Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Железный принцип и черная точка

30 ноября 2014 13:32
Обозреватель «РП» Николай Фохт совершает выбор, который приходится рано или поздно совершать каждому, в том числе и читателю «РП». Но читатель «РП», прочитав колонку Николая, получает преимущества перед остальными: он знает, что ТТХ в этом выборе не главное. Есть кое-что поважнее.

ГЛАВНОЕ — не отступать от принципов. Многие ведь думают, что важно выбрать лучшее, самое быстрое и современное, а также красивое. Нет, главное — это принципы.
 
Но сначала хотелось бы сделать небольшой каминг-аут: я слышу телевизор. С детства. Сейчас меньше, потому что телевизоры не те, плазменные — они менее звонкие, но тоже слышу. Я слышу не звук трансляции, а слышу электромагнитные, что ли, излучения телевизора. Мне всегда казалось, что это нормально. Может, это, кстати, и нормально — но никто никогда не признавался, что слышит телевизор, как я.
 
Вот как бывало: возвращаюсь я домой и где-то у фабрики «Москва», метрах в трехстах от дома, начинаю слышать телевизоры. Такой резкий звук, практически звон в ушах. Он такой толстый, но несильный, неконкретный. Потому что я слышу сразу все телевизоры своего дома, которые включены в этот момент. Когда приближаюсь к самому подъезду, я концентрируюсь на своем этаже, на своем балконе — и точно могу в этот момент сказать, включен телевизор у нас или нет. На лестничной площадке на меня нападают уже телевизоры всех четырех квартир. Слышу, где работает, где нет.
 
Нет, какую программу смотрят, определить не мог.
 
Нет, к врачу не обращался.
 
Я обращался к друзьям. Осторожно рассказывал им, что слышу телевизор. Мы даже ставили опыт, устраивали эксперимент: угадывал, включен или выключен телевизор в соседской квартире, через стенку угадывал. Мы звонили соседям и проверяли. Стопроцентный результат.
 
Говорю, может, это у всех так, но мне никто больше не признавался, а мальчики, которые пытались повторить, всегда получали сорок-пятьдесят процентов.
 
Так вот, так сказать, дар у меня был, но где его применить, я не знал. Пытался применить его к девочкам из класса, когда в моем классе еще были девочки. К сожалению, мой рейтинг это никак не повышало, даже у деревенских девочек, летом, когда мы жили на даче. Для деревенских девочек важно было, чтобы мальчик курил. А я не курил. Что было важно для девочек московских, я тогда не знал, поэтому записался в самбо. В том числе из-за девочек. Парадоксально, но самбо повлекло прямо противоположный эффект: я оказался в спортивной школе и девочек больше не видел вплоть до первого курса университета.
 
А телевизор продолжал слышать.
 
И продолжаю.
 
И, конечно, я слышу мониторы компьютеров, особенно прежние, не жидкокристаллические.
 
Как из этого извлечь выгоду, до сих пор не знаю. Также не знаю, стоит ли об этом говорить неврологу или ухо-горло-носу. Или психиатру. Я никогда им это не рассказывал. Только, как я уже сообщал, мальчикам и девочкам из школы.
 
Все это очень важно знать, чтобы понять, почему я так обрадовался телефону HTC One M8. Я ему обрадовался, потому что я его почти не слышу — в отличие от других телефонов. Я слышал и Sony, и iPhone, и Nokia, и Lenovo, и Huawei, и даже некоторые другие я слышал.

А когда я взял в руки свой нынешний HTC, включил — возбуждение достигло наивысшей степени. Телефон работал бесшумно. Это нирвана, точно вам говорю. Это как будто тебя выдернули во вторник, часа в два дня, с остановки троллейбуса на Садовом кольце, на Зубовском бульваре, и поместили прямо на пляж под тайским Районгом. Так же тихо, тепло, процессор плещется, как залив… Нет, залив посапывает, как процессор. В общем, кайф.
 
Но и это не главное, а главное — придерживаться принципа. С телефонами, как я теперь понимаю, особенно.
 
Но путь к моему новому аппарату был сложным, драматическим. Принцип у меня один, я его продавцам заявляю прямо: телефон мне нужен железный, максимально то есть железный. Это важно, потому что только телефонное железо способно выдержать мой образ жизни и модус операнди. Пластик разваливается, стекло откалывается. Asus, Sony-Ericsson, HTC предыдущего поколения полностью оправдывали железо. А в этом году, в самом начале, дрогнул — выбрал SonyXperia Z1. В честь того маленького телефончика, который еще был с Ericsson. А тот, в свою очередь, разумеется, в память об Ericsson первородном, из девяностых. Со сменной батарейкой. Увесистый аппарат, батарейки хватало надолго. Короче говоря, поддался эмоциям, а не принципу. Тем более стекло нового поколения, антивандальное, водонепроницаемое, камера, как всегда, хорошая. Красивый аппарат.
 
Но я сразу услышал, как свою электромагнитную цифровую сущность он ворочал с трудом, натужно. И вроде запас есть, но как иной штангист даже маленький для себя вес берет с криком или с пхыком — в общем, неадекватно громко, — так и Sony. Но ладно, я ведь смирился с этим вечным телевизионным фоном — главное, что водонепроницаемый. Но не тут-то было.
 
Сначала на экране появилась черная точка. Я не перфекционист, фиг с ней. Шум, точка — ничего, главное — камера прекрасная. Отдал в гарантийный ремонт. Три недели звонил по медленному телефону за 1000 рублей. Ничего, думал, я не гик какой, главное, чтобы слышно было собеседника. Собеседника было слышно, не слышно было меня. К тому же он работал, этот телефон, который даже называть не хочется, очень громко в смысле электромагнитного фона. Потом было счастье и эйфория, когда получил из ремонта Sony — ровно две минуты это длилось. Потому что сразу выяснилось, что точка осталась. А чего ремонтировали-то? Мы не знаем. Кто знает? Завод знает, но позвонить туда нельзя, доехать нереально, адрес неизвестен. Ладно, еще потерплю, главное — дизайн хороший.
 
Еще через две недели телефон вернули без точки. Трудно передать мою радость. Два дня ушло на реставрацию и персонализацию начальных экранов, всякую там синхронизацию, восстановление паролей и прочую муть. Когда все было готово и я приготовился погрузиться в пеструю череду будней с непотопляемым Sony, с Z1, внезапно обнаружилось, что дисплей работает не совсем так, как следует. То есть он горит, но он сошел с ума. В эсэмэсках нажимаешь на «ц», а печатается «ю» — совсем неблизкая буква. Два раза из десяти невозможно предугадать, чем закончится тап. Ну а что, я стал терпеть — телефон-то красивый, снимки прекрасные. Невозможно ответить на звонок — так еще не известно, нужно ли именно на этот звонок отвечать? Он же все-таки водонепроницаемый. И вообще, как мне объясняли в начале пути, в телефоне Z1 учтены все недоработки телефона Z, в смысле все недостатки исправлены. Небо и земля эти Z и Z1. Ну да.
 
Однако я еще раз отдал телефон в ремонт. Он пробыл там две недели — сказали, сложная проблема. Потом отдали, поменяли программное обеспечение. Конечно, он не работал.
 
Подключив сайт общества потребителей, я вернул деньги: количество дней в ремонте не оставляло продавцу никаких шансов. И тогда я вернулся к принципам, к своим железным принципам. Но и к чувствам: HTC — это то, что мне сейчас нужно. В нем стало еще больше железа и батарейка мощнее.
 
Первые десять дней все шло как по маслу: собственная оболочка у HTC вообще лучшая, я почти не слышу процессор, поэтому сплю замечательно. И еще: очень громкий звонок, вообще, динамики — очень. Это прекрасно. Он большой и железный. Большой, бесшумный, но громкий, железный — экстаз. Да все вообще замечательно — прошивка обновлялась за десять дней раз семь. Пока я не догадался, что прошивка не встает. На почти новый, пустой телефон. Это, кстати, плохо.
 
Проверка в центре поддержки HTC показала, что прошивка у меня гонконгская. А на борту телефона стоит Евротест. Явный парадокс. Чтобы удостовериться, сбросил до заводских — давно я так не паниковал. Под бесшумной алюминиевой оболочкой скрывался совершенно не адаптированный китайский язык. Два часа потребовалось, чтобы методом проб и ошибок перейти на русский.
 
Телефон я сдал, конечно, — в магазине очень удивились. Такого, говорят, у них вообще никогда не было. Я верю. Такого ни у кого не было.
 
Разумеется, я запсиховал. Сначала купил сразу запасной телефон — Nokia, на Windows, но с возможностью Android. Да, согласен, странная идея. Ну и что? Главное достоинство моего нового запасного телефона — хороший GPS с бесплатным навигатором. Все остальное уже не важно.
 
Вообще, я чувствовал себя обманутым. Весь мой план по покупке надежного устройства обернулся невообразимой Nokia со скрипящим программным обеспечением. Но раз уж Nokia, то экспериментировать до упора. И я стал перебирать марки, модели. Ходил, смотрел, щупал, слушал. Теперь требование было одно: самая последняя модель за небольшие деньги. Шестой iPhone не проходил по деньгам (хотя он-то как раз железный). Huawei оказался каким-то совсем уж страшным, Lenovo — огромной и тяжелой дурой с противоречивыми характеристиками. В Samsung мне не нравится сам Samsung: по моему опыту, любой прибор этой компании ломается сразу после окончания гарантии.
 
Я маялся, Nokia скрипела, но зато отлично работал навигатор. Навигатор работал отлично, но батарейка вместо трех дней держалась полсуток.
 
Трудные дни.
 
Решение пришло утром, за завтраком. Яйцо всмятку, кофе. Все просто. Надо вернуться к принципам. Железный, недорогой, последний. Это, как ни крути, HTC, который у меня уже был. Просто нужно купить его еще раз, проверив прошивку.
 
Так я и сделал.
 
Все прошло идеально. Прошивка встала на свое место как влитая. Он даже не урчит, а тихонько дышит. В нем есть все, что есть на сегодня. Да, странная камера, зато все меня слышат. Громкий, большой. Железный.
 
ТТХ в гаджетах не главное, главное — не поступаться принципами.

Колонка Николая Фохта опубликована в журнале "Русский пионер" №50. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
50 «Русский пионер» №50
(Ноябрь ‘2014 — Ноябрь 2014)
Тема: ЭЙФОРИЯ
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям