Классный журнал

Алена Бабенко Алена
Бабенко

Чудны дела твои

04 декабря 2015 11:45
Колонка актрисы Алены Бабенко неоспоримо — потому что основана на личном опыте — доказывает, что к чудесам надо относиться внимательно, доверяясь интуиции, а не разуму. И тогда чудо не пройдет незамеченным.
Я обожжжжаю чудеса! Верю в них абсолютно! Несомненно! Страстно! Ищу их! Вижу! И болею, когда они исчезают из моей жизни!
 
Недалече как пару недель назад вышла на сцену Машей в «Трех сестрах», и первая мысль: кто-то пришел важный… Кто? Режиссер? Друзья втихаря? Поклонник? Какая глупость! Какая разница! А почему пришло в голову? Ладно. Не до этого. Потом.
 
Потом случилось завтра, когда в Москву пожаловал сын Ли Страсберга — голливудский продюсер Дэвид Ли Страсберг с мастер-классом по актерскому мастерству, и мой знакомый режиссер позвонил и пригласил меня к нему. Я ахнула! Но у меня, как всегда, была репетиция, и я не смогла пойти. Мастер-класс длился весь день, и я в перерывах звонила знакомому режиссеру и донимала вопросами, как там и что там интересного, нового и необычайного. Вечером хотели втроем встретиться в ресторане ЦДЛ, познакомиться, поужинать, но он устал и не сложилось…
 
В последнем телефонном разговоре с моими ахами он вдруг обронил: «А кстати, он вчера был у вас на “Трех сестрах”». А неделей позже, когда мы с театром были на гастролях в Питере, мне рассказали, что, мол, на тот самый мой спектакль напросился некий лысый парень из Америки, ибо хотел именно в нашем театре посмотреть «Трех сестер», какой-то Страсберг, кажется, и очень был вдохновлен и рад и после благодарил и все такое. Ну как это не назвать чудом? Кто я для него? А он мне кто? Никто? Нет, конечно, еще как КТО! Продолжатель дела великого Ли Страсберга — учителя Аль Пачино, Де Ниро, Брандо! Ну и что? Лично ко мне-то какое имеет отношение потомок великого педагога? А мысль-то была?..
 
Вообще, любое подтверждение интуиции я называю чудом. Например, у меня есть незамысловатая привычка — звонить тем людям, которые пришли на ум вдруг, без всякого основания. Раз пришли — значит, так надо. И всегда — не чаще всего, а всегда — в точку! Звоню — и: «О, я как раз вчера о тебе вспоминала! Надо было пройти МРТ — валяться в трубе 40 минут, а я ж помню твою нелюбовь к замкнутым пространствам и думаю: что б там с Аленкой-то было?» А уж родные просто говорят: «Ты что, мои мысли читаешь? Взял трубку, чтобы тебе набрать!» Или: «О! А мы как раз о тебе говорим!» Нравится мне такое невербальное общение — тренирует сердце, ты вроде бы как этим органом учишься думать — эдакий сердечно-умный получаешься.
 
Вообще, у меня чудес полная голова. Например, каждое утро, когда я выезжаю из гаража, через пять минут знаю, какой будет день на дороге: если перебежал перед машиной безумный человек, говорящий по телефону, которому до фени машины и светофоры, то день пешехода, если дважды попал на красный светофор, то день препятствий, если подрезали, то день повышенной опасности и идиотов, если попадется лихач — сигнал никуда не спешить и, возможно, день не сложится по плану. А еще день вверхтормашек — это когда все признаки одновременно; чаще это понедельник. Я уже усвоила: чтобы он был не тяжелым, ничего серь­езного не планировать, как я обычно и поступаю. Понедельник — лучший день для шопинга!
 
А еще — это я совсем обожаю — когда тихое воскресное утро, мало машин, мало людей, ты садишься в свое авто, открываешь шлагбаум, неспешно пытаешься выехать из двора, и вдруг невесть откуда взявшаяся машина въезжает навстречу, ты сдаешь задом пропустить, а в это время бибикает машина сзади и тоже хочет выехать, в это время вышедшая из подъезда семья с малыми ребятами, которые весело распределяются на тротуаре и на дороге, усаживаются в машину и тоже хотят ехать, и… тишина кончается и начинается какой-то кошмар! «Добрые» лица водил на крупных и дорогих машинах не очень хотят уступать, считая, что кто помельче, пусть подвинется. Глядишь, еще пара машин примкнула к очереди. Вся эта чехарда «слонов» и «мосек» занимает минут 10, и ты наконец-то вроде выезжаешь, но пустая доселе дорога уже почему-то в машинах, и ты стоишь и ждешь, и никто тебя как будто бы не видит и не собирается пропускать! Такие дни я называю «шоу Трумена» и представляю себе маленького лысого лупоглазого голлума, сидящего в бункере за пультом управления, следящего по монитору лично за мной и отдающего команды перекрыть движение, как только я вышла из подъезда. Вот такое бывает чудесное начало воскресного дня!
 
Еще чудеса валятся с неба. В прямом смысле от Бога, который помнит о тебе всегда!
 
Однажды днем Ирочка — женщина, работающая в храме Святителя Николая в Покровском, в котором я бываю, — написала, что завтра праздник Иверской БМ — Вратарницы. Я уж было собралась пойти на службу (правда, после накануне сыгранного спектакля сложновато выдернуть себя из постели). И в этот же день мой муж приносит в театр икону БМ Целительницы — мол, ее передали нам знакомые, у которых мы ее когда-то оставили. «Странно, — думаю, — не помню, когда и где мы ее купили и почему оставили у них. Ладно! Раз она вернулась, да еще и в праздник, оно и хорошо! Тем более надо пойти».
 
Утром с опозданием, еле разлепив глаза, вытащила себя из-под одеяла, собралась и уж было вышла из дому, как пикнул телефон — СМС от Ирочки: «Ой, прости! Я перепутала! Иверская через неделю!» Ну, думаю, неспроста! БМ сама зовет! Вспоминаю, что в Сокольниках в храме Воскресения Христова есть Иверская икона, думаю, поеду! Вошла. Посередине большая икона Николая Чудотворца с поднятой рукой, мол, благословляю, иди! Поклонилась, шагом марш к Иверской! Помолилась, ищу Целительницу. Подошла к двум работницам, чистящим подсвечник. «Где у вас тут Целительница?» — спрашиваю. «Так вот же она! — и кажут на икону, у которой работают. — Сама вас к себе и привела!» И уходят… Вот тебе и врата от Вратарницы! И снова неустанно повторяю: «Чудны дела твои, Господи!»
 
А еще летом я снималась с одной чудо-девочкой Мартой. Ей исполнилось всего 6. То, что она хорошо знала текст, играла все, что просил режиссер, никогда не капризничала, плакала, когда у нее что-то не получалось, ни разу за 24 дня не заболела, слышала музыку, когда лаяли собаки, рисовала картины и помнила, как зовут каждого человека в группе, это невероятное обыкновенное чудо. Но в фильме она играла мою потерянную душу. И как-то ее мама рассказала, что, когда была ею беременна, мечтала назвать ее Аленой, а когда увидела, поняла, что она Марта. Вот это было необыкновенным чудом!!! Мы вроде бы как с ней — с моей душой — еще до ее рождения соединились именами.
 
Еще есть один вид чуда… когда теряешь человека… не любовь, а именно человека… ну потому что любовь потерять нельзя — она если появилась, больше никогда не исчезает, ты ее терпишь, гонишь, травишь, плюешься в нее, ненавидишь, заполняешь работой, другими людьми, а она сама по себе, ее это все как будто даже и не трогает, она как дрожжевое тесто, которое ты пытаешься спрятать в кастрюлю, передумав печь пирог, а оно лезет и лезет из нее. Только два варианта — или испечь, или выбросить. Чудно это, и никогда, наверное, мне не понять: как это мы бросаем людей, которых полюбило сердце? Или еще хлеще: не верим, что это именно те люди, которых мы ждали. О них мечтали! Вот и думаешь после: что за поганец живет у тебя внутри — слепой-глухой пугливый гордец, — которому только до любви к себе?
 
Потому что когда такой любящий появляется, то ты какой-то становишься свободный, выдыхаешь, чувствуешь, что наконец-то ты дома, расслабляешься и больше не боишься быть самим собой, потому что точно знаешь, что тебя любят безусловно, «без-возд-мезд-но, то есть даром», как учила Сова Винни-Пуха, погружаешься в пространство заботы, нежности и внимания, как будто воплотился наконец-то твой ангел-хранитель и сказал: «Я здесь!» Ты сначала не веришь, потом ты присмат­риваешься, потом слегка приоткрываешь наглухо закрытое сердце, потом еще немного воображаешь, потому что дико приятно, что принимают все твои накопленные манеры (впрочем, которые при этом человеке превращаются в шелуху), потом просто кайф, потому что ты можешь быть любой — злой, доброй, красивой, некрасивой — и еще претворяешь разные другие свои анти-гоны — в общем, какой угодно можешь быть! Просто БЫТЬ!!! Потом ты распоясываешься и обнажаешь уже всю свою суть (каждому, думаю, если положить руку на сердце, это еще как известно, да-да! Я имею в виду именно эту часть нашей натуры, когда из нее лезет зверь, опять же как то самое тесто из кастрюли!), но и это оказывается не так важно! Одно условие — быть честной! Ибо все остальное не имеет значения, потому что тебя ждали всю жизнь до этого!!!! А до этого БЫЛА жизнь! И ты понимаешь, что ОН тебя видит! Всю! Не видит — знает! И ты его знаешь!!! Вы где-то и когда-то давно познакомились! Поэтому нет смысла врать и бесполезно! Потому что где бы ты ни был, ОН тебя слышит… И даже смотреть ему на тебя не надо, чтобы услышать ложь… и не важно, про что она, эта ложь… про цену покупки в магазине или про измену… В этой встрече она с одинаковой силой ранит… и разрушает все ЧУДО этой единственной в жизни встречи! В такой встрече ты раздетая, голая, первозданная, ты чувствуешь себя Евой, которую создали для Адама, которого создал Бог, а она его обманула… вкусив яблоко!
 
А потом ты мчишься по жизни, ищешь чуда, жаждешь чудес, хватаешься за маленькие чудеса, как рыба, выброшенная на берег, и надеешься, что когда-нибудь волна хотя бы погладит тебя, дав еще один глоток — чуда любви, когда ты задышишь во всю душу! Когда ты растворишься, прозреешь и больше не будешь жрать это червивое яблоко и лгать! И исполнишься до края любовью без сомнений, притворства и обмана!!! Твоя душа больше не слепо-глухой пугливый гордец! А воплотившийся ангел-хранитель все еще ждет… И ты говоришь ему: «Адам, я твоя Ева! Я здесь!»…
 
И тогда ты не сердечно-умная, и плевать на чудеса, заполняющие твою голову. Ты больше не одна! Ты счаст-ли-ва-я! А «счастливый не верит в чудеса» — так считает великий Гете.

Колонка Алены Бабенко опубликована в журнале "Русский пионер" №60. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    5.12.2015 11:37 Владимир Цивин
    Не каждому сердцу узнать

    Не искушай меня без нужды,
    Возвратом нежности твоей:
    Разочарованному чужды
    все обольщенья прежних дней!
    Е.А. Баратынский

    Вьюг да морозов, вдруг странный праздник,
    казалось бы, нет зим несуразней,-
    да ведь смотрятся не промахом, в кружеве же метели,
    на цветущую черемуху, так похожие ели.
    Белоснежных кружев извивы, причуд бесконечных полны,-
    неземной красотой красивы, не зимней нежностью нежны!

    Не зря же, здесь мы все же дорожим,
    и неожиданной, нежностью зим,-
    нездорова же душа, нежностью не дорожа.
    Чем реже жизни нежны дни, чем чаще ищут лжи они,-
    тем меньше молодостью освящены,
    тем больше холоду уподоблены.

    Не так ли зимы, что любви длинней,
    уже лишь лжи, нежнейший расточают снежок,-
    лаская в ледяных ладонях дней,
    вдруг уходящее, грядущее из-под ног?
    Но лишь зима морозная богата, и в суровости своей,-
    ведь бирюзою нежною заката, меж заснеженных ветвей.

    Плача от тепла и ласки, этот странный мир,-
    в ужасе стужи, как в сказке, бел, что мел, но мил.
    Да как армии, за поражения в ответе,
    сдают, увы, порой и души рубежи,-
    пусть немало есть жестокостей на белом свете,
    но что для душ ужаснее быть может лжи?

    Неверностью неосторожно загаженную,
    не чем же снова нежность не дано ведь, увы, вернуть,-
    на миг, однажды, вдруг у жизни одалживая,
    мы навсегда оказываемся, у нее в долгу.
    И благой же обман, межи не зная, вершит,-
    очень жаль, коль отрава лжи, души не страшит!

    Даны нам зим млечность, и ясных осеней нежность,-
    чтоб чувствовать вечность, и осознать неизбежность.
    В пространстве, пронизанном поэзией зим,
    сам мир же, без печали невообразим,-
    внося в него силу искусства,
    может, нежность высокость чувства?

    Ведь нежность жива лишь на вере,
    в загадочный вечности свет,-
    и как без доверия двери, без честности нежности нет!
    Ложью прерванную, нежности нить,
    сердцу снова не соединить,-
    что железо, от жадной ржи, умирает душа от лжи!

    Как створки ракушки, попавшей в улов,
    из-за своей дороговизны,-
    сорвать вдруг пора уж, пороков покров,
    с нежного жемчуга жизни!
    Чем ужас любой, мести за месть,-
    не лучше ль любовь, за любовь здесь!

    Да, увы, загублено бесславно, забыв о чести,-
    ведь уж столько душ, оставленных, на месте мести!
    О, все же, как же эфемерно, порой благополучие,-
    коль в этом мире многомерном, счастливы лишь созвучия!
    Да на чувств неизбежность, нам здесь не дано посягать,-
    жизни заснеженной нежность, не каждому сердцу узнать!

60 «Русский пионер» №60
(Декабрь ‘2015 — Январь 2015)
Тема: чудо
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям