Классный журнал

Ольга Аничкова Ольга
Аничкова

«Малоизвестная актриса с годами стала понимать»

25 декабря 2015 11:00
Актриса Ольга Аничкова всеми доступными способами доказывает, что чудо есть. Прозой и стихами, сердцем и разумом. И в конце концов выдвигает последний, неопровержимый аргумент: малоизвестную актрису. Всякий, кто прочитает подробный разбор чудесного феномена, в стороне не останется. Поверит. И станет ждать, когда в соответствующей канцелярии и на него, простого читателя «Русского пионера», обратят внимание.
Не верьте человеку, который говорит, что не верит в чудеса. Верит, точно верит, просто ужасно устал ждать, терпеть и надеяться. А потому врет. Что вполне понятно и простительно, ведь верить в чудеса — это, поверьте, нелегкая работа.
 
Вот, например, тебе уже далеко «за», ты примерная работница библиотеки. Мама распугала всех твоих «недостойных» поклонников еще лет 15 назад и продолжает бдеть, беречь твое честное имя и подыскивать уникальную, достойную тебя партию. У всех подруг мужья и дети, собаки и дом, а у тебя вот мама, Белинский, Достоевский и стремительно надвигающаяся старость. И в чудеса ты уже не веришь. Верила раньше, а теперь поумнела и не веришь. Категорически. Просто каждое утро, стоя у зеркала, наспех красясь и причесываясь, тихонько говоришь себе под нос: «А вдруг сегодня? Может, на улице, может, прямо в библиотеке этой, гори она синим и ярким пламенем, а может, в метро, на обратном пути с работы? Я очень тебя жду, мое чудо, случись уже, пожалуйста. Обещаю, что не расскажу про тебя маме…»
 
Или вот ты, к примеру, талантливый режиссер. Действительно талантливый. Но ничего, кроме постановки детских елок с зайцами-пенсионерами и климактерическими белочками по утвержденным сверху г…осценариям, тебе не светит. Ты не умеешь пробиваться, нравиться, правильно вести себя на стратегически важных вечеринках и спать «с кем положено». У тебя один выход, старик — верь в чудо. Перечитывай булгаковское «…никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!», честно работай с белочками и верь. И не забывай бурчать себе изредка под нос: «Ну пусть, пожалуйста, чудо!»
 
А если ты успешная красавица, удачно вышедшая замуж за действительно хорошего человека? И у вас любовь, и дом, и так все хорошо, что прямо неудобно про это рассказывать. И все анализы сданы многократно, и все хорошо, просто его нет. Маленького, похожего на вас обоих, пушистоголового, самого лучшего на свете. Не получается. И каждый вечер ты плачешь в подушку, повторяя как молитву: «Господи, сделай чудо, и я больше тебя ни о чем никогда не попрошу…»
 
И вот работает где-то (я действительно так думаю) целая хорошо организованная канцелярия. Офис как офис, те же перегородки, карьерная лестница и обеденные перерывы, только в офисных пиджаках, там, где лопатки, удобные прорези для крыльев сотрудников. И кипит там работа и днем и ночью, и пахнет кофе и сигаретами. Да-да, курить им разрешают, а то совсем с ума сойдут от ненормированного графика и ночных переработок. И летят звонки и факсы снизу, только успевай разбирать и выполнять. Заказы на большие и маленькие чудеса, залитые слезами или наспех нацарапанные неуверенным детским почерком, обдуманные годами или случайно сформулированные в запале… И вылетают усталые сотрудники канцелярии на задания, когда факт необходимости чуда утвержден, заверен печатью и рассмотрен верховным советом. Работа, конечно, не сахар, благодарности никакой, зарплата тоже не ахти… Но они, те, что в пиджаках с прорезями, ее почему-то любят. Может, генетически так у них заложено, может, просто хорошие ребята, я не знаю. Схемы непростые, попробуй ошибись — и все придется начинать заново. Эта худющая библиотекарша всегда ездит с работы через Кольцевую линию, а нужно, чтобы поехала через радиальную. И он тащится с работы всегда в 19:00, а нужно организовать, чтобы именно сегодня его отпустили на 15 минут раньше. И вот все получилось, и эти идиоты уже едут в одном вагоне метро, соприкасаясь рукавами и намертво уткнувшись носами в свои книжки. Что, опять все мимо? Да щас! Вот вам резкое торможение от машиниста-практиканта, вот вам бабка с тележкой, которая отлично справится и выбьет у библио­течной мыши книгу из рук, а ему еще и по ногам колесами проедет, для надежности. Ну слава богу, приятно познакомить вас. Хотя и на свадьбу не позовете, и сына Гавриилом вряд ли назовете. Некогда, извините, ребята, разводить тут с вами сантименты, дело сделано, а на сегодня еще пять стоит в плане, причем второе и шестое будут сильно посложнее вашего «чуда». Все, пока, полетел.
 
Новичкам поручают дела попроще, чудеса, которые вообще редко кто замечает. «Ой, как удачно пришел троллейбус», «Случайно заболталась с подружкой и не попала в аварию», «Ну надо же, случайно оказался в нужное время в нужном месте»! Ага, случайно, ну конечно. Неблагодарные вы все-таки, обитатели синего шарика. И туповатые слегка, если честно.
 
Перед Новым годом в канцелярии вообще полный аллес. Обед отменяется. Запросы валятся из факса пачками на пол, обстановка нервная, аврал на аврале сидит и дедлайном погоняет. Нагрузка на каждого летающего увеличивается в 3 раза. Вот именно под Новый год вам всем приспичивает сильно! Чего-то волшебного им подавай, причем всем сразу, причем в одну и ту же ночь, желательно, конечно, прямо под бой курантов уложиться. Ну, тут уж не взыщите, кто первый подсуетился и четче сформулировал, того и чудо. Не досталось? Готовьтесь в следующем году заранее.
 
Однажды, перед Новым годом, я попробовала сформулировать так:
Глядела желтая луна своим невыносимым глазом.
И обещала мне «всегда». Хотя на деле-то «ни разу».
Я говорила ей: «Зачем ты обещаешь, если нету?»
Она мигала: «Погоди! Все будет точно. Ближе к лету».
Я ей беззлобно: «Перестань. Нельзя так врать, ведь люди верят…»
Она: «Молчи. Сиди и жди. Открой окно, глаза и двери!»
Я: «Да? Скажи мне, он в очках? А рост? А возраст? А привычки?»
Она: «В очках. Шрам на руке. Не любит снег и электрички.
Про возраст точно не скажу, мне сверху паспорт-то не видно». —
«А шутит?» — «Да, и хорошо». — «Тогда очки не так обидно…
А что он, курит?» — «Никогда». — «И что же, мне бросать придется?
А что он делает сейчас?» — «Читает что-то и смеется». —
«Ему смешно? А ты скажи, что ждать, черт побери, так трудно,
Одной — куда еще ни шло, но очень туго ждать прилюдно…
И адрес! Адрес продиктуй или сунь номер на бумажке!
Конечно, это моветон, но я устала, мне не важно…
И если тот, то он поймет, простит бумажную банальность,
Простит курение, бардак, в веснушках нос, принципиальность.
Скажи ему — мне важно знать, над чем он там сейчас хохочет,
Что пусть ботинки и носки свои кидает там, где хочет.
Что если хочет — пусть молчит, захочет говорить — я рада,
А мягких зайцев и конфет я не люблю, мне их не надо.
Что я готовлю плохо, но зато варю глинтвейн отличный,
Что я целуюсь хорошо, хотя об этом неприлично…
И что хочу его спросить про очень многое и сразу,
Скажи, что я люблю цветы, но забываю ставить в вазу…» —
«Вот так-то лучше. Передам. А то: “какой”, “зачем” и “нету”…
Устала очень ждать? Поспи. Все будет точно. Ближе к лету»…
 
Не могу сказать, что мой запрос на чудо совсем не прошел, но пробелы в формулировках, видимо, были серьезные. А когда им там разбираться? Некогда!
 
И когда я про всю эту сложную систему думаю, то мне становится как-то неловко отвлекать этих страшно занятых «не людей». Но иногда я это делаю. И вот немножко заранее, в преддверии Нового года, хочу все-таки попросить. Для близких — здоровья. Для себя — правильной встречи, возвращения в мою Венецию и удачи в профессии. Можно, в принципе, все это объединить, я бы не возражала. Для синего шарика, который доставляет вам, ребята, так много хлопот, — разума и мира, как бы наивно это ни звучало. Оставьте его, пожалуйста, целым, несмотря на то, что мы с ним вытворяем. Ой, да, чуть не забыла: для «малоизвестной актрисы» — удачной новогодней халтуры. А то в прошлом году не очень хорошо получилось:
 
малоизвестная актриса
вела один корпоратив
отлично вышло денег дали
и бонусом случился секс
 
малоизвестную актрису
зовут сниматься в голливуд
но елки и корпоративы
поэтому сейчас никак
 
малоизвестная актриса
с годами стала понимать
что чудеса просить-то можно
но формулировать точней   

Колонка Ольги Аничковой опубликована в журнале "Русский пионер" №60. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    25.12.2015 14:01 Владимир Цивин
    Случается чудо случайно

    Чему бы жизнь нас ни учила,
    Но сердце верит в чудеса:
    Есть нескудеющая сила,
    Есть и нетленная краса.
    Ф.И. Тютчев

    Как видно, лета здесь, радости раздаривать,
    не такая уж долгая надобность,-
    да ведь никто, и не посмеет оспаривать,
    августовскую спелость и пагубность.
    Отчего же, словно с гордостью, успехи, победы и честь,-
    так органически с горечью, сочетается радость здесь?

    Увы, преодолев невзгоды и опасности,
    жизнь достигает совершенства,-
    всего лишь, чтобы вновь томительной неясности,
    вкусить высокое блаженство.
    В мире все ведь мы в меру, не боимся и беды,-
    ради радости веры, среди серости среды.

    Коли, радуясь ли, плача, да мерясь взглядом,-
    ведь тщета же и удача, здесь бродят рядом.
    Пускай вечер встречает печалью, и ночь уж прячется там,-
    да где-то же за близкою далью, рассвет приготовлен нам.
    Печалится дум одинокий дымок, в холодном дыхании дня,-
    и значит, души где-то жив огонек, одухотворяя и для.

    То, что в нас расцветает, то и вянет,
    то, что радует нас ведь, то и ранит,-
    то, что к пропасти тянет, то и манит.
    Как ни кажется хуже иль лучше,
    чище, правильнее или кривей,-
    часто истина шире и глубже, нашего представления о ней.

    Пусть всякая сладость, как пакость липка,-
    не сладость здесь радость, нередко горька.
    Ведь, в сопротивляющимся нашим шагам,
    косном мире, неуничтожимом, что храм,-
    не то же разумно, что покажется нам,
    а то, что жизни, окажется по зубам.

    Душам боли не избыть, суждено им, желтыми листами,-
    в мир поверить, и парить, сколько определено ветрами.
    Так же капель теплый лепет, вдруг серой ласкою своей,-
    что-то грустное в нас лепит, что, может, радости светлей.
    И не так ли, закатные тени, радуясь, грустят,-
    разве не так, и листвы осенней, стаи вдруг слетят?

    Но пока с погасшим шелестом листвы,
    не умерли в душе химеры веры,-
    ждать дано еще же здесь тепла весны,
    и посреди предзимней хмури серой.
    Есть нечто в семени, чему в бессмертие верится,-
    и в мире времени, не всё мгновеньями мерится!

    Ложась вдруг прозрачным плащом, что в зной на лугу,-
    лучи же чудесней еще, блестят на снегу.
    Здесь надо, не умерев, не умирать никогда,-
    доверясь вере дерев, не навсегда ведь снега!
    Искать исконные смыслы, чтобы в смуте сердца всегда,-
    ни для того ли даны мысли, поэту здесь, и слова?

    Да не выгода годна горения, для разгадывания вдруг гения,-
    чрез изначальность нечаянности, и трагичность извечности,
    чрез одиночество и отчаянность, свет просочится вечности.
    В предвестии встреч и печалей,
    в преддверии трепетов и ветров,-
    случается чудо случайно, среди творений, предверий и снов.
60 «Русский пионер» №60
(Декабрь ‘2015 — Январь 2015)
Тема: чудо
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое