Классный журнал

Bита Буйвид Bита
Буйвид

Сухость во фьордах

31 октября 2014 11:10
Эта рубрика изначально подразумевала выдержку. В первую очередь того, кто возьмется ее вести. Вита Буйвид держалась и вела рубрику рекордно долго. Так было до самого страшного испытания: командировки на тест-драйв в Норвегию.

Я ЛЮБЛЮ путешествовать без подготовки. Без теоретической и без практической. Только это дает мне ощущение путешественника, даже частично первооткрывателя. Потом, по возвращении, можно все систематизировать, добрать упущенной информации. Но ни в коем случае не наоборот. Иначе ведь неминуемо превратишься в путеводитель-вумен, начнешь как дура достопримечательности выискивать — скучно это, все равно что чужую карму проживать. И на приключения при таком раскладе рассчитывать сложно. Нет уж, я лучше по принципу «пойдитуданезнаюкуда». Изредка, конечно, я попадаю в лапы организованного туризма. Ну там уж и вовсе готовиться не нужно — всё за тебя уже решили. Или не всё? Я так думала, что всё, что интуицию в этот раз даже не слушала. А зря. Нужно слушать. Интуиция у нас, жителей мегаполиса, и так уже почти без права голоса. И все чаще помалкивает. Робко так иногда намекнет, но по большому счету не настаивает уже.
 
Дело было так. Норвегия. Лето. Рыбалка. В последнюю минуту оказалось, что еще и тест-драйв. Мейл пестрел вопросами: права есть? Размер одежды какой? Возьму, думаю, побольше. Наверняка ведь футболки с логотипами заказывают. Мужику отдам, пусть в ней делает что-нибудь полезное. Спит зимой, например. А то и так он сопел по поводу рыбалки, а когда к этому еще и «субару» добавилась, совсем как-то стал очень занят на работе.
 
Заночевать перед отъездом пришлось поближе к аэропорту, у него. Ночь эта была особенная. Мундиальная. Финал. Еще и сослуживец к нему приехал бестелевизорный. То есть человек безусловно интеллигентный. Но пришлось терпеть. Отношения пока в фазе нестабильности, тут присматриваться нужно. И я тихо так присматривалась. Сначала я обнаружила, что мужики болеют совсем не за ту команду. Ну то есть я за одну, а они за другую. Я, конечно, в обморок от этого не упала, у меня даже хватило ума не сообщать им о своем открытии. И тут, о ужас, оказалось, что гость не пьет пиво. А пьет вино. И так нервничает, что пьет быстро. Бутылку вина, с которой он пришел в гости, он буквально за полчаса выпил. Я старалась пить медленно. Мне же лететь утром. Гость переключился на мою. Я, конечно, хозяйка радушная, но мне сложно контролировать запасы на чужой территории. И так получилось, что к концу матча ничего в доме не осталось, кроме пива. Ну вот, и как это теперь отмечать? Кому победу, кому поражение — но пиво-то мы оба не пьем. Открыла я свой чемодан неприлично зеленый, достала из него бутылочку заветную. Как же на север без бутылочки? Я северное лето хорошо знаю. И люблю до умопомрачения. А когда любишь — знаешь все. Но тут такое дело, пришлось расчехлить стратегический запас.
 
Около пяти утра мы закончили. А в восемь будильник потребовал немедленной отправки в аэропорт. Это была, конечно, методологическая ошибка. Два сорта вина, плюс текила, плюс всего три часа сна, плюс экзотический салат и еще чипсы в три часа ночи.
 
В таксфри я зайти не смогла. Вид полок с бутылками вызывал паническую атаку. Ну ничего, думаю, я все же не на Северный полюс лечу, магазины там наверняка есть.
 
Самолет был маленький какой-то, чкаловский, раскрашен под хохлому. Страшновато. Потом выяснилось, что не как у Чкалова, а как у Прохорова. Что это самая надежная модель и ее все для личных перелетов покупают. А вот люди мне понравились. Редкость, правда? Никаких орущих младенцев, суетливых теток и прочих курортников. Все же северное лето — для истинных ценителей. Север случайных людей не любит. И время года тут значения не имеет. Самолет наполнился уверенными крупными мужчинами-рыболовами и их боевыми подругами — тоже крупными и тоже уверенными.
 
В Тромсё я пыталась обзавестись наличными купюрами, но организатор так уверенно сообщил мне, что наличные в Норвегии мне вряд ли понадобятся, что я расслабилась, успокоилась и допустила следующую методологическую ошибку — пропустила местный таксфри.
 
На пассажирском сиденье мне было даже уютно, но тревога нарастала. Мы очень быстро покинули относительно населенный Тромсё, и никаких магазинов по пути следования не наблюдалось. Ну сами подумайте, откуда винный магазин в Люнгенских Альпах? Я старалась не паниковать. Нет, выпить мне пока абсолютно не хотелось, но факт того, что я оказалась за полярным кругом без грамма резервного спиртного, повергал меня в ужас. В гостинице я деликатно попыталась выяснить, где местные жители покупают напитки. И тут я услышала приговор: только в специализированных магазинах. Ну и время работы у них соответствующее, негуманное, я бы сказала. С грустью я смотрела на нежнейший полярный закат, утешая себя хорошей погодой и тест-драйвом, предполагающим кристальную трезвость. Но себя не обманешь. Я совершенно отчетливо понимала, что оказалась в глупейшей ситуации, особенно учитывая прямое отношение именно к алкогольной рубрике журнала. Я ведь еще и карточку заветную райффайзеновскую — изечку черную найти не могла, а на зарплатной давно уже денег не было. Вот ведь кошмар в чистом виде: без спиртного, без наличных и, видимо, без средств. И тут на пирсе появились наши, и организатор загадочно так у меня спросил: «Пьешь?» Боже мой, какое счастье организованный туризм, подумала я. Ведь и правда все за тебя решили, и надо же, и об этом позаботились, счастье есть, зря я волновалась, и зачем я только в этот раз перед отъездом историю викингов читала, жизнь удалась, ура. Мы проследовали в чей-то номер. Пить я еще не очень могла, но оценила ситуацию. Оказывается, все было не так радужно — в местном таксфри затарились всего лишь пивом. Мне досталось немного остатков московского еще «Джеймсона», но паника вернулась.
 
Утром удалось найти магазин. Но мы не совпали с ним по времени. За руль я опять не села. Причина была комична, конечно, — боязнь автоматической коробки. Все остальное в этой машине мне уже нравилось, даже люк, как у моей долгожительницы. Но старые машины, они ведь как жены — сразу чувствуют факт прелюбодеяния и начинают вредничать. На всякий случай я опять заняла пассажирское сиденье. Состояние от этого возникло философско-наблюдательное. Результаты таковы: Северная Норвегия летом очень напоминает гавайский Биг-Айленд зимой, а приверженец вина сродни вегетарианцу. Хорошо ему там, где виноград растет. В остальных регионах возможны сложности даже в условиях глобализации. Невменяемая красота острова Сенья все же отвлекла меня от грустных мыслей. Но когда мы доехали до точки назначения, мысль о вине опять прочно засела в моей голове. Значит, в раю вина не будет? Потому что ощущение, что я в раю, уже прочно закрепилось в моем сознании. Зачем нужен рай без вина? Можно будет, конечно, попытаться ферментировать нектар и амброзию, но может ведь и не получиться.
 
Мы продвигались все дальше на север. Я уже перебралась за руль, и какое-то время меня это успокаивало. Правда, навигатор верещал противным голосом: «Вы превысили допустимую скорость». А вы сможете ехать на «форестере» пятьдесят кэмэ? Как Джулия Робертс говорила в «Красотке», «машиназверьнежретапрет». Мысли о нецелесообразности попадания в рай усилились. Рай на тот момент зафиксировался в моем сознании следующим образом: Лофотенские острова, отличные дороги, очень хорошая машина, изредка скорость максимум девяносто и ни красного вина, ни белого.
 
Бывают мечты возвышенно-прекрасные, а бывают простенькие совсем. Их и мечтой-то назвать можно с большой натяжкой. Многие даже подумают, что это тривиальное навязчивое желание, особенно в случае с алкоголем, но нет, мечта все же. Мне ведь не просто выпить хотелось, в этом случае я могла пиво пить местное или сладкий крепкий алкоголь, которым команда успела затариться. Нет, я совершенно точно знала, чего мне не хватает для полного счастья, и это мне здесь не попадалось.
 
Пришлось смириться и тихо мечтать о стаканчике «Диан де Бельгрейв», наслаждаться волшебной совершенно природой, неожиданным пониманием Грига и даже пересмотром своего отношения к Ибсену, учиться ездить медленно и полюбить автоматическую коробку передач, и слать СМС домой с точным указанием, каких именно напитков нужно прикупить к моему приезду, и запаковать чемодан, и сомневаться, нужно ли отправляться на это последнее ночное мероприятие с пошлейшим названием «Сафари за полуночным солнцем».
 
Но все равно ведь плохо спится в эти слишком белые норвежские ночи. Поехала. Две надувные лодки, как у сомалийских пиратов, только новенькие, без заплаток и пулеметов, последние модели, сомалийским пиратам таких еще лет двадцать ждать. Костюмы выдали непродуваемые, спасательный жилет встроен в конструкцию, перевернешься — дернешь за кольцо и болтайся себе в море, пока тебя не спасут. Шли в тумане, по приборам. Страшновато слегка, но эффектно. Лодочники свое дело знают. Это для нас паром из тумана выскочил неожиданно, они-то его давно засекли. А название у мероприятия хоть сопливенькое, но после сорока минут плотного графитового тумана выскочить в розовую воду и пожалеть, что нет солнцезащитных очков, круто, конечно. Но и это еще не предел радостей. Причалили к маленькому островку. Два дома на нем, церковь и кладбище. Вот оно, счастье. Я ведь большой любитель по кладбищам разгуливать, рейтинги составлять кладбищенские. Так вот, это прочно разместилось под номером один. Ключ от церкви под порогом лежал, лодочники нам все открыли. Вместо иконы в алтарной части картина наивного художника — Христос со своими в лодке в таком же тумане графитовом. Генератор в углу, чайник электрический и печеньки. Кладбище прекрасно в своем умиротворении, особенно старая часть, справа от церкви. Да и новая ничего. Могил мало свежих, три-четыре в год всего. На берегу песок белый, ракушки фиолетовые. Эх, думаю, потеряться бы здесь. Пусть они в свое Тромсё без меня плывут. А я тут погуляла бы в одиночестве, а в церкви переночевать можно. Не вышло: лодочники все поголовье считают, ответственные ребята. На обратном пути туман еще темнее стал, ветер добавился, еще и лодочники шоу нам устроили с теоретическими столкновениями, разворотами, скачками по волнам. Мозг, конечно, понимал, что все это развлечения, а организм иногда не слушался мозга — то вскрикнет, то екнет внутри, и замерз, гад, хоть на обратном пути шапки выдали и перчатки. Замерзла я нешуточно, до слез, Достоевского вспоминала: «Извозчики плакали от холода». Забегаю в бар по пути к отелю, без четверти час, а спиртное не наливают. Запрещено после одиннадцати. Чай бармен предложил. За все остальное его, оказывается, под суд могут отдать. Не стала я чай пить. Мне получше идея пришла в голову. И знаете, сработало. Холодным белым вином из мини-бара согреться сложно, но если пить его под горячим душем — отлич но получается. Хорошо, что, когда я на это сафари собиралась, нашла в кармане куртки все же карточку райффайзеновскую. Теперь и гульнуть можно было. Поэтому я решила согреться кардинально: у ближайших соседок тоже из мини-баров винцо изъяла. Отлично получилось. И согрелась, и эндорфинов добрала нужное количество. Сбылась моя мини-мечта. А утром еще и на шопинг сгонять успела. Так что если кто хочет рай примерить — это в Норвегию. Только с напитками все продумать нужно заранее.

Колонка Виты Буйвид опубликована в журнале "Русский пионер" №49. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
49 «Русский пионер» №49
(Октябрь ‘2014 — Октябрь 2014)
Тема: МЕЧТА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям