Классный журнал

Дмитрий Филимонов Дмитрий
Филимонов

Последняя песня Санты

28 декабря 2014 11:00
Обозреватель «РП» Дмитрий Филимонов пишет очерки, это читателям известно (да вот хотя бы см. «Ленин и носки» в этом номере). Обозреватель «РП» Дмитрий Филимонов пишет сказки. Об этом читатели узнают здесь и сейчас. Какой же новогодний номер без сказок?

— А подай-ка мне, внучка, ключ на двенадцать! — крикнул из-под саней Дед Мороз.

— Держи, деда, — сказала Снегурочка, подавая гаечный ключ.

Повреждения были серьезными. Третьего дня они отправились в Москву — на Главную елку. Сани были загружены под завязку подарками, поэтому летели низко и медленно. Когда пролетали над Глухими болотами, какая-то тварь шарахнула по ним из базуки. По данным разведки, на Глухих болотах обреталась банда Кикиморы.

Дед Мороз вылез из-под саней, присел на край и принялся перешнуровывать свои берцы. Зайчики и белочки, набежавшие из ближайшего леса, прыгали вокруг, совали Деду Морозу отвертки, всякие гайки, запасные сальники. Однако устранить повреждения в полевых условиях не представлялось возможным.

— Зайчики-помогайчики, — ласково сказал Дед Мороз и хлопнул в ладоши.

Зверушки брызнули врассыпную, побросав запчасти.

— Ой, деда, там кто-то летает, — сказала Снегурочка, указывая в небо. — Похоже на Змея Горыныча.

— Чушь! — отозвался Дед Мороз. — Какой Змей Горыныч зимою?

— Да разве ж это зима, — вздохнула Снегурочка, — ни снега тебе, ни мороза, на Новый год вовсе дожди обещают. Глобальное потепление!

— Кто тебе это сказал? — фыркнул Дед Мороз.

— Главметеоцентр!

Полная луна освещала не покрытый снегом пригорок, раскуроченные сани, Деда Мороза, Снегурочку, зверушек и разбросанный инструмент. Они были хорошей мишенью.

— Главметеоцентр! — пренебрежительно процедил Дед Мороз. — Ну, это мы еще посмотрим!

Он потянулся к своему большому мешку, достал СВД, прильнул к оптическому прицелу и стал шарить по небосклону. На фоне яркой луны поймал четкий силуэт: сани, олени, дурацкий колпак.

— Ба! — воскликнул Дед Мороз. — Это ж тачанка мистера Санта-Клауса!

Санта летал взад-вперед на почтительном расстоянии, несомненно наблюдая за ними. Разведка!

— Дай-ка, дедушка, я его… — молвила Снегурочка, протянув руку к винтовке.

— Погоди, детка, — отвел ее руку Дед Мороз, — смотри, сколько свидетелей, — кивнул он на зверушек, — мы поступим иначе.

Он достал из мешка сигнальный флаер, чиркнул о каблук, красное пламя осветило пригорок. Дед Мороз держал флаер на вытянутой руке, наблюдая за Сантой. Завидев сигнал о помощи, тот подлетел ближе, снизился, прошел на бреющем и наконец приземлился неподалеку.

— Can I help you? — крикнул Санта-Клаус, не вылезая из саней.

— Yes! — крикнул в ответ Дед Мороз и замахал рукой. — Иди сюда!

Санта с опаскою подошел ближе.

— Видишь, дружище, у нас проблемы, — сказал Дед Мороз приветливо, — нам нужны твои сани.

— Nein, — делано улыбнулся тот, — у меня много работы, Christmas, New Year.

Дед Мороз вскинул винтовку, снял с предохранителя.

— Короче, — устало сказал он, — мы и так потеряли полдня. Внучка, обыщи-ка его!

Снегурочка обошла Санта-Клауса сзади, подбила ему руки кверху, обшарила с ног до головы, в помпоне колпака нащупала вшитую ампулу с ядом, сорвала колпак и бросила Деду Морозу.

— Чисто! — крикнула она.

— Руки за спину! — скомандовал Дед Мороз и щелкнул наручниками.

— Я буду жаловаться Снежной Королеве, — сказал Санта.

Молчанье было ему ответом. Санта-Клау­са уложили на дно его саней. Он рычал и брыкался.

— А ну-ка дай я его успокою, деда! — сказала Снегурочка, протянув руку к винтовке.

— Погоди, детка, — сказал Дед Мороз, — мы поступим иначе.

Он достал свою флягу, отвинтил крышку и велел Санте пить. Тот мотал головой и мычал, стиснув рот. Дед Мороз разжал ему зубы штык-ножом и залил в пленного изрядную порцию спирта. Санта сперва долго кашлял, потом затих. Сверху положили мешки с подарками, вскочили в сани — и взмыли в небо.

Сани были отменные, красные, лаковые, а главное, мощные и, несмотря на перегруз, тянули хорошо. Когда набрали заданную высоту, поравнялись с вороной. Та уселась на мешки с подарками и карк­нула:

— Здрравия желаю!

— Что скажешь? — кивнул Дед Мороз.

— Дерржитесь подальше от того леса, — посоветовала ворона, — там стоит полк Бабы-яги. Вчера они все нажррались марринованных мухоморров и теперь шмаляют куда ни попадя, в чужих и в своих.

Дед Мороз поблагодарил ворону и взял правее, облетая лес. Однако на всякий случай стал бросать за борт пиропатроны, чтобы сбить с курса управляемые ракеты. Пиропатроны бахали и оглушительно визжали.
В этот момент из-под мешков с подарками послышалась песнь:

Эх, морро-оз, морро-оз!
Не моро-озь меня!
Не моро-озь меня!
И майво-о коня!
 
— Что это у вас там? — с подозрением спросила ворона.

— Коллега, — пояснил Дед Мороз. — Кажется, мы его разбудили.

— А, — сказала ворона, — ррановато вы начали, — и улетела по своим вороньим делам.

— Cold! — закричал из-под мешков с подарками Санта. — Холодно!

— Давай, деда, я его успокою, — сказала Снегурочка, протянув руку к винтовке.

— Погоди, детка, — отстранил ее руку Дед Мороз, — мы поступим иначе.

Он пошарил в своем мешке, вытащил кос­тюм медведя и бросил Санте:

— На-ка, надень!

Пленный успокоился. Согрелся, должно быть.
 
До Москвы долетели без происшествий. Город сверкал огнями, на окраинах то и дело постреливали, однако это была не канонада, а новогодние фейерверки. Снижаться стали над Пресней.

— Деда, Кремль вон там! — дернула его за рукав Снегурочка.

— Погоди, детка, тут у нас тоже дела.
 
Олени цокали копытами по асфальту, мимо спешили прохожие с праздничными пакетами в руках, не обращая внимания на Деда Мороза в санях, запряженных оленями, ибо в Москве это дело обычное. Особенно в Новый год.

Сани остановились в тихом переулке у неприметного серого дома с пятью колоннами при входе и вывеской «Главметеоцентр». Выпрыгнув из саней, Дед Мороз взвалил на плечо свой мешок.

— А куда девать этого? — спросила Снегурочка, кивнув на Санту в медвежьем костюме. — Давай-ка, деда, я…

— Погоди, детка, — остановил Дед Мороз, — ты его стереги, я обернусь быстро!

Он толкнул дверь и решительно шагнул внутрь. Сотрудники Главметеоцентра уже открывали шампанское и очень обрадовались гостю.

— Здравствуй, Дедушка Мороз! — воскликнул старший научный сотрудник, хлопнув в потолок пробкой.

— Борода из ваты! — подхватила блондинка из лаборатории верхних слоев атмосферы.

— Где ваш главный? — не отвечая на приветствия, рявкнул гость и, увидав на двери табличку со знакомой каждому телезрителю фамилией, двинулся в кабинет.

Главный метеоролог сидел в своем кресле и ел мороженое.

— Приятного аппетита! — глухо сказал Дед Мороз, усаживаясь напротив.

— Пахиха, — невнятно произнес Главный метеоролог, поскольку его рот был полон мороженого.

— Профессор, — продолжал Дед Мороз, покончив с предисловиями, — ваш новогодний прогноз мне категорически не нравится, поэтому я предлагаю вам изменить его. Прямо сейчас.

Главный метеоролог успел проглотить мороженое, поэтому мог позволить себе рассмеяться.

— Друг мой, — сказал он, — мне понятны ваши мотивы, однако глобальное потеп­ление…

— Короче, — перебил его Дед Мороз, достал из мешка СВД и положил себе на колени, — прогноз будет такой: обильный снег, мороз минус тридцать, ну ладно, пусть минус пятнадцать, и глобальное похолодание.

— Понял, — кивнул Главный метеоролог и поднес к уху телефонную трубку. — Алло, это отдел нижних слоев атмосферы? Экстренный прогноз погоды, записывайте: обильный снег, мороз минус э-э…

— Пятнадцать! — подсказал Дед Мороз.

— …минус пятнадцать градусов и глобальное похолодание. Да-да, именно так, и срочно отправьте на все телеканалы.

Дед Мороз включил телевизор. Показывали новости. Он ждал, постукивая пальцами по прикладу. Главный метеоролог прислушался к этому ритму и узнал мелодию. «В лесу родилась елочка».

Тем временем диктор объявил:

— А сейчас экстренный прогноз погоды от Главметеоцентра…

Дед Мороз глянул в окно. Пошел снег. Резко холодало. Он сунул винтовку в мешок и раскланялся.

— Не желаете мороженого? — спросил его напоследок Главный метеоролог.

— Благодарю вас, я не ем мороженое, — ответил Дед Мороз.
 
А на улице по свежему снегу танцевал медведь.
Эх, яблочко!
Куда ты котиссья!
Ко мне в рот попадешь!
Не воротиссья!
 
Медведь пел, аккомпанируя себе на балалайке, стоявшие вокруг граждане хлопали в ладоши и смеялись.

— Говорящий медведь! — крикнул маленький мальчик, показывая пальцем на Санта-Клауса.

— Он еще и по-английски может, — сказал Дед Мороз, усаживая Санту в сани.

— Ты где балалайку взял? — спросил он шепотом.

— А че? — зашептал в ответ Санта. — Люди добрые подарили!
 
На Главную елку страны они прибыли как раз вовремя. Приземлились на Ивановской площади Кремля, Дед Мороз взвалил на плечо свой мешок, помог вый­ти Снегурочке и обернулся к Санте:

— Спасибо, дружище! Ты помог нам. Забирай свои сани, теперь мы уж как-нибудь сами. Гони домой! Успеешь. Разница во времени, ты ж понимаешь.

— Э-э, nein! — отвечал Санта. — Я с вами!

Он ударил по струнам балалайки и взял Снегурочку под руку. «Стокгольмский синдром», — подумал Дед Мороз, однако вслух ничего не сказал.

Дед Мороз со Снегурочкой, взявши за руки детей, водили хоровод вокруг елки, Санта в костюме медведя бренчал на балалайке и танцевал. Актер костромского театра, нанятый на роль медведя, решил, что его подсидели, и, улучив момент, затащил Санту за кулисы, чтобы набить ему морду, но тут подоспел Дед Мороз и объяснил артисту из Костромы, что второй медведь не актер вовсе и на гонорар не претендует категорически.
Потом Дед Мороз вернулся к детям, развязал свой мешок с подарками, вытряхнул на сцену пластмассовые автоматы Калашникова, игрушечные штык-ножи, пис­тонные ружья, танки, зенитно-ракетные комплексы, и дети радовались, разбирая подарки. Подверженный Стокгольмскому синдрому Санта тоже развязал свой мешок и вывалил на сцену его содержимое. Однако детей мало интересовали мишки Тедди, «сникерсы», «чупа-чупсы» и даже красные гоночные машинки. Дед Мороз запихал Сантовы подарки обратно в мешок, насилу усадил его в сани и протянул колпак с вшитой в помпон ампулой с ядом.

— Возьми, это твое!

— Ай! — отмахнулся Санта.

Пока Дед Мороз возился с коллегой, Снегурочка схватила винтовку и наконец стрельнула! В воздух. От звука выстрела запряженные в сани олени вскинули головы, ударили себя рогами по спинам, отчего рванули с места и взмыли в ночное московское небо — с тангажом «боинга». Санта-Клаус в костюме медведя стоял в санях в полный рост, размахивал балалайкой и пел:

Эх, тачанка-ростовчанка!
Наша гордость и краса!
 
— Не летай над Глухими болотами! — крикнула вослед Снегурочка, однако Санта вряд ли услышал ее.

Бом! Бом! — били кремлевские куранты. Валил густой снег, приглушая все звуки, но громкая песня Санты еще некоторое время звучала с небес:

Краснармейская тачанка!
Все четыре колеса!
 
В кармане Деда Мороза зазвонил телефон. Секретарь Снежной Королевы от имени Ее Величества требовал немедленно освободить Санта-Клауса из плена, ибо в противном случае… Дед Мороз нажал «отбой». Мороз крепчал. Глобальное по­тепление заканчивалось.  

Рассказ Дмитрия Филимонова опубликован в журнале "Русский пионер" № 51. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
51 «Русский пионер» №51
(Декабрь ‘2014 — Январь 2014)
Тема: Новый год
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям