Классный журнал

Регина фон Флемминг Регина
фон Флемминг

Пустыня скуки

17 апреля 2015 11:30
Издатель Регина фон Флемминг рассказала про тайну все, что знала. Чтобы окончательно сгустить таинственность, в печатной версии журнала мы опубликовали колонку на языке оригинала, то есть Регины фон Флемминг. На сайте мы открываем тайны и печатаем русский вариант.

Без секретов не было бы ни дружбы, ни эротики, ни политики. Тайна — одно из величайших достижений человечества, но тем не менее нам не удается уберечь ее от других. Почему?
 
В году есть один день, когда президенту Обаме докладывают, сколько у него скопилось новых государственных тайн и сколько документов с грифом «Секретно». Их количество увеличивается на 80 000 единиц каждый год. Еще у Джорджа Буша — старшего было 511 868 секретов. Интересно, сколько тайн нужно иметь американскому президенту?
 
Сотни лет назад один королевский гонец вышел из леса на поляну и увидел, как вокруг костра на одной ножке прыгает маленький человечек и приговаривает: «Хорошо, что не знают — в том я поручусь, — // Что Румпельштильцхен я от рожденья зовусь». Гонец спешит назад к своей королеве, и с Румпельштильцхеном покончено. Он поставил свою жизнь в зависимость от одного секрета, который хранился в тайне только до тех пор, пока несчастный не произнес его вслух. Так говорится в сказке братьев Гримм.
 
Два случая, две тайны: многие тысячи секретов во имя безопасности нации, и один-единственный — который нужно узнать, чтобы спасти жизнь, и который в конечном счете приносит смерть. Каждый из нас слышал такие истории, каждый знает такие секреты — и у каждого есть свои собственные. Возможно, не такие вселенские, решающие, но уж точно — маленькие, зато многочисленные, значимые для собственного мирка. Похоже, человек достаточно умен, чтобы некоторые вещи хранить в тайне, и достаточно сообразителен, чтобы понимать, что его секретам всегда грозит опасность, что их могут предать огласке, раскрыть, подслушать — разоблачители, преступники, коллеги, супруги...
 
Наши тайны всегда окружены врагами, на них посягают любопытство, недоверчивость, злонамеренность, просто жажда разоблачений, все только и ждут удобного случая — приоткрытой двери, не закрытого на замок ящика, USB-накопителя в кармане. Почему так много людей охотятся за секретами? И вообще, зачем они нам? Или, иными словами, в чем секрет тайн?
 
«Секрет — это одно из величайших духовных достижений человечества», — сказал социолог Георг Зиммель в далеком 1906 году. «Любая культура начинается с того, что масса вещей покрывается завесой тайны, человеческий прогресс зависит от такого сокрытия», — осознал Фридрих Ницше еще в XIX веке. Современный американский психиатр Гейл Зальтц пишет: «Секреты дают нам тихую гавань, где мы можем свободно искать ответ на вопрос, кто мы».
 
Все это начинается в возрасте около четырех лет. До этого нам кажется, что другие знают о нас все, — таково незрелое сознание, в которое нас возвращают сегодня спецслужбы. Так что родители — это и цари, и боги.
 
В детстве у нас появляются пока еще небольшие секреты: сладости, съеденные украдкой, мягкие мишки, припрятанные под подушкой. В подростковые годы ситуация становится ближе к критической: подросток превращается для родителей в черный ящик, отгораживается — из стыда и чтобы скрыть свои чувства. Не случайно так много подростков вешают на дверь своей комнаты объявление «Запретная зона» или «Родителям вход воспрещен».
 
Но вместе с тем секреты — это цемент, создающий доверие, а значит, закладывающий фундамент. «Тем самым люди определяют, как именно будут проходить границы и кого они будут к себе подпускать, — говорит Финкенауэр. — Секреты суть валюта дружеских отношений». 70% личных секретов доверяют как минимум какому-то одному человеку. И это укрепляет социальные связи.
 
Секреты создают социальные пространства, в том числе и межгрупповые. Это свойственно — по самым разным причинам — всем культурам. Во всем мире существуют семейные тайны, которые защищают семейную репутацию. Государства ведут стратегическое сотрудничество в рамках секретной деятельности. И даже личность Бэтмена знаем мы, зрители, но уж никак не жители Готэм-Сити.
 
В немецкий язык слово Geheimnis, тайна, ввел Мартин Лютер — как перевод для латинского слова mysterium. Еще в стародавние времена многие главы делали своих секретарей «тайными писарями» — приближенными лицами. Власть имущие всегда понимали ценность тайны — и ценность чужих секретов. В 1650 году иезуит Афанасий Кирхер предложил оборудовать стены княжеских дворцов слуховыми трубками, чтобы подслушивать, о чем говорят подданные.
 
В Японии еще в первые века сложилась даже целая «культура тайны», отголоски которой сохраняются по сей день. В основе такой системы лежат отношения Учителя и Ученика, при которых знания можно получить, только доказав, что ты достоин Посвящения — в ремесло, искусство каллиграфии или секреты чайной церемонии.
 
«Трое могут сохранить секрет, если двое из них мертвы», — утверждал Бенджамин Франклин. Таким образом, секреты закрепляют властные отношения и повышают сплоченность группы, но лояльная группа может быть очень и очень прочной. В том числе и в плохом, во зле. Ведь тайны лежат в основе любого крупного преступления. «Между нами об этом требуется заявить со всей открытостью, но мы никогда не станем обсуждать эту тему публично, — обращается в 1943 году Генрих Гиммлер к офицерам СС. — Я говорю о полном истреблении еврейского народа». «Зло неразрывно связано с тайной», — точно подметил Георг Зиммель.
 
Пожалуй, чаще всего мы прибегаем к секретам, чтобы сохранить в тайне что-то для нас неприятное или опасное — для самозащиты. Из-за того, что мы втайне кем-то являемся или сделали нечто, способное подорвать нашу репутацию в обществе. Из-за того, что могут пострадать наша личная идентичность, социальная интегрированность. Мы что-то скрываем из страха, что в противном случае нас перестанут любить или уважать. У взрослых тайны часто связаны со стыдом: например, с сексуальными желаниями, которые мы скрываем, или же с чувствами, которым мы не даем воли. Ты что, влюбился? — Я? Да никогда!
 
«Мы не сможем оставаться теми, кто мы есть, если все узнают, кем мы были», — по точному выражению социолога Алоиса Хана. И, возможно, без секретов мы не сможем стать теми, кем хотим. Наши секреты могут иметь ценность не только для нас, но и для других. Которые жаждут их узнать. И которые делают все, чтобы до них докопаться. Эти «другие» существуют с начала времен, и уж точно — с изобретения языка. Ведь нет ничего более интригующего, чем то, что считается тайным. Подчас нами овладевает прямо-таки одержимость тайным. Мы входим в раж, когда не доверяем кому-то, кто хочет казаться самой порядочностью. Заключительный отчет о скандале с Клинтоном и Левински насчитывал свыше 600 страниц и имел более 1200 сносок.
 
С другой стороны, многие фирмы процветают благодаря нашей любви к секретам. Прежде всего Apple, где это часть маркетинга и корпоративной культуры. Никакая информация не должна просачиваться до презентации нового продукта. Слухи — это золото рекламы.
 
«Самая простая вещь приобретает особую прелесть, если только ее скрывать», — пишет Оскар Уайльд в своем «Портрете Дориана Грея». Еще в 70-х годах XXвека в Канаде проводился такой эксперимент: мужчины получили задание следить за некой незнакомкой, причем они считали, что женщина ни о чем не догадывается, что ей не сказали. И вот что выяснилось: если мужчина верил, что преследует женщину тайком, она казалась ему не просто более волнующей, но и более симпатичной.
 
«Смертным не дано хранить тайн», — писал еще Зигмунд Фрейд. Ведь «тот, чьи губы молчат, выдает себя кончиками пальцев». Одни люди любят пересуды, другие от этого страдают. Секреты порой и правда могут быть в тягость. Но есть и такие люди, которым секреты особенно тяготят душу. Если секрет слишком велик и становится слишком большой обузой, они предают — своих начальников, своих супругов, свою армию, свою страну. Они становятся «разоблачителями», бьют в колокол что есть силы. Не будь сержанта Сэмюэла Прованса, мы бы не узнали и об «Абу-Грейбе». Здесь происходит разлад между лояльностью и честностью, которые конфликтуют друг с другом.
 
Сегодня возможностей добраться до чьих-то секретов больше, чем когда бы то ни было. А вот шансы узнать, следят за тобой или нет, стали меньше.
 
Анархисту Джузеппе Мадзини, жившему в Великобритании, было легче: в 1844 году он отправлял сам себе письма, в которые вкладывал песок, волосы, зернышки мака, прежде чем запечатать конверт воском. Когда их доставляли, всего этого там уже не было. Доказательство налицо: его корреспонденцию прочитывали.
 
В век Интернета это называется «метаданными», которые, как мы знаем, тщательно хранятся до того момента, пока кому-нибудь не понадобятся. Информационные пылесосы работают на полную мощь. С другой стороны, мы держим в голове все больше вещей, без которых не обойтись: без пароля невозможно проверить электронную почту, без PIN-кода — получить деньги, без кода доступа — воспользоваться смартфоном. Так мы накапливаем небольшие секреты, призванные обеспечить сохранность больших, вместе с тем зная, что они уже стали секретами Полишинеля. В американской настольной книге психотерапевтов (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) недавно подверглось пересмотру определение различных социофобий. Раньше паранойя считалась страхом, лишенным всякого основания. Но в век таких программ, как Prismи X-Keystore, можно быть параноиком — и вместе с тем правым.
 
За все время существования личной сферы никогда не было больше секретов, чем сегодня. И такого количества людей, которые действительно охотились бы за ними, — причем каждый из нас входит в число таких охотников. Вплоть до первой половины XVIII века по мере роста авторитета индивид пользовался все большей привилегией неразглашения его секретов. Но сегодня побочные доходы политиков стали частью общественной дискуссии. И даже в том, что касается личной сферы, «человек, о котором не собирается исчерпывающих данных, практически не принадлежит этому миру», — пишет культуролог Хартмут Бёме. Ведь мир без секретов, как отмечает Бёме, есть «абсолютное государство. Пустыня скуки. Мгновенная утрата всяческой энергии. Мир, лишенный любви, лишенный чувственности. Лишенный магии притягательного. Это террор. Это тюрьма исчерпывающего знания».


OHNE GEHEIMNISSE gaebe es keine Freundschaft, Erotik, keine Politik. Das Geheimniss ist eine der groessten Errungenschaften der Menschen. Und doch koennen wir es nicht fuer uns behalten. Warum? Jedes Jahr erfaehrt Barack Obama an einem Tag, wie viele neue Geheimnisse er hat, wieviele Papiere den Stempel “Geheim” tragen. Um die 80.000 jedes Jahr. George Bush Senior hatte noch 511.868 Geheimnisse. Wieviele Geheimnisse braucht ein amerikanischer Praesident?
 
Einige Hundert Jahre zuvor tritt ein Bote der Koenigin aus einem Wald ins Freie. Er sieht ein Feuer, um das ein Maennlein huepft auf einem Bein und ruft “Ach wie gut, dass niemand weiss, dass ich Rumpelstilzchen heiss”. Der Bote laueft zur Koenigin und das Rumpelstilzchen war einmal. Es hatte sein Leben an ein Geheimniss geknuepft, und das war nur sicher, solange es nicht ausgesprochen wurde. Ein Maerchen der Brueder Grimm.
 
Zwei Faelle, zwei Geheimnisse: Viele tausende zum Schutz eines Volkes, eines zum Lernen fuers Leben, das am Ende den Tod brachte. Jeder kennt solche Geschichten, jeder kennt Geheimnisse, und jeder hat welche. Vielleicht nicht so grosse, entscheidende, aber dafuer kleine und viele, die eigene Welt bewegende. Der Mensch scheint weise genug zu sein, etwas fuer sich zu behalten. Und umsichtig genug, um zu wissen, dass seine Geheimnisse stets in Gefahr sind, verraten, aufgedeckt oder abgehoert zu werden. Von Whistleblowern, Kriminellen, Kollegen, Ehegatten. Unsere Geheimnisse sind immer von Feinden umzingelt, um sie herum lauern Neugier, Misstrauen, boeser Wille und die reine Lust an der Enthuellung und alle warten nur auf die Gelegenheit, die halb offene Zimmertuer, die unverschlossene Schublade, den USB Stick in der Tasche. Warum sind so viele Menschen hinter Geheimnissen hinterher? Warum brauchen wir sie ueberhaupt? Oder anders: Was ist das Geheimnis des Geheimnis?
 
“Das Geheimnis ist eine der groessten geistigen Errungenschaften der Menschheit”, sagte der Soziologe Georg Simmel schon 1906. “Jede Art von Kultur beginnt damit, dass eine Menge von Dingen verschleiert wird, der Fortschritt des Menschen haengt am Verschleiern” wusste Friedrich Nietzsche im 19. Jahrhundert bereits. Heute schreibt die amerikanische Psychaterin Gail Saltz: “Geheimnisse geben uns einen sicheren Hafen, der uns die Freiheit erlaubt, herauszufinden, wer wir sind”.
 
Das alles beginnt bereits im Alter von ca vier Jahren. Bis zu diesem Alter gehen wir davon aus, dass andere alles ueber uns wissen, ein unmuendiger Zustand, in den uns die Geheimdienste wieder heute zurueckversetzen. Eltern sind also Koenige und Goetter.
 
Im Kindesalter sind die Geheimnisse noch Klein, die heimlichen Suessigkeiten, Teddys unter dem Kopfkissen. Im Teenageralter wird es kritischer: Der Teenager wird fuer die Eltern zur Blackbox, grenzt sich ab aus Scham und um Gefuehle zu verbergen. Nicht umsonst haengen an vielen Teenager Tueren Sprueche wie “Sperrgebiet” oder “fuer Eltern verboten”.
 
Geheimnisse sind aber auch das Bindemittel, das Vertrauen und damit Basis schaffend.
 
“Menschen steuern so den Verlauf der Grenzen, die sie um sich ziehen, und wen sie einlassen”, sagt Finkenauer. “Geheimnisse sind die Waehrungen der Freundschaften”. 70 Prozent der privaten Geheimnisse werden zumindest mit einer Person geteilt. Und das staerkt die sozialen Bande.
 
Geheimnisse schaffen soziale Raeume, auch zwischen Gruppen. Und aus den verschiedensten Gruenden in allen Kulturen. Weltweit gibt es Familiengeheimnisse, die das sozialen Ansehen der Familie schützen.
 
Staaten kooperieren straetegisch in geheimen Aktionen. Und wer Batman ist, duerfen nur wir wissen, nicht die Einwohner von Gotham City. Das Wort Geheimnis hat Martin Luther ins Deutsche gebracht, als Uebersetzung von “Mysterium”. Schon frueh hatten hohe Haeupter
Sekretaere als Geheimschreiber, Vertraute. Die Maechtigen wissen seit eh und jeh um den Wert des Geheimnisses. Und um den Wert der Heimlichkeiten anderer. Im Jahr 1650 schlaegt der Jesuit Athanasius Kircher vor, Mauern fuerstlicher Palaeste mit Hoerrohren auszustatten, um die Untertanen zu belauschen.
 
In Japan hat sich in frueheren Jahrhunderten sogar eine eine ganze “Kulture des Geheimnisses” entwickelt, die bis bis heute nachwirkt. Das System beruht darauf, dass es einen Meister und einen Schueler gibt, und das man Wissen nur durch den Beweis erlangt, dass man es wert ist, eingeweiht zu werden, in ein Handwerk, Kuenste der Kalligrafie oder die Teezeremonie.
 
“Drei koenen ein Geheimnis nur fuer sich behalten, wenn zwei davon tot sind”, sagte Benjamin Franklin. Geheimnisse festigen also Machtverhaeltnisse und den Zusammenhalt von Gruppen, aber das loyale Band kann aeusserst stark sein. Auch im Schlechten und Boesen. Schliesslich sind Geheimnisse die Grundlage jedes grossen Verbrechens. “Unter und soll es einmal ganz offen ausgesprochen werden sein, und trotzdem werden wir in der Oeffentlichkeit nie darueber reden”, sagt Heinrich Himmler 1943 vor SS Offizieren: “Ich meine die Ausrottung des juedischen Volkes”. Es steht “das Boese mit dem Geheimniss in unmittelbarem Zusammenhang” hat Georg Simmel dazu treffend geschrieben. Um etwas geheimzuhalten, das uns unangenehm oder fuer uns gefaehrlich ist, nutzen wir das Geheimnis wohl am meisten — zum Selbstschutz. Weil wir insgeheim etwas sind oder getan haben, das uns gesellschaftlich ruinieren koennte. Weil unsere private Identitaet, unsere soziale Integritaet beschaedigt werden kann. Wir verbergen etwas, weil wir befuerchten, sonst nicht mehr gemocht oder respektiert zu werden. Als Erwachsene haben Geheimnisse oft mit Scham zu tun, etwa mit sexuellen Wuensche, die wir verbergen, oder mit Empfindungen die wir nicht auessern. Verliebt, Ich? Niemals.
 
“Wir koennen nicht mehr sein, wer wir sind, wenn alle wuessten, was wir waren”, bringt der Soziologe Alois Hahn es auf den Punkt. Und moeglicherweise koennen wir ohne Geheimnisse auch nicht werdern wer wir sein wollen. Das Geheimniss hat nicht nur fuer uns den Nutzen, sondern immer auch fuer andere. Die interessieren sich brennend dafuer. Sie arbeiten daran, dass es auffliegt. Es gibt diese Anderen seit Anbeginn aller Zeiten, spaetestens seit der Erfindung der Sprache. Denn nichts ist reizvoller als vermutete Heimlichkeit. Mitunter entwickeln wir eine regelrecht Obsession fuer Geheimes. Richtig scharf werden wir, wenn wir jemanden misstrauen, der allzu integer erscheinen wollte. Der Abschlusbericht zur Affaere Clinton-Lewinsky umfasste mehr als 600 Seiten und ueber 1200 Fussnoten.
 
Annderseits leben viele Firmen gut von unseren Geheimnissen, Vor allem Apple. Da sind sie Teil des Marketings und der Unternehmenskultur. Nichts darf nach draussen dringen bis zur Vorstellung eines neuen Produktes. Geruechte sind Werbegold.
 
“Das gemeinste Ding ist voller Schoenheit, wenn man es nur versteckt”, schreibt Oscar Wilde in Dorian Gray. Bereits in den 70er Jahren gabe es einen Versuch dazu in Kanada. Maenner sollten eine unbekannte Frau verfolgen, die Maenner wurden im Glauben gelassen, die Frau sei ahnungslos und wuesste nicht Bescheid. Und siehe da: Wenn die Maenner davon ausgingen, dass sie die Frau heimlich verfolgten, dann fanden sie das nicht nur aufregender sonder die Frau auch symphatischer.
 
Dass die “Sterblichen kein Geheimnis verbergen koennen” schrieb bereits Siegmund Freud — denn “wessen Lippen schweigen, der schwaetzt gerne mit den Fingerspitzen”. Es gibt Menschen, die tratschen gerne, andere leiden darunter. Geheimnisse koennen wirklich manchmal auch eine Last sein. Es gibt auch Menschen, denen liegen Heimlichkeiten besonders schwer auf der Seele. Ist das Geheimnis zu gross und eine zu grosse Buerde, so verraten sie Vorgesetzte, Ehepartner, ihre Truppen, ihr Land. Sie werden zu Whistleblowern, lassen die Alarmglocken schrillen. Ohne Sergeant Samuel Probance gaebe es keine Bericht ueber Abu Ghraib. Hier tut sich der Zwiespalt zwischen Loaylitaet und Fairness auf, die miteiander in Konflikt geraten.
 
Die Moeglichkeiten, heute an Geheimnisse zu komnen, sind groesser den je. Kleiner geworden sind jedoch die Chancen, herauszufinden, ob man ueberwacht wird.
 
Der Anarchist Guiseppe Manzini hatte es in England 1844 noch leicht, er schickte an sich selbst Briefe, gefuellt mit Sand, Haaren und Mohnsamen, die er in Umschlaegen mit Wachs versiegelte. Als sie ankamen, waren sie leer. Ein Beweis dafuer, dass seine Post gelesen wurde. Im Interrnetzeitalter heisst das “Verbindungsdaten” die werden, wie wir wissen, fein saeuebrlich gespeichert, bis sie jemand braucht. Die Datenstaubsauger laufen auf Hochtouren. Auf der anderen Seite schleppen wir immer mehr mit uns herum, das ander nichts angeht: Ohne Password keine E mail, ohne PIN kein Geld, ohne Zugangscode kein Smartphone. Wir haeufen kleine Geheimnisse an, die grosse Geheimnisse schuetzen sollen und wissen zur selben Zeit, dass sie keine mehr sind. Im amerikanischen Psychotherapeuten Handbuch DSM wurde gerade die Definition verschiedener sozialer Angstoerungen revidiert. Frueher musste eine Paranoia voellig aus der Luft gegriffen sein. Im Zeitalter von prism und X-Keystore kann man gleichzeitig paranoid und gleichzeitig richtig liegen.
 
Nie sei der Erfindungder der Privatsphaere gab es mehr Geheimnisse als heute. Und nie waren tatsaechlich so viele hintern ihnen her — und jeder von uns gehoert dazu. Noch bis zur ersten Haelfte des 18 Jahrhunderts stieg mit dem offentlichem Ansehen einer Person ihr Privileg auf Geheimhaltung, heute sind die Nebeineinkuenfte von Politikern Teil der oeffentlichen Debatte. Auch im privaten “gehoert jemand, ueber den keine exhaustive Datenmenge gesammelt wird, kaum mehr der Welt an”, schreibt der Kulturwissenschaftler Hartmut Boehme. Denn eine Welt ohne Geheimnisse waere, wie Hartmut Boehme schreibt, “der absolute Staat. Es waere die Wueste der Langeweile. Es waere der augenblickliche Verlust aller Spannkraft. Es waere eine Welt ohne Liebe, ohne Eros. Ohne den Zauber der Attraktionen. Es waere Terror. Es waere das Wissen als lueckenloses Gefaengnis”
 
Regina von Flemming. 10. Maerz 2015
Русскоязычную версию текста ищите на сайте www.ruspioner.ru
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • "..
    ко свойствах многомерного пространства
    единобожием пытливый ум прибитый,
    не в силах, психофизики включивши мессианство,
    дойти, оставшись с тайной, местячковостью залитой..
    .
    вот так и оказались запертыми дети
    Вселенной на всего одной планете..
    ..
    Ich komme hier zum Schweigen
    und muhe wie ein Kuh.
    Ich will nicht mehr so schreiben:
    Ich bin "wie alt bist du?"
    .."
    http://ruspioner.ru/profile/albums/6735/view/920/#view_photo-15861 (да это русский порт..)
    (288)
54 «Русский пионер» №54
(Апрель ‘2015 — Апрель 2015)
Тема: Тайна
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям