Классный журнал

26 ноября 2015 08:25
Старший вице-президент Private Banking Банка ВТБ Дмитрий Брейтенбихер вывел формулу суеты. Благодаря ей мы теперь, например, знаем, почему ни в коем случае нельзя объединять футбольный матч «Спартак»—«Локомотив» с концертом Стаса Михайлова.
Когда на «Чтениях» объявили, что тема номера — «Суета», я подумал: а не попробовать ли мне, так сказать, замахнуться на стихотворный формат? Что может лучше приподнять меня над общей суетой этого мира?
 
И даже начал набрасывать что-то такое «обреченно-депрессивное» в продолжение вечной темы «Все суета сует. Все тщета и ловля ветра» Соломона:
 
Мы живем в грехах,
А желаем рая!
Постоянный страх
В комплексах скрываем.
Наши лица давно
Искривили будни.
Нам уже все равно,
Что там завтра будет.
Мы не ищем ответ,
Читая Сенеку.
Мы берем рецепт
И идем в аптеку.
 
Или вот такое после поездки в вечерний час пик на метро:
 
Вечер, метро, усталость…
Глаза прячут в книгах, газетах.
В них злоба, затравленность, жалость
Мышиного серого цвета.
Вне времени, вне поколений
Метро под землей крутит кольца.
Колени — в защиту сидений
Как лучшего места под солнцем.
 
Но потом я вовремя наткнулся на чью-то фразу: «Для гениев суета убивает время, для всех остальных суета наполняет жизнь».
 
После этой мысли мне стало совершенно очевидно, что претензии на гениальность нужно оставить где-нибудь глубоко во временах побед на школьных олимпиадах. Сейчас уже, находясь в том возрасте, когда, говоря словами Жванецкого, «чем чаще смот­ришь в зеркало, тем больше веришь в теорию Дарвина», можешь трезво оценивать свои способности. По этому поводу даже родился небольшой стишок:
 
Пронеслось босоногое детство.
Пролетела влюбленная юность.
Вот из зеркала «мудрая» зрелость
Толстым задом ко мне повернулась…
 
Поэтому, наверное, суета для меня сейчас как раз и наполняет жизнь. Лишь иногда, глубокомысленно лежа на диване и выпуская философские стрелы в пространство, заполненное повседневным семейным движением, я использую обвинения в суете как оправдание собственной лености.
 
Кстати, недавно мой друг Сергей попытался сбежать от суеты. Сразу скажу: это чревато. Утром в субботу он напугал жену и детей самыми «страшными» по своей важности словами: «совет директоров», «правление», «конференц-колл с акционерами» и так далее. Оделся в строгий костюм и убыл, яростно кляня акционеров компании и злую судьбу, которая лишает его выходного с семьей. Практически со слезой на глазу с прискорбием сообщил, что «не успевает даже позавтракать», — и выбежал из квартиры.
 
Через два часа после этого его жена с висящими на руках детьми, пакетами из магазина и вещами из химчистки через витрину увидела Сережу в Starbucks. «Жертва деспотизма акционеров» потягивал через трубочку латте, изящно отщипывал кусочки круассана, листал ленту социальных сетей и улыбался официанткам… В общем, пребывал в отличном настроении. Естественно, пока не встретился глазами с женой. Полный текст встречи супругов я из этических соображений приводить не буду. Отмечу только, что дети узнали много нового о папе и вообще сильно расширили свой словарный запас.
 
Конечно, Сергея подвело отсутствие какой-либо изобретательности. Выбери он Starbucks не прямо напротив их дома, возможно, теперь ему не пришлось бы все выходные проводить за закупкой продуктов и участием во всевозможных детских мероприятиях в пределах 50 км от МКАД. Включая концерты народного творчества и — кстати, почему-то очень участившиеся — фестивали меда. Несмотря на это, у Сергея сомнений по поводу своей «смекалистости» не возникло.
 
Он во время одной из наших встреч, которые сейчас по изложенным выше причинам стали крайне редкими, изложил свою версию причин происходящего.
 
— Всему виной женщины, — кивая сам себе, чуть понизив голос, со знающим видом сказал Сергей. — Женщина — это гипоним слова «суета».
 
Не могу сказать, что я с этим согласился, тем более принимая во внимание возможное прочтение колонки некоторыми из них. Но про себя отметил, что, наверное, такое определение применимо для домохозяек начиная с определенного возраста. Для них эта безальтернативная внешняя активность и суета является своего рода выбросом для собственного внутреннего спокойствия.
 
Это натолкнуло меня на мысль, что должна быть формула суеты, которую можно математически вывести.
 
Итак. Общее количество суеты, конечно, зависит от количества людей и (памятуя опыт Сергея) от наличия среди них определенного типа женщин.
 
Идеальное место для такого сочетания — аэропорты, вокзалы, самолеты и поезда. Вот где наиболее ярко проявляется квинтэссенция суеты. Недавно наблюдал подтверждение этому в самолете. Едва мы коснулись земли, женщина одновременно «в теле», в шапке и в шарфе стала громко руководить мужем и детьми:
— Так, давайте одевайтесь, выходите… Забирай сок с собой… Витя, сними вещи с полки…
 
При этом она сидела вместе с двумя детьми, а Витя у окна на ряд впереди.
 
— Витя, чего ты сидишь? Попроси выпустить… — И, обращаясь к соседу Вити и постукивая его сзади по плечу: — Вы выходите?
 
— Нет, я на следующей, — реагировал пассажир…
 
Она так выразительно и напряженно посмотрела на затылок незадачливого шутника, что мне реально показалось, что вот-вот он начнет дымиться. Витя рефлекторно втянул голову в шею, а младший, сидевший с края и уже вскочивший, пацан стал прятаться в складки плаща другого пассажира.
 
Но «грозы» не случилось. Прозвучало лишь:
— Господи, вернулись, называется, домой! Как же я устала от Совка, от этого вечного российского хамства.
 
Пассажир с подпаленным затылком двусмысленно извинился ямбом:
— Мне не хотелось вас обидеть. Случайно как-то… Повезло.
 
И… она промолчала. Это была какая-то маленькая победа над суетой.
 
Хотя, быть может, она видела, что встать пассажиру было реально некуда — самолет уже докатывался до рукава и, несмотря на предупреждения стюардессы о том, что самолет находится в движении, весь проход был заполнен такими же нетерпеливыми людьми, лихорадочно одевающимися и достающими сумки.
 
А во-вторых, женщина понимала: на паспортном контроле ее с Витей и детьми ждет новый «квест». Она расставила всех в разные очереди. По мере приближения к заветным контрольно-пропускным окнам они, руководимые четкими и громкими указаниями, стали дружно перебегать из одной очереди в другую. Иногда возвращаясь обратно и втискиваясь на прежнюю диспозицию с железным аргументом: «Мы здесь стояли».
 
Апогеем был рывок к открывающемуся новому окну, недолгая перепалка с сотрудниками ФМС: «Зачем открываете, если не работаете?», «Ну и что, что зеленая лампочка не горит?» и т.д. — и возвращение обратно, потому что «вообще-то мы тут стояли». После этого даже я хотел сказать: «Вообще-то вы везде стояли», но перспектива нарваться на обвинения в «совковом хамстве» меня смутила. Похоже, я, скорее, интроверт по натуре.
 
Кстати: суета, естественно, — это также функция от темперамента человека.
 
Приведу пример. Обычно в теле- и радиорекламе обязательный, но не несущий рекламного посыла текст типа номера лицензии или о том, что «перед применением необходимо проконсультироваться со специалистом», произносится со скоростью, близкой к скорости света. Так что по звучанию это больше напоминает дребезжание или помехи на радио: «Нмрлицнзичтрсемтрдвцтьотднцтгомртадвтщчтрнцтгда».
 
Так вот, как-то в Латвии еду на машине, слушаю радио — там реклама какого-то лекарства. Все стандартно: «Кто выпил, тому счастье, кто нет — умер». А после этого девушка-диктор очень тягуче и даже нараспев продиктовала номер лицензии, потом практически по слогам и с выражением закончила: «По-жа-луй-ста, про-кон-суль-ти-руй-тесь (пауза) со спе-ци-а-листом», а дальше еще секунд десять просто продолжалась фоновая музыка.
 
Пока я обалдевал от их расточительности в использовании рекламного времени, латышское радио окончательно добило меня. Там прозвучало стихотворное поздравление семьи Корешковых с серебряной свадьбой от их друзей. Начиналось оно так:
 
«Сегодня выпить повод веский:
Качается амур на занавеске»…
 
Я остановил машину и вышел подышать. Слишком сильным был образ счастливого семейства Корешковых и их 50-летних «поэтически одаренных» друзей, выпивающих по поводу болтающегося на занавеске амура.
 
То есть Лермонтов в 26 лет пишет: «Любить… но кого же?.. На время — не стоит труда, А вечно любить невозможно…»
 
А здесь — на тебе! Шестой десяток, а амур — вот он, прямо на занавеске!
 
Хотя, по идее, суета должна быть функцией, обратной возрасту.
 
Ведь в юности можно делать бессмысленные, а порою и беспорядочные движения в первую очередь для того, чтобы заслужить чью-то любовь. Начинается это с детства.
 
Помню, в 4-м классе, когда учителя литературы пришла заменять аспирантка Оксана из Пединститута, я не задумываясь, под влиянием Пушкина и его посвящения Керн, написал ей свое короткое «К****»:
 
Я люблю Вас давно и неистово,
Дорогая Оксана Борисовна!
 
По поводу юности: вспомнил летнюю историю в метро… Не то чтобы летом я был еще юным, а сейчас… История про другое.
 
Было душно и людно… Несмотря на это, подростки лет пятнадцати отчаянно целовались. Я встретил возмущенный взгляд сидевшей рядом бабушки и хотел было уже изобразить на лице солидарность, но вспомнил себя в 16.
 
И даже написал стих по этому поводу. Конечно, целующиеся в метро не такой «веский повод», как происходящее «на занавесках» у Корешковых. Стих без претензии на глубокий подтекст, просто на тему о том, что в юности любовь побеждает время и пространство.
 
Я мню себя Одиссеем,
Что к верной спешит Пенелопе,
Сижу пусть в метро — потею,
И джинсы прилипли к попе.
До «Выхино» — и на маршрутку,
По пробкам — часа два, понятно.
Тебя отлюблю за минутку
И… в Бибирево — обратно.
 
Сейчас, в 40 лет, мне сложно представить, какая нимфа может подвигнуть меня на такой марш-бросок. А в юности, в принципе, отсутствие усов у девушки уже было достаточным фактором для вспыхивания неземной любви. Так что суета — это функция от возраста.
 
Суета также зависит от рода занятий и деятельности.
 
Вот, например, люди военные не суетятся. Им это просто противопоказано, чтобы случайно не захватить мир.
Однажды я поехал поздравлять генерала с днем рождения и по дороге думал, что надо как-то красиво пожелание привязать к поздравлению.
 
Как назло, в голову ничего не приходило, кроме «мирного неба над головой» и убогой рифмы: «Что пожелать хотите Вы, Вас поздравляет Банк Москвы».
 
В результате за этими, с позволения сказать, «мыслями» поднялся к нему…
 
Генерал говорил по телефону односложными рублеными фразами:
— Да… Так… Нет. Дам соответствующие распоряжения. Фамилия ваша? Алло… Как? Попкова? Еще раз… Попкова? Это от слова… — Генерал задумался. Было слышно, как идет работа мысли. — Это от слова… «попкорн»? — Он даже слегка улыбнулся своей догадливости. — Есть, записал. Передам распоряжение адъютанту.
 
Разговор с адъютантом практически целиком состоял из слова «выполняйте», но концовка была гениальной. Генерал сказал: «Будьте готовы получить любые вводные».
 
Любые! Чем можно удивить человека, готового ко всему? Такие люди не суетятся. Я, кстати, теперь стал часто так заканчивать совещания с сотрудниками.
 
Или другой пример — научные работники. Они занимаются глобальными вопросами, и, конечно, им не до суеты. Один мой друг-физик на вопрос «Как дела?» неизменно отвечает: «Все по-прежнему. Вселенная остывает. Энтропия растет».
 
Не говоря уже о людях творческих профессий. Они тоже прямо изначально над суетой. Творчество как бы наполняет время смыслами. Причем не только время того, кто что-то создает. Благодаря творчеству у многих появляется возможность через литературу, живопись, музыку пережить другой опыт. Мамардашвили давал этому определение «зазоры длящегося опыта».
 
Правда, сейчас из-за суеты влияние этих зазоров становится все слабее и слабее. Смысловая наполненность тоже падает. Как это у Жванецкого: «Песни по смыслу приближаются к наскальной живописи».
 
ИТОГО получается формула:
СУЕТА = (то есть гарантированно возникает, если)
Внутри большого скопления людей
Соотношение экстраверты/интроверты > 1
Возраст мужчин < 35 лет
Возраст женщин (домохозяек) > 35 лет
Содержание военных, ученых и творческой интеллигенции пренебрежимо мало.
 
Выводы, если сложить все эти факторы, к сожалению, неутешительные. Чтобы не допустить глобального взрыва суеты, нельзя объединять футбольный матч «Спартак»—«Локомотив» с концертом Стаса Михайлова.
 
А если серьезно (как говорят команды КВН в обязательной трогательной концовке выступления), попытки вывести формулу суеты столь же утопичны, как и желание разделить в конкретном моменте времени, что является суетой, а что нет. Понять, где настоящее, а где рисованное.
 
Как говорит мой трехлетний сын: «Дыня — это настоящий зеленый овал».
 
Как правило, осознание приходит потом, что вот это-то и было самое важное. Но это будет потом.
 
Так и вся наша жизнь пролетает:
За рассветом приходит закат…
Но я солнце хватаю с краю
И хочу отмотать день назад. 

Колонка Дмитрия Брейтенбихера опубликована в журнале "Русский пионер" № 59. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое