Классный журнал

Владимир Легойда Владимир
Легойда

Флатландия и Сферландия

12 апреля 2015 09:30
Глава Синодального информационного отдела Московского Патриархата Владимир Легойда осматривается в поисках таинственного — и находит его всюду. Таинственное граничит с Божественным. И наоборот.
В замечательной книжке английского педагога и математика Эдвина Э. Эбботта «Флатландия» описаны приключения Квадрата, познакомившегося с миром Трехмерья, его удивление перед неожиданно и таинственно открывшейся возможностью увидеть жителей его родной Флатландии (плоские геомет­рические фигуры) в подлинном, так сказать, обличье — сверху. Ведь одной из особенностей фигур, живущих на плоскости в этой дивной стране, является то, что они, никогда не видевшие себя сверху, не знают, как они выглядят. И только прикосновение к тайне, только таинственное путешествие из Флатландии в Сферландию позволяет Квадрату понять, кто он есть на самом деле…
 
Помилуйте, но зачем писать про геометрию для детей в журнале для взрослых? Незачем. Но я сейчас не про геометрию. Я про жизнь. Наша жизнь — Флатландия. Мы надеемся, что смысл жизни — в ней самой. В работе, отдыхе, семье, удовольствиях, страданиях, в бессмысленности… Надеемся, что понимаем, что видим себя по-настоящему. Увы. Все это — путешествие по горизонтали, фигуры на плоскости. Человек приходит в мир, которого он не создавал; приходит помимо своего желания; живет, мучаясь и страдая, и затем с неизбежностью из этого мира уходит. Как правило, также помимо желания. Если этому и есть какое-то объяснение, если в этом приходе-существовании-уходе и есть какой-то смысл, то он должен быть, как сказали бы философы, внеположен человеку и миру. Чтобы увидеть, как на самом деле выглядит двухмерное пространство, нужно обрести третье измерение. Чтобы постичь тайну этой жизни, надо обрести иную жизнь. Нужен прыжок — из Флатландии в Сферландию, из земного в Небесное, из человеческого в божественное, из вроде бы ясного в тайну.
 
Как тайна может быть ответом? Ответ — это понятное. А тайна — нет. Или все-таки?.. Вспомним библейского Иова. Праведник обласкан Господом и имеет все, что может пожелать человек: семью, детей, достаток и т.д. Однако Сатана заключает с Богом пари, что Иов начнет роптать на Бога, как только он потеряет то, что имеет. И вот для ветхозаветного праведника начинается нескончаемая череда страданий, смысла которых он понять не может. В культуре древних евреев бытовало устоявшееся мнение, что страдает тот, кто провинился перед Богом. Праведник, человек, не совершающий проступков перед очами Господними, страдать не может. Не должен. Иов мучительно недоумевает: за что? Почему Бог наказывает его? В какой-то момент страдания Иова, потерявшего все, постоянно атакуемого друзьями и родными, фактически призывающими его похулить Бога, переходят в вопль души человеческой: «Боже, как такое может быть? А есть ли Ты? Я не вижу за собой никакого греха, я не понимаю, в чем провинился, и все же моим страданиям нет предела. Может, все мои представления о Тебе неверны? Может, Тебя нет?!» Вопрос о существовании Бога для Иова — не отвлеченное размышление на тему: «А есть ли там вообще что-то или кто-то?». Не умозрительный поиск первоосновы мироздания, как у греческих философов. Нет, это конкретно-личный, проклятый, больной, важнейший вопрос всей его жизни.
 
Ощущение Богооставленности переходит в какой-то момент в страшное чувство бессмысленности бытия… И вот, когда в конце концов пари Сатаной проиграно, Иов получает обратно все, что потерял. Но не этим удовлетворяется его сердце: возвращенные ценности не могут исцелить ту душевную рану, которая принесена страданием. Вопрос Иова слишком глубок и страшен, чтобы даже достаток, даже семья могли убедить его в осмысленности жизни. Он жаждет ответа: за что? И тогда «из тучи» с ним говорит Бог. И Иов успокаивается. Самое поразительное, что на свой вопрос Иов так и не получает содержательного ответа. («Был ли ты со Мной, когда Я творил небо и землю? — вопрошает Господь. — Так почему ты хочешь знать смысл вещей?») Но сам факт ответа, сам факт прямого к нему обращения Творца, прикосновения к Тайне приносит успокоение, возвращает смысл жизни, привносит в нее то иное измерение, без которого жизнь казалась плоской и глупой…
 
Доказать это невозможно. Опроверг­нуть нельзя.
Так что: Флатландия или Сферлан­дия?   

Колонка Владимира Легойды опубликована в журнале "Русский пионер" №54. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • "..
    вот так и лось, пока рога не "спрыгнут", не в курсе, что они - рога,
    так пешеход, пока не захромает, не заберёт у спинобойца батога..,
    и так четырёхмерные адепты, не испытавшие не аристотельский катарсис,
    не знают, что есть измереньем пятым - "вечность", а шестым - "гипарксис"..,
    и так, пока на крест сам не залезешь, ты понимаешь, кто-то тут вопросом вечно бесит:
    "Что, молодёжь, Воскресе или Не Воскресе..?"
    .."
    http://ruspioner.ru/profile/albums/6735/view/920/#view_photo-15484 (пока такой знак не добудешь - не отберут..)
    (88)
54 «Русский пионер» №54
(Апрель ‘2015 — Апрель 2015)
Тема: Тайна
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям