызков, лежал, раскинув руки, человек. В одной руке был зажат окровавленный нож.
 
Второй раз с чудом я столкнулся спустя тринадцать лет в Забайкалье. Тогда я уже работал в Москве в большой Конторе, названия которой вам знать не нужно. Она стоит грозной глыбой посреди столицы, и не сдвинуть с места эту глыбу никогда. Хотя совсем недавно пытались взять и убрать за пределы МКАД. Не саму глыбу — Контору, конечно. Планировали всерьез. Но почему-то забыли. А может, передумали.
 
В Забайкалье я приехал в составе большой комиссии с проверкой. Нас встретили как важных гостей, подав авто к самолетному трапу.
 
— С местными дамами общаться не советуем, — предупредил сопровождающий. — За этот месяц в Чите одиннадцать убийств мужчин, девять из них совершены женщинами на почве ссоры и ревности. Схема везде однотипная: ссора, удар ножом на поражение, явка с повинной.
 
С женщинами я, конечно же, общался. Чисто по работе, без ссор. Может, поэтому и не был уложен ни в постель, ни в однотипную схему. Но чудо было не в этом.
 
В один из выходных гостеприимные проверяемые увезли нас далеко-далеко, в сторону Монголии, в места повального шаманизма и буддизма.
 
Нам выдали теплые бушлаты и рассадили по джипам. Мы поехали сквозь бескрайнюю занесенную снегом степь. Каждые двадцать минут водитель-бурят останавливал джип, выхватывал из бардачка бутылку водки и, выскакивая наружу, разбрызгивал эту водку вокруг себя.
 
— Угощаю духов, — объяснял он. — Здесь их очень много! Каждого нужно угостить!
 
Затем показались сопки, и мы поехали вверх по серпантинам. Ехали где-то час, до тех пор пока сопки не начали превращаться в суровые скалы.
 
— Добро пожаловать в Алханайский заповедник! — поприветствовал нас экскурсовод. — Сейчас мы поднимемся вверх, к ущелью грешника. Путь неблизкий, температура воздуха — минус сорок, ветрено, поэтому предлагаю, чтобы организм запасся теплом.
 
Выпив водки, мы двинулись вверх. Шли гуськом, многие соскальзывали с округ­лых камней и матерились, нервируя духов. Я был обут в ботинки на толстой рифленой подошве и шел увереннее других.
 
— Ущелье грешника, — объявил экскурсовод, когда мы очутились на обдуваемом всеми ветрами плато, — место для всех паломников-буддистов. Его называют гранью между мирами. Человек, который пролезет через него, очищается от грехов. Ширина ущелья — сантиметров десять, можете убедиться сами, местами оно расширяется, но не намного. Случается, что толстые пролезают махом, а худые застревают, прилетает на вертолетах МЧС…
 
— Ну что? — Голос экскурсовода весело зазвенел. — Все готовы?
 
Уверенность моя исчезла. Я резко вспомнил о том, что крещеный и играть в подобные игры православному человеку вроде как не рекомендуется. Однако один за другим мужики лезли в иной мир. Они смешно дергали ногами, будто прощаясь с миром прежним. Я стоял и нервно курил, а вокруг меня на ветру трепетали синие буддистские флажки.
 
У меня не хватило сил отказаться. Я сбросил бушлат и полез. Все пролезли, пролезу и я! Хватаясь за выступы, отталкиваясь от них коленями и ступнями, решительно продвигался вперед. Веки мои стали ласкать капли струящегося со лба пота. Сердце застучало отчаянно. Со стороны иного мира раздался дружный смех. Я осознал, что лезу слишком долго, обратил внимание, что начало смеркаться, и понял, что застрял.
 
— Эй! — тревожно крикнул экскурсовод. — Как ты?
 
Интересный, подумал я, вопрос.
 
— Ты застрял? Нужно произнести мантру!
 
Жизнь моя стала проноситься передо мной. Я принялся вспоминать всех, кого обидел, и просил у них прощения.
 
— Говори мантру! — требовал экскурсовод.
 
Стало совершенно ясно: на МЧС надежды мало. Откуда вообще в этих местах МЧС? И как они будут меня вытаскивать? Резать скалу автогеном?
 
— Мантру читай!
 
И я внезапно для себя выкрикнул:
— Диктуй текст!
 
Как только мантра была мной произнесена, я, православный христианин, вылетел из ущелья, как ядро из пушки.
 
Не чудо ли? Конечно же, чудо.
 
После этого занимательного скалолазания нас отвезли на застолье. Экскурсовод, пожилой бурят, отчество его — Батоевич, не отходил от меня ни на минуту.
 
— Ты сам сколько раз пролез через ущелье? — поинтересовался у него я.
 
— Ни одного! Я — коммунист и атеист! На хрена мне это надо? — рассмеялся веселый Батоевич.
 
Потом пояснил, что согласно бурятским традициям, если человек не хочет больше пить, нужно окунуть два пальца в водку и коснуться ими лба.
 
…Да, чудо — это не только когда со знаком «плюс». Но все же признаем, что именно это чудо и есть самое главное.
 
Лично я в чудесах уже не нуждаюсь. В прошлом году я развелся и уехал из Москвы в город Екатеринбург, купившись на сладкую конфетку под названием «любовь». И спустя месяца четыре я вдруг понял, что подобных чудес не существует, что конфета, она заканчивается и растворяется в слюне вместе со своим замечательным названием. Особенно когда употребляешь эту конфету на Среднем Урале. И я вернулся обратно. Не то чтобы совсем обратно, я вернулся, чтобы быть рядом со своим сыном.
 
Мой сын верит в чудо. Он хочет стать актером, освоить профессию, где девяносто человек из ста — откровенные лузеры и завистники. И все-таки я верю, что у него случится то, что называется чудом. Несмотря на комментарии многочисленных родственников о том, что следует ставить более реальные цели, он все же добьется своего. Лучше уж стать веселым следователем или журналистом, мечтая в детстве о карьере артиста, чем превратиться в скучного регулировщика дорожного движения со стабильным окладом и тем, что «сверху», планируя карьеру офицера.
 
Ставьте дерзкие цели, да будет вам Чудо!
 
И не отчаивайтесь, если вдруг, совершенно случайно, на вас упадет дверь, а за дверью зарычит медведь. Чудес без неожиданностей не бывает.

Колонка Сергея Петрова опубликована в журнале "Русский пионер" №60. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
60 «Русский пионер» №60
(Декабрь ‘2015 — Январь 2015)
Тема: чудо
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое