Классный журнал

11 сентября 2014 11:05
Протоиерей Алексий Уминский делится с читателем, какая это радость — священнический труд, потому что, с одной стороны, священник встречается с человеком в его горе, несчастье или каком-то греховном повреждении. Но, с другой стороны, он все время видит, как Господь может неожиданно преобразить человека так, что человек вдруг как цветок расцветает.

САМЫЙ простой, казалось бы, вопрос о том, кто ты по профессии, для меня очень сложен.
 
Возникает он, как правило, когда речь заходит о моей деятельности в качестве телеведущего.
 
До сих пор я к ней как к профессии даже психологически относиться не могу. Потому что профессия — это когда ты полностью погружен, без остатка. Но у меня ведь есть храм, где я настоятель. Конечно, это тоже профессией не назовешь. Это — моя жизнь.
 
А еще есть гимназия, где я преподаю и являюсь духовником. И тоже не могу назвать это в полном смысле слова профессией. Все это является сторонами жизни. Все это входит в жизнь. И как-то везде получается легко. Да, бывает, устаю от эфира. Так же как от каких-то вещей, которые требуют сильной эмоциональной нагрузки. Как и после Литургии я часто чувствую себя так, что потом не хватает сил вечером, скажем, читать книгу. Но не могу сказать, что это та усталость, что отвращала бы от дела, которым я занимаюсь. Для меня никакое из этих занятий не потеряло своей свежести.
 
Все вошло в жизнь как-то естественно и переплелось довольно причудливо. Вырос я в обычной советской семье: папа — инженер, мама — учительница. Родители были людьми, далекими от Церкви, но с настоящими глубокими нравственными устоями, и естественным образом заложили в меня понятия правды, справедливости, любви, добра, необходимые каждому человеку. Как обычно в той жизни — учился в школе, был пионером, комсомольцем. Мама была преподавателем французского языка, я с детства неплохо говорил по-французски и поступил в педагогический институт имени Крупской на факультет романо-германских языков. В институте среди моих сокурсников были стихийно верующие люди, я стал читать Евангелие и много других ранее неизвестных мне книг и постепенно начал обращаться к Богу. В 1980 году я крестился и к концу института был уже сознательным христианином.
 
После института в течение десяти лет работал в школе учителем французского языка, был классным руководителем. В конце 80-х годов, когда началась перестройка, я уже сознательно выбрал для себя путь священства, поехал в Псково-Печерский монастырь, и отец Иоанн Крестьянкин благословил меня. Я был рукоположен в 1990 году. Первое время служил диаконом в городе Клине в кладбищенской церкви.
 
Но так удивительно сложилось, что уже после рукоположения я оставался в школе, тогда еще — настоящей советской. Мой 10-й класс нужно было довести до выпуска. В мае меня рукоположили. И последние деньки я в школе отрабатывал, уже будучи диаконом. Большой тайны из этого не делал, хотя и не афишировал. Директору шепнул на ушко. И ученикам, конечно, сказал. Я им всем подарил перед выпуском по Евангелию.
 
У нас вообще была интересная жизнь с учениками. Тогда общество охраны памятников — ВООПиК — устраивало субботники. По субботам и воскресеньям энтузиастов призывали на разрушенные храмы — вывозить мусор, готовить к реставрации. И мы с нашими старшеклассниками в течение двух лет почти каждое воскресенье работали на восстановлении какого-нибудь храма. Впрочем, тогда еще и мысли не было, что они когда-нибудь будут храмами. А сейчас все действуют. И мне так радостно, что во всех этих храмах молятся за моих учеников, которые «строители благоустроители и труждающиеся», которые вот эти храмы готовили к жизни. Летом выпустил класс. А 3 сентября меня назначили в Каширу настоятелем в разрушенный собор, который был тогда захвачен раскольниками, и мне надо было его освобождать. Потому что настоятель храма тогда головой немножко повредился и ушел в Богородичный центр. Несколько месяцев я в храм войти не мог. Освобождали с помощью силовой операции. А через три года вернулся в Москву — служить в храме князя Владимира. Меня назначили священником и одновременно исполняющим обязанности настоятеля Троицкого храма в Хохлах. С этого момента моя жизнь связана с Троицким храмом. С 1993 года я его настоятель.
 
Наш храм — это храм-семья. Всех прихожан — около 400 — я знаю поименно, как и жизнь каждого человека. И сами прихожане знают хорошо друг друга. Храм сделал людей близкими друг другу. Они этим храмом живут. И для меня как священника это самая большая радость. Я бы большего ничего и не желал. Достаточно много в приходе и творческих людей, и профессуры, преподавателей, ученых. Социальный состав нашего храма разнообразен, как и национальный. Я недавно подсчитывал просто для интереса — более 18 национальностей представлено в нашем приходе. Не говоря уже о том, что в храме, который носит название «в Хохлах», присутствуют представители этой славной нации. Но у нас достаточно большая грузинская община: благодаря тому что староста нашего храма грузин, он привлек многих.
 
Есть, например, индуска. Чтец нашего храма Александр Леонидович Дворкин — еврей. Известные люди есть: Карина Москаленко, певец Ираклий, Павел Семенович Лунгин, Василий Нестеренко — его мастерская в двух шагах, вот Оксана Федорова стала ходить.
 
А телевизионная жизнь началась неожиданно. Сначала приглашали в качестве гостя, потом как-то незаметно стал и ведущим. Вот уже более 10 лет веду телепрограммы. Безмерно благодарен ТВ за то, что встретил столько удивительных, прекрасных, замечательных людей, неожиданно раскрывающихся перед тобой. Понятно, что священник и сам по себе встречает очень многих и очень разных людей. И в этом смысле священнический труд необыкновенно радостен. Потому что, с одной стороны, он встречается с человеком в его горе, несчастье или каком-то греховном повреждении. Но, с другой стороны, он все время видит, как Господь может неожиданно преобразить человека так, что человек вдруг как цветок расцветает. И это, конечно, одна из самых главных радостей в жизни священника. Но вот и в этом труде — тележурналистском — тоже встречаешь эту радость. Потому что когда знакомишься в командировках и в студии с людьми, которые пришли к Богу через сложности, жизненные катаклизмы, и понимаешь, что Бог рядом с этими людьми, то это, конечно, чудо, и сердце радуется.
 
Всегда маленькое чудо — присутствие Бога в нашей жизни.
 
И сама жизнь, которая складывается так неожиданно и затейливо, тоже, конечно, чудо.

Колонка Протоиерея Алексия Уминского "Тоже, конечно, чудо" опубликована в журнале "Русский пионер" №48Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".


Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
48 «Русский пионер» №48
(Сентябрь ‘2014 — Сентябрь 2014)
Тема: ВЕРА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое