Классный журнал

Елена Котова Елена
Котова

Авентин и Сигизмунда

10 апреля 2015 09:10
Бывший высокопоставленный банковский чиновник Елена Котова нашла себя в прозе. Ошибкой ли была вся прежняя жизнь? А это ее тайна.

Жили-были… На маленькой круглой планете жили-были двое. Я и человек, который мог бы стать моим мужем, но не стал. Эти двое могли никогда не встретиться, но они встретились, и все, что произошло с ними тогда и потом, совершенно загадочно. И в то же время объяснимо. Можно сказать, что в жизни вообще тайн нет. И с тем же основанием можно утверждать, что все, абсолютно все наши порывы, поступки, союзы, утраты и победы, вообще всё вокруг нас окутано тайной. Тайна — самое притягательное, что есть в жизни. Она манит, она будоражит, она пружина любого сюжета. Она, черт возьми, поэтична.
 
Когда мы встретились с человеком, который мог бы стать моим мужем, он мне даже не особенно понравился. Показался слишком правильным и скучным. Не было в нем того неуловимо-необъяснимого, которое нас накрывает так, что уже не понять, почему вот та гримаска, не то чтобы особенно милая, или это словцо, такое обыденное, или шутка, такая предсказуемая, — почему всё это кружит, лишая дыхания, и только сердце бьется громко, на весь мир. Так вот, не было этого. Просто я была не прочь ходить с ним на прогулки, в театр, на ужины, слушать музыку по вечерам. Когда было время.
 
А я ему понравилась очень. Насколько «очень» — оставалось для меня если не тайной, то загадкой, и ее было интересно разгадывать, она будоражила и манила. Я старалась понравиться ему еще больше. За минуту до его звонка в дверь бросалась играть на рояле — ну, конечно, если только не заталкивала ногой в шкаф разбросанные по полу чулки. Заправляя салат, старалась не заливать маслом стол. Гуляя по парку, старалась держать спину прямо, как с детства учила бабушка. Не потому, что он был мне нужен. Толкала тайная пружина сюжета.
 
Впрочем, мне очень понравилось, когда он признался мне в любви. Очень. В ответ я все играла на рояле, заталкивала чулки в шкаф и держала спину прямо. Он видел в этом тайну, и я нравилась ему все больше. И мне все происходящее уже стало весьма и весьма нравиться. Но тут выяснилось, что у него в другом городе есть подруга. Вот это мне не понравилось совсем. Настолько, что я выставила его за дверь, заявив, что мне не нужен еще один роман с еще одним несвободным мужиком. Сколько можно наступать на те же грабли? Но тайная пружина звенела и зудела, и я вознамерилась изгнать-таки подругу из его жизни. Зачем? Неужели лишь для того, чтобы доказать себе, что я сумела не наступить на грабли, а он не сумел разбить мне сердце?
 
Кстати, что я все «он» да «он». Назовем его… допустим, Авентин. А что? На мой взгляд, вполне достойное имя. Ведь мы же — о тайне, которой окутан наш маленький мир, а не о банальном житейском эпизоде. Ну раз Авентин, то вся эта история, конечно, не могла происходить просто на маленькой планете, а в городе. Скажем, в городе Лоридже. По-моему, прекрасное название. А подруга Авентина обитала в городе, где Авентин жил раньше, и этот город был…. Ну да, как же я забыла, это был город Дюпль.
 
Авентин никогда не был по-настоящему женат. Ни до подруги из Дюпля, ни после. Не женат он и сейчас, хотя ему уже немало лет. Правда, тогда ему было лет на восемь меньше. При этом до подруги из Дюпля, которая так и осталась просто «подругой из Дюпля», у него была другая подруга, которую звали…. скажем, Сигизмунда. Вот она была не просто подруга. С ней Авентин прожил пятнадцать лет. Можно сказать, почти жена.
 
Где-то году к шестнадцатому жизни с Авентином Сигизмунда вышла замуж, к чему Авентин отнесся с пониманием. Возможно, он сильно любил Сигизмунду и нашел в себе силы порадоваться, что та встретила миллионера. А может, уже не чаял, как сбыть Сигизмунду с рук. Это тайна, которую знать никому не дано. Но Сигизмунда не могла просто так отпустить Авентина, что как раз вполне объяснимо. Она заставила мужа-миллионера купить ей отдельный дом. Даже, скорее, домик. Не такой уж большой, невероятно живописный, совершенно в стиле того самого Дюпля, где все это происходило. Домик Сигизмунде был нужен, конечно, не для Авентина, а для занятий философией, так она все и объяснила своему мужу. Но даже ради разгадки тайн бытия невозможно заниматься философией круглыми сутками. И чтобы дом не простаивал, она… сдала его Авентину. Понятно, что почти даром. Ведь мы же все интеллигентные люди, друзья, а Авентин ей не чужой, правда?
 
Авентин очень любит этот дом и сейчас. А тогда он забавлялся, наблюдая философские вечера, где царила Сигизмунда в окружении нищих и совершенно полоумных философов. Когда же изнурительные диспуты стали его утомлять и Авентин заскучал, Сигизмунда привела в дом свою подругу. Самую безликую и самую преданную. Ту самую, узнав о существовании которой я как раз и перестала заталкивать ногой в шкаф разбросанные по полу чулки, а вытолкала самого Авентина.
 
С этого места события стали разворачиваться совсем загадочным образом. Хотя не сразу. Вот Авентин решил-таки бросить подругу из Дюпля. С чего? Только оттого, что я твердила о невозможности быть с несвободным мужчиной, потому что еще бабушка мне втолковала, что ничем хорошим это не кончается? На тайну этот поступок не тянет точно, разве что на труднообъяснимый поступок. Если бы мужчины всегда бросали своих подруг из-за наших бабушек… Тогда бы жизнь была совсем иной. Но так или иначе, подруга из Дюпля исчезла. То есть она продолжала жить в городе Дюпле, но исчезла из жизни Авентина и из этой истории. В ней остались — помимо Авентина — я, ставшая его новой подругой, и, конечно, Сигизмунда.
 
Авентин часто наезжал в город Дюпль, иногда — вместе со мной. И Сигизмунда неустанно объясняла ему, что во мне плохо, — особенно в моем присутствии. Она была женщиной прямой и желала Авентину добра. Совершенно понятно, что во мне было плохо все. И что мне жарко, и что холодно. И что я не ем сыр утром. И что я ем салат вечером. И моя шуба, неуместная на casual-показе новаторского фильма, бессмысленного для меня, но исполненного откровений для Сигизмунды и ее друзей. И мои босоножки на босу ногу в опере. Мой скверный дюпльский выговор, мой восторг по поводу пошлого Лориджа, моя нелюбовь к животным в доме… Спасая Авентина от меня, Сигизмунда даже затеяла развод с мужем-миллионером. При этом она еще не решила, захочет ли она после развода снова жить с Авентином, поэтому тот был вынужден заняться поиском другого жилья. Тем более что на правах хозяйки домика, хоть и сданного в аренду Авентину, Сигизмунда неизменно устраивала там философские вечера именно в те дни, когда в город Дюпль приезжала я. Комбинация моей персоны с полоумными философами таинственным образом решила дело.
 
Сигизмунда добилась своего, и мы с Авентином расстались. Мое сердце не разбилось, жаль только, что Авентин несчастен. Он живет в том же живописно-милом домике, оставшись без подруги из Дюпля и без меня. Мы все интеллигентные люди, все остались друзьями. От Авентина я знаю, что Сигизмунда по-прежнему несчастна с мужем-миллионером и по-прежнему устраивает интеллектуальные вечера в доме Авентина. Правда, философов сменили знатоки нетрадиционной медицины.
 
Была ли она счастлива пятнадцать лет с Авентином? Эту тайну узнать тоже никому не дано. Никому не дано знать, зачем ей Авентин, если она так и не развелась с мужем-миллионером. Зачем в дни метаний Авентина между мной и подругой из Дюпля Сигизмунда звонила мне в Лоридж, убеждая меня, что мы — именно мы, она и я! — должны сделать все, чтобы Авентин был счастлив? Необъяснимо, зачем Сигизмунда все же позволила Авентину расстаться с подругой из Дюпля. Ведь ее власть над ними обоими была безмерна, а подруга была безопасна и примиряла Авентина с жизнью уже немало лет, безотказно следуя благородным порывам души Сигизмунды. Зачем надо было делать несчастным Авентина?
 
Авентин никогда не признается, что он несчастен. В особенности самому себе. Наверное, он мог бы признаться в этом мужу Сигизмунды, ведь они с миллионером тоже друзья, как иначе. Но что тому до несчастья Авентина, когда он несчастен сам.
 
И где в этом раскладе я? А нигде. Города — что Лоридж, что Дюпль — отдалились и стали просто точками на плоской карте нашей маленькой круг­лой планеты. Где-то там стоит и домик, увитый плющом, а неподалеку Авентин ходит в оперу или на показы новаторских фильмов. Может, с Сигизмундой, а может, и с кем-то еще. Ведь не может он вечно оставаться во власти Сигизмунды, это же абсурд.
 
Хотя… Абсурд тоже одна из тайн жизни. Он так же загадочен и столь же объясним, как и остальные тайны. Как тайна цветных стеклышек, зарытых в песок под окнами дома нашего детства, или тайна предательства, в которое отказываешься верить, или обман близкого, которого жаждешь уберечь от страшной правды, или даже тайна научных открытий. За тайной всегда стоит что-то иное, понятное. Например, вина. Или поиск. Или корысть, или страх. Но тайна продолжает манить своей непостижимой поэтикой, и мы ищем ее. Или придумываем.
 
Я просто живу и знаю, что «в один прекрасный день»… Авентин вернется ко мне. И все тайны исчезнут или мгновенно утратят смысл. Все станет так, как должно быть. Потому что в жизни тайн нет. Кроме одной-единственной. Любви.   

Колонка Елены Котовой опубликована в журнале "Русский пионер" №54. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • "..
    "непостижимой поэтикой" не пожелали б заняться,
    выкинув, что не таинственно выглядит, как "дюплевидно-мычащие братцы",
    строго мотающих перед очами струпьями ложных хламид
    и не дающих взглянуть на прозрачность Русских Святых Пирамид..?
    .."
    http://ruspioner.ru/profile/albums/6735/view/920/#view_photo-15861 (небезЛюБоВная Тайна)
    (303)
54 «Русский пионер» №54
(Апрель ‘2015 — Апрель 2015)
Тема: Тайна
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям