Классный журнал

Виктор Ерофеев Виктор
Ерофеев

Не женщины мне снятся, а Гавайи

04 ноября 2014 17:00
Поначалу читатель, возможно, интерпретирует колонку Виктора Ерофеева как римейк гоголевских «Записок сумасшедшего». Но по мере чтения закрадывается сомнение: а вдруг повествователь совершенно нормален, а это мы его не догоняем?

Я — человек скромный, застенчивый, родом из коммуналки, а мечты мои — вовсе наоборот, они дружат с богами!
 
Я, вообще-то, по натуре своей не мечтатель, я, скорее, хоккеист, а не фантазер, но, может, именно поэтому из меня выползают, выбегают, вылетают, как шайбы, мечты непозволительного свойства, роскошного содержания. Удар, еще удар, и, вырвавшись на волю, мечты приобретают для меня силу закона.
 
Не женщины мне снятся, а Гавайи.
 
Если бы я был русским царем, то я бы присоединил к России Гавайи. Вы, может быть, думаете, что это глупость, а я вам скажу: это моя сокровенная мечта! И я сделаю все, чтобы присоединить Гавайи к России. Я изучал вопрос. Я знаю, о чем я говорю.
 
Я даже специально инкогнито ездил в Гонолулу и присматривался. Вообще, Гонолулу — это чисто русское название, наподобие Рязани или Нижнего Новгорода.
 
Прислушайтесь, как оно звучит: Гонолулу! Повторяйте за мной сорок раз: Гонолулу, Гонолулу, Гонолулу, Гонолулу, Гонолулу, Гонолулу… Теперь вы поняли, что я не ошибся, звучит как колокольчик, по-нашему, чем не Воронеж? В Гонолулу все повадки у жителей очень русские. На улице в основном слышна русская речь, хотя вся документация ведется по-английски, цинично, в нарушение всяческих приличий. Особенно страдают от этого местные пенсионеры, так и не выучившие английскую тарабарщину. Вы думаете, что я сумасшедший?
 
Но нет! Я просто хорошо информированный царь. И еще: я люблю наш русский мир. Я его люблю активно. Не пассивно. Он без границ, потому и называется миром. Он мирный, никого не обижает, потому и называется русским.
 
На Гавайях живут в основном наши племена, переехавшие в течение долгого времени на Гавайи на заработки. Там много казаков, якутов, старообрядцев, бежавших от сибирских морозов. Каждая вторая церковь на Гавайях — православная. Об этом нашим согражданам должно неустанно напоминать телевидение. Правда, гавайские храмы — без луковок. Но луковки мы добавим, как присоединим. И вообще, там очень много цветов, по всем гавайским островам, все равно как тюльпанов у нас в Александровском саду.
 
На Гавайях, что характерно, наши люди в знак солидарности носят на шее венки из тропических, сильно пахнущих цветов. У нас такие цветы кладут на кладбищах. Это значит, что на Гавайях люди носят траурные венки на шее, скорбя о разрыве с соотечественниками. Они там, на Гавайях, часто произносят: «Алоха! Алоха!» Это слегка искаженное наше имя Алёха. Зовут гавайцы к себе Алёху — воина-освободителя.
 
В кустах на Гавайях живут птицы, очень похожие на наших петухов и кур. Они только разноцветные и большие, потому что на Гавайях теплый климат.
 
Этих птиц там называют павлинами. У них такие хохолки, похожие на нашу шапку Мономаха. Это наши, домашние птицы, павлины, только немного одичавшие в неволе.
 
Россия — родина ананасов. Зайдешь у нас в каждый продовольственный магазин — везде ананасы. Я присмотрелся, когда был на Гавайях инкогнито: там тоже полно ананасов. Причем они там растут на грядках, как у нас растут наши собственные ананасы, похожие на картошку. Вы думаете, я сумасшедший? Сами вы сумасшедшие!
 
А кто тогда бомбил наше Гонолулу в 1941 году, когда нам и здесь было нелегко? Война там, война здесь. На несколько фронтов. Там японцы. Здесь немцы. Мы победили. Но наше Гонолулу отошло к англосаксам. Они там, вопреки международным договоренностям, устроили поля для гольфа и военные базы культуры и отдыха. Туда снова приезжают подозрительные японцы. Они говорят там на японо-татарском диалекте и хотят автономии. А какая такая может быть автономия, если Гавайи — наша земля!
 
Моя мечта о возвращении Гавайских островов основана на исторических фактах. Наши люди знают в основном о русской Аляске, где до сих пор продаются на базарах матрешки, которые тоже хотят воссоединиться со своими матрешками-соотечественницами. Но мало кто из наших людей знает, что в 1809 году в результате справедливых международных договоренностей, контрактов, печатей, конторского клея и меморандумов Гавайи законным образом вошли в русский мир. И казалось, что навсегда.
 
Радость гавайского народа, племенного короля Гавайских островов, королевского дворца и королевской армии не знала пределов. Все население залезло на капоты и крыши проклятых американских автомобилей и прыгало от радости. Над Гавайями развевались наши знамена. Американской хунте пришел конец.
 
Император Александр Первый стал законным хозяином Гавайев и несколько раз, так же как и я, инкогнито посетил Гавайские острова вместе со своими силовиками: Аракчеевым и Сперанским. То же самое сделал и певец Владимир Высоцкий, также инкогнито, без разрешения властей посетивший Гавайи, испытывая ностальгию по утраченной родине. Как русский царь, я предлагаю в честь императора Александра назвать главный проспект Гонолулу, а в честь певца Высоцкого назвать одну из улиц города или, например, океанский порт.
 
Этот порт, между прочим, был разбомблен самими американцами в 1941 году. Это не противоречит тому факту, что на порт напали японцы, потому что еще тогда японцы и американцы нашли общий язык и действуют сообща до сегодняшнего дня, угнетая свободолюбивый народ Гавайских островов. Конечно, как русский царь, я буду действовать осмотрительно, прибегая к маленьким военным хитростям. Например, из четырех островов можно поначалу забрать один или два, те, которые ближе расположены к нашей стране, а потом уже добрать западные острова.
 
Я забыл сказать немного о себе: я — человек скромный, родом из коммуналки, а мечты мои — совсем наоборот, они дружат с богами! Нет, кажется, это я уже говорил.
 
Как русский царь, я готов во главе своих подданных преподать им уроки имперского патриотизма мирового масштаба. Но вы спросите: как случилось, что Гавайи, которые нам законно принадлежали в 1809 году, были насильственно вырваны из русского мира?
 
В этом есть вина мирового масонства, японо-татарских интриг, псевдоамериканских банкиров, прикрывшихся протестантскими псевдонимами, наконец, гей-тусовки из Калифорнии.
 
К сожалению, в 1809 году у нас еще не было телевизора. Было только радио, были первые фотоаппараты, были павлины и пингвины, но нейлоновых чулок еще не было, не было наших славных пропагандистов, носителей вечной истины, работников апокалиптического телефронта — их не было еще! Отсюда вся беда.
 
Но не за горами то время, когда я, как русский царь, объявлю, что Новогавайские острова по праву принадлежат мне и только мне, мы выстроим мост между Находкой и Гонолулу, и наши люди будут танцевать днями и ночами на мосту и на капотах проклятых американских автомобилей. И мое скромное имя человека из коммуналки прославится на все русские века, от Рюрика до великого Сталина, от великого Сталина до Страшного Суда, дорогие мои!

Колонка Виктора Ерофеева опубликована в журнале "Русский пионер" №49. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
49 «Русский пионер» №49
(Октябрь ‘2014 — Октябрь 2014)
Тема: МЕЧТА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям