Классный журнал

Борис Барабанов Борис
Барабанов

В гостях у Карла

14 декабря 2015 12:30
Мем про Карла и его отца из сериала «Ходячие мертвецы» используют даже те, кто ни одной серии не видел. Радиоведущий и продюсер Борис Барабанов ведет читателя по местам, где снимается сериал, и знакомит с актером, который играет отца того самого Карла. Карла!
— Мы входим, забираем то, что нам нужно, и быстро сматываем удочки. Таков уговор.
 
Английский актер Эндрю Линкольн стоит с уоки-токи в руке посреди леса в пригороде Атланты, штат Джорджия. Рядом — микроавтобус с журналистами, среди которых — автор этих строк. Мы сидим тихо, как мыши, и не выйдем из машины, пока не снимут последний дубль.
 
Сама съемочная площадка сериала «Ходячие мертвецы» находится поодаль, в глубокой чаще. У Эндрю Линкольна сегодня выходной, он мог бы вообще здесь не появляться. Но к шестому сезону «Ходячих мертвецов» актер, играющий главную роль в сериале, настолько сроднился с командой, что приезжает поддержать коллег даже когда можно обойтись записью его голоса.
 
Сцена снята, можно выйти на свободу, размять конечности, позволить себе простые кинематографические радости в виде вяленого мяса «джерки» и галет с арахисовым маслом. Съемки проходят в трех минутах езды от Raleigh Studios — комплекса, ставшего пять лет назад основной базой съемочной группы «Ходячих мертвецов». Здесь снимали Тюрьму, которая фигурирует в качестве убежища главных героев в первых сезонах, здесь делают весь реквизит и кормят актеров, все дороги и лесные массивы с оленями в округе так или иначе попали в объектив создателей шоу.
 
Raleigh — филиал крупной лос-андже­лесской студии, и в здешних краях сейчас происходят события, сравнимые по значимости с большими голливудскими постановками. Мир помешан на увлекательных многосерийных историях. Сериальное производство давно стало равновеликим голливудской индустрии блокбастеров, а «Ходячие мертвецы» уже успели войти в учебники как самый популярный драматический сериал в истории американского кабельного телевидения. Это история о выживании группы во враждебном мире, это сага на несколько суток о том, как люди делят себя на своих и чужих.
 
Даже тот, кто не смотрел ни одной серии «Ходячих…», хоть раз в жизни да использовал присказку «Карл!». Так вот, Карл — это сын Рика Граймса, полицейского, которого играет Эндрю Линкольн. Убеждая своих читателей в соцсетях при помощи «Карла», вы говорите словами Рика, того, что с рацией.
 
Одноэтажная Америка, маленькие городки в южных штатах все чаще становятся удобными недорогими локациями для съемок качественного телевизионного продукта. Большая съемочная индустрия приходит на американский Юг, потому что здесь много дешевой рабочей силы, высвободившейся из-за экономических и социальных передряг, а еще в достаточном количестве имеются компании, способные сопровождать весь производственный процесс, от строительства декораций до кейтеринга. В Южную Каролину и Джорджию многие калифорнийские продюсеры переезжают прямо с вещами.
 
По дороге на съемочную площадку мы заехали в стерильно чистый город Сенойя, в «Ходячих мертвецах» он носит имя «Вудбери». Те, кто следят за событиями в сериале, помнят, что именно в Вудбери выстроил свою маленькую воинственную империю демонический Губернатор. В первый раз я был в Сенойе на съемках четвертого сезона «Мертвецов». Мне рассказали, что местные жители с радостью согласились предоставить свои дома и магазины для съемок. Кто-то уехал к родным, позволив зомби орудовать прямо в гостиных и детских (кинематографисты поклялись все вернуть на свои места). Кто-то продолжал работать в офисе, и если фасад здания нужно было переделать в соответствии со сценарием, для посетителей открывали вход со двора. Местным бизнесменам ничего не платили: предполагалось, что их неудобства будут компенсированы притоком туристов. Так и вышло.
 
Если два года назад для туристов работал только маленький сувенирный магазинчик, то сегодня он переехал в более крупное помещение с огромным выбором мерчандайза, а в его подвале развернули настоящий музей с тюремной камерой, мотоциклом актера Нормана Ридуса и чучелами зомби. Здесь же открыли кофейню, где варят и продают в банках фирменный сорт кофе с прекрасным названием «Waking dead», то есть «Разбудит и мертвого». На стене — футболки лимитированных серий. Например, с приветом Ф.Ф. Копполе: «Люблю запах зомби по утрам».
 
Сенойя вдруг вспомнила о том, что здесь снимали не только «Ходячих мертвецов». Центральная улица, на которой расположены магазин, музей и кафе, за два года превратилась в подобие «аллеи звезд». В брусчатке встречаются плитки с названиями фильмов, в которых можно опознать здешние красоты: «Жареные зеленые помидоры», «Знакомство с Браунами», «Кладбище домашних животных — 2». Не бог весть какие блокбастеры, но для городка с населением 2500 человек — настоящая гордость.
 
И если бы дело ограничилось только плиткой и кофе от «Ходячих…».
 
В пятом сезоне сериала дело происходит в идиллическом поселке Александ­рия, счастливым образом избежавшем нашествия зомби. В реальности Александрия — это коттеджный поселок Gin Property, который был возведен рядом с Сенойей. Президент Raleigh Studios Atlanta Скотт Тигчилаар решил, что декорация одновременно вполне может быть востребованным объектом недвижимости. И люди стали покупать там дома еще до того, как они были построены. А потом въезжали в свои владения, отдавая себе отчет в том, что на улицах будут работать монтировщики декораций, вокруг поселка минимум до 2019 года останется стена высотой 4,5 м, за углом может в любой момент обнаружиться табун живых трупов, и иногда будут постреливать. В свою очередь, создатели сериала смирились с тем, что у жителей поселка будет великий соблазн снять происходящее на съемочной площадке телефоном и запустить спойлер в Сеть. Но, как говорит продюсер «Ходячих мертвецов» Гейл Энн Херд, «обе стороны учатся сосуществовать. Так же как группа Рика Граймса адаптируется к жизни среди александрийцев, наша съемочная группа учится жить в Сеной».
 
Сегодня участок с домом в Gin Property стоит около миллиона долларов. Раньше свои дома сдавали кинокомпаниям за деньги, теперь платят за то, чтобы жить на съемочной площадке. Что движет людьми, которые селятся посреди искусственно созданного ада, не имея возможности любоваться окружающим ландшафтом или проехать к своему дому кратчайшим путем?
 
За день до приезда в Сенойю, по дороге в Атланту, наша группа остановилась пообедать в Мистик-Фолс, городке из сериала «Дневники вампира», который в реальности называется Ковингтон. Бар, знакомый всем фанатам «Дневников вампира», носит название Mystic Grill, здесь готовят гритс (кашу из маиса) и смешивают коктейль «Поцелуй вампира» — сидр Strongbow пополам с лагером Harp. Как и в случае с Gin Property, вы не просто отдыхаете на фоне декораций сериала, вы проводите время жизни внутри сказки, впускаете ее в себя и чувствуете себя немножко звездой, немножко вампиром.
 
Может быть, это своего рода селфи какого-то очень продвинутого уровня — не «на фоне», а «внутри» истории. Высвобождение тайных эмоций сродни танцу с невидимой микрофонной стойкой за закрытыми дверьми ванной комнаты. Когда ты не поешь как Элвис, а именно что являешься им, чувствуешь себя полностью в его шкуре. Ты не фотографируешься с Эндрю Линкольном, а живешь по соседству с Риком Граймсом, сбегая от реальности в жестокий, кровавый выдуманный мир. Видимо, там все равно комфортнее. 

Колонка Бориса Барабанова опубликована в журнале "Русский пионер" №60. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
60 «Русский пионер» №60
(Декабрь ‘2015 — Январь 2015)
Тема: чудо
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям