Классный журнал

Александр Рохлин Александр
Рохлин

Физиколюбие

18 декабря 2015 10:20
Обозреватель «РП» Александр Рохлин решается заполнить пробел в своем образовании и освоить предмет, который не покорился ему в школьные годы чудесные: а просто не было тогда таких физиков. Да и роликов таких не было.
Что делать, если не знаешь, что делать?
 
Делай что-нибудь!
 
Я пишу заметку.
 
Таким хитроумным образом я пытаюсь избежать разоблачения и наказания. То есть я думаю: если первым расскажу читателям, что полный и круглый дурак — автор, а не его герой, мне будет снисхожденье. Как раскаявшемуся преступнику. Герой очень не дурак. Это автор оказался настолько неподготовлен, что не смог соответствовать герою. Или соответствовал ему в минусовой степени. Вот это мне и остается — умничанье. Потрясение воздуха словесами как белым флагом. Напускание туману и проч. Предупреждаю: в тексте будет много псевдоматематических и околофизических терминов.
Но такое со мной впервые. То есть когда результат не просто ноль, а ноль катастрофически безнадежный. Сатирически выпуклый. И юридически безапелляционный. Решение: профессионально несостоятелен.
 
Что же произошло?
 
Начну с конца.
 
Я заинтересовался квантовой механикой.
 
То есть после случившегося позора я открыл в себе недопус­тимое влечение.
 
Кажется, сегодня у нас нет принудительного лечения за тихое сумасшествие?
 
Ведь мой внезапный и неадекватный интерес к науке не может повредить общественному порядку? Жена не заметит. Дети простят. Совесть не сожжет. Словоблудие в ближайшее воскресенье исповедую. А там, глядишь, и все пройдет само собой, боль утихнет, из редакции не выгонят и нулевой компетентности работника не заметят…
 
Собственно, что толкнуло автора в объятия сумасшествия, когда бледным осенним вечером «мистер Гугл» получил с моей стороны неожиданный запрос, окрашенный в истерические интонации: «Что такое квантовая механика?!?»
 
А толкнула встреча с человеко-физиком по имени Асхат Масхудович Башаров. К.ф.-м.н., с.н.с. НИЦ «Курчатовский институт». Буквенные сокращения специально расшифровывать не буду. Хоть кто-то окажется глупее меня…
 
Выйдя со встречи мокрый как кролик, который был проглочен, а затем зачем-то выпущен удавом на свободу, я понял, что ничего не понял. То есть в буквальном смысле ни одного слова. То есть целый час судорожных записей в блокнот не содержит ни одной осмысленной (записывающим субъектом) или законченной фразы.
Может, герой нес околесицу?
 
Ничего подобного. Он был логичен и последователен. Убедителен и ироничен.
 
Я слушал с остервенелым вниманием. Я пожирал собеседника глазами и ушами. Я трижды признавался, что сбиваюсь с шага и не вмещаю контент. Ничего не помогало. К.ф.-м.н., с.н.с. говорил со мной как с равным. Его глаза блестели ровным и сосредоточенным блеском. Его ответы взывали к той части моего биологического вида, что опрометчиво завецца sapiens.
 
Тем самым уничтожая меня.
 
Что я запомнил?
 
Герой сжег свой школьный дневник сразу после десятого класса. Акция была массовой и спланированной: дневники сожгли все десятиклассники в этой школе. Жест красивый, но бессмысленный. Герой сожалеет о потере документа. Кстати, некоторые предметы в школе велись в углубленном порядке на французском языке, одним из них была физика. Но он полюбил ее не за это.
 
Вот и все. Все дальнейшее сплошной математический туман и обрывки сознания.
Была еще одна яркая вспышка в нашем разговоре. Но о ней позже, в финале. Я выполз на свежий воздух, кое-как восстановил дыхание и набрал SOS в гугле. Весь наш разговор сводился к квантовой механике. Я посчитал недостойным обращаться к Википедии и открыл следующую после нее ссылку.
 
А она вопияла устами некоего Ричарда Фейнмана, однажды заявившего, что «это нормально — не понимать квантовую механику, потому что никто ее не понимает».
 
«Квантовую механику невозможно понять, к ней просто нужно привыкнуть». (Эту цитату приписывают Джону фон Нейману; он жил в те дремучие времена, когда никто и в самом деле не понимал квантовую механику.)
 
Далее говорилось, что нельзя говорить, «что квантовая механика — это нечто странное, запутанное или недоступное для человеческого понимания. Да, она контринтуитивна — но это беда исключительно нашей интуиции. Квантовая механика возникла задолго до Солнца, планеты Земля или человеческой цивилизации. Она не собирается меняться ради вас. Вообще, не существует обескураживающих фактов, есть только теории, обескураженные фактами; а если теория не совпадает с практикой, это не делает ей чести.
 
Всегда стоит рассматривать реальность как совершенно обыденную вещь. С начала времен во Вселенной не случилось ничего необычного.
 
Наша цель — научиться чувствовать себя как дома в этом квантовом мире. Потому что мы и так дома.
 
Обычно все начинается с рассказа о том, что материя иногда ведет себя как кучка маленьких бильярдных шаров, сталкивающихся между собой, а иногда — как волны на поверхности бассейна.
 
Раньше, когда все это только зарождалось и никто не имел ни малейшего понятия о математических основах физики, ученые всерьез считали, что все состоит из атомов, ведущих себя примерно как бильярдные шары. А потом они стали считать, что все состоит из волн. А потом они опять вернулись к биль­ярдным шарам. Все это привело к тому, что ученые окончательно запутались, и только через несколько десятилетий — к концу девятнадцатого века — им удалось расставить все по своим местам.
 
Если применить этот исторически достоверный подход к обу­чению современных студентов (как сейчас и поступают), с ними закономерно случится то же, что случилось с ранними учеными, а именно — они впадут в полное и абсолютное замешательство».
 
 
Конец цитаты! Это как раз то, что со мной случилось. Я впал в полное и абсолютное замешательство.
 
Башаров, конечно, не виноват. Для него реальность — обыденная вещь. Он контринтуитивен. Он дома в этом квантовом мире.
 
А я нет. Я интуитивен. Я догадывался, к кому иду на встречу, и собирался охватить необъятное (физику с математикой) единственным доступным мне средством — восхищением перед ними. Но восхищение не открылось, как парашют.
 
А я хотя и глуп, как вышеописанный кролик, но не виновен! Это квантовая механика меня не переварила и выплюнула.
Так закончилась теоретическая часть занятий по физике.
 
За ней последовала практическая.
 
Мой квантовый собеседник разговаривал со мной, будучи обу­тым в роликовые коньки. Ими Асхат Масхудович «заболел» лет десять назад и настолько «запустил» болезнь, что сделался инструктором по катанию в Роллхолле. С оригинальной методикой обучения, естественно. Коротко она звучит так: «Сгибай колени, учи физику!»
 
— Если будете меня слушаться, никогда не упадете, — сказал физик Башаров.
 
Я поклялся слушаться его как родного отца. И был вознагражден. Я все понял. Ни разу до этого в жизни не стоявший на роликах, я встал и поехал. То есть я согнул колени и поехал. И любовь к физике вспыхнула во мне с неестественной и неслыханной силой! Потому что передвигаться по скользкому полульду, согнув колени, выбросив руки вперед, оказалось адски трудно. В крепком журналистском организме заболело сразу и все, что ниже пояса (за небольшим исключением). На ногах у меня висели пудовые гири, на бедра давила бетонная плита, спина ныла как сволочь. Но я катился, даже не пытаясь сделать и шага. Все происходило само собой, по законам физики. Через три минуты работы над собой я превратился в того самого мокрого насквозь и дрожащего от ужаса кролика. Я держался из последних сил, до искр из глаз, до головокружения и «мела» во рту. Я платил физике дань. Ведь в школе я прекратил учиться и понимать ее предмет еще в 6-м классе. Раз и навсегда выбрав «Бежин луг» в качестве ориентира в жизни. Теперь же бумеранг вернулся. Встряска оказалась страшной и мощной. Физика прошла сквозь меня как молния. Я был сталкивающимися бильярдными шарами и волнами в бассейне. Я отталкивал от себя Землю. А Земля возвращалась и возвращалась. Ей не было конца. И сила трения покоя железно и незыблемо равнялась по величине внешней силе и направлялась в противоположную сторону.
 
Это было контринтуитивно, но впечатляюще.
 
И мысль, свернувшись в формулу, свербила в мозгу:
«a × b не означает то же самое, что и b × a».
 
Это была башаровская мысль. Он поделился ею со мной. Она передавала суть квантового мышления.
 
Я бы мог ею одной написать эту заметку. Без объяснений и комментариев, без прилагательных и глаголов. Но тогда это был бы квантовый текст. И чуда не случилось бы.
 
Редактор Колесников решил бы, что я сошел с ума. И отправил бы меня на перековку. В 6-й класс. Бы…
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
60 «Русский пионер» №60
(Декабрь ‘2015 — Январь 2015)
Тема: чудо
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям