Классный журнал

Майк Гелприн Майк
Гелприн

Казнить нельзя помиловать

07 сентября 2014 11:45
Рассказ Майка Гелприна

Казнить смертников вывели на рассвете. Двоих: тощего плешивого мошенника и кряжистого рыжего иноверца. Вытолкали из королевских подземелий на свет божий и плетьми погнали на Площадь Висельников.
 
Солнце едва взошло, но охочая до зрелищ толпа уже запрудила площадь. Мрачно переругивались городские оборванцы, отпускали неуклюжие шутки лавочники, да степенно покашливали в кулаки ремесленники и мастеровые. В публичных казнях в королевстве знали толк. И что ни утро, рубили на Площади Висельников головы. Иных, правда, сжигали, а кого попроще, так и вздергивали наскоро, на радость воронам, что расплодились за последние годы числом несметным.
 
— Фальк, сын Фреола, — перекрыл шум толпы голос городского глашатая, — уличен в лихоимстве, повинен в мошенничестве и воровстве. Приговаривается к отсечению головы. Фаркей, сын Фиримона, уличен в святотатстве, повинен в иноверии и колдовстве. Приговаривается к сожжению на костре.
 
Стража выстроилась в каре, под улюлюканье и свист поволокла приговоренных к центру Площади Висельников. Опершись на рукоять топора, замер рядом с плахой палач. Его подручные сноровисто и деловито укладывали последние вязанки хвороста у подножия врытого в землю столба.
 
Когда меж зубцов восточной городской стены выглянул золотой диск солнца, когда стража, расступившись, бросила смертников на колени, когда первый удар колокола возвестил, что в королевство пришел новый день, распахнулись врата примыкающей к Площади Висельников с юга Святой Обители. Его блаженство авва Фернар, десница и глас господни, второе лицо в стране после короля, ступил на площадь. Враз сошла на нет людская разноголосица. В нарушаемой лишь отрывистым вороньим карканьем тишине авва Фернар, поджарый, жилистый, однорукий, стремительным шагом двигался по образованному раздавшейся толпой коридору. Обрубок отсеченной по локоть левой руки подобно маятнику раскачивался в такт шагам. Было его блаженству за сорок. И было в его гордом, властномлице нечто такое, что заставляло людей робеть и отводить взгляды. Каждодневная аскеза не иссушила мускулистое, налитое сдержанной силой тело воина. Авва Фернар и был воином до того, как принял сан. Именно он, командуя конницей, переломил ход решающей битвы в двадцатилетней давности Войне за Веру. И счел своим долгом взять на себя власть церковную сразу после победы. С боевым клинком, однако, его блаженство так и не расстался, короткий меч по-прежнему был приторочен к перетягивающему сутану ремню.
 
В пяти шагах от приговоренных авва Фернар остановился. Вор и мошенник Фальк с мольбой и подобострастием глядел на него с колен. Авва Фернар был сейчас его последней надеждой: право помилования осужденных издревле, еще со времен многобожия, принадлежало главе духовенства, второму лицу в стране после короля.
 
Его блаженство вскинул уцелевшую в битве руку и обратил лицо к небесам. Дела осужденных на смерть авва Фернар знал наизусть. И сейчас молил всевышнего за раба божьего Фалька. Молил, пока не раздался в голове неслышимый для других глас господний. Авва Фернар резко выдохнул, воздетая к небесам рука полетела вниз.
 
— Волей всевышнего этот человек помилован! — низким, с легкой хрипотцой голосом выкрикнул он. — Дайте ему коня, пусть уходит!
 
— Святой отче. — Тощий плешивый Фальк грянулся оземь, извиваясь, пополз вперед. Исступленно, в кровь разбивая губы, принялся целовать землю. — Заступник, святой отче, живи ж ты вечно…
 
Авва Фернар шагнул к плечистому иноверцу, упер взгляд в заросшее рыжим волосом лицо.
 
— Чего уставился, святоша? — с издевкой спросил вдруг тот. — Таким, как я, господня милость заказана, не так ли?
 
Авва Фернар, проигнорировав дерзкую речь, вновь вскинул руку, обратил лицо к небесам и стал просить господа за раба божьего Фаркея. Он знал, что смертник прав: для святотатцев у создателя милости нет, за многие годы всевышний не пощадил ни одного. Вот и сейчас его блаженство ждал минуту, другую, третью… Господь безмолвствовал. Авва Фернар опустил руку.
 
— В помиловании отказано. Предайте его огню!
 
Смертник внезапно расхохотался.
 
— Желаю тебе поскорее оказаться на моем месте, святоша. Авва Фернар повернулся к приговоренному спиной и пошел с площади прочь. Дерзкий лающий смех летел ему в спину. Что ж, кем-кем, а трусом иноверец не был. Как, впрочем, и большинство из них, пришла вдруг крамольная мысль. Авва Фернар привычным волевым усилием ее подавил.
 
До полудня его блаженство разбирал дела, коих накопилось изрядное множество. Затем скромно отобедал в общей трапезной и велел послушнику подседлать жеребца. Лошади были слабостью святого отца, едва ли не единственной, еще с прежних времен, с войны. Верховую езду сменило фехтование, за ним последовала уединенная молитва, так что в подземелье его блаженство спустился к трем пополудни.
 
Было в подземелье промозгло и стыло. И безмолвно: гнетущую, ватную тишину нарушали лишь редкие вопли, доносившиеся из дальних пыточных. Неслышно ступая, авва Фернар двинулся по коридорам. В конвое он не нуждался, шел один, ведомый мятущимся огоньком со свечного огарка. У забранных решеткой одиночных казематов, в которых томились смертники, останавливался, подолгу смотрел вовнутрь и шагал дальше. Лиходеи и лихоимцы, разбойники и казнокрады, под пыткой признавшиеся в содеянном, — у каждого из них оставался еще шанс. И шансом этим был он, авва Фернар, тот единственный, кто способен был слышать глас господний. У врагов короны, мятежников и бунтовщиков, безбожников и иноверцев, шансов не было никаких. Предательства господь не прощал.
 
Камеру, где содержалась преступница, приговоренная к казни на завтра, его блаженство оставил напоследок. Поднеся к решетке свечу, всмотрелся в лицо узницы. Была та совсем молода и, даже изможденная, истерзанная пытками, дерзко и удивительно красива. Безбожница и бунтовщица, поносившая святую церковь и злоумышлявшая на короля, припомнил авва Фернар. Он нахмурился, отринул внезапно охватившую его жалость и зашагал к ведущей наверх лестнице.
 
Растаяли под сводами Святой Обители последние слова вечерней молитвы, и авва Фернар направился в свою келью. Ни размерами, ни убранством та не отличалась от прочих. Пять шагов в длину, три в ширину. Вся обстановка — дощатый стол, два плетеных стула, чулан да ветхий топчан в углу.
 
Авва Фернар переступил порог и притворил за собой дверь. Чужое присутствие он даже не увидел — почувствовал. Виду не подал, лишь дрогнул огонек с зажатой в руке свечи да холодная струйка пота чиркнула от затылка по позвоночнику.
 
— Ну, здравствуй, Фернар, — произнес из темноты за спиной низкий с легкой хрипотцой голос. Его блаженство впервые за многие годы ощутил страх. Был голос говорившего ему не просто знаком, был он неотличим от его собственного.
 
Авва Фернар медленно повернулся, шагнул вперед раз, другой. И в свечном сполохе увидел сидящего за столом человека. С лицом, так же неотличимым от его собственного, как и голос.
 
— Филип… — едва слышно прошептал авва Фернар. — Ты… — Он осекся. — Живой?
 
— Как видишь, — подтвердил гость.
 
Были Фернар и Филип братьями. Близнецами, рожденными в один день. И были они неразлучны. До тех пор, пока в нищем, раздираемом междоусобицей, погрязшем в многобожии и неверии королевстве не взошел на престол новый монарх, адепт и посланник единого господа. Через год после коронации вспыхнула, а потом и захлестнула страну война. Пятилетняя, кровавая, страшная, названная Войной за Веру и закончившаяся победой короны.
 
Междоусобице настал конец. Уцелевшие уездные князья и бароны присягнули монарху на верность. Владения не уцелевших отошли в казну. Объединенное именем господа королевство встало с колен. Но подняться в полный рост все еще не могло. В провинциях один за другим зарождались, набирали силу и кровавили землю бунты и мятежи. Не принявшие истинную веру отщепенцы и изверившиеся безбожники терзали страну дерзкими набегами, громили воинские гарнизоны, жгли церкви, умерщвляли королевских наместников и мытарей. Выбрались из чащоб и сели на проезжие тракты лесные разбойники. И, выжидая, копили силы воинственные соседи.
 
Под королевские знамена братья встали вместе. Филип офицерствовал в пехоте, Фернар — в кавалерии. И воевали за короля до тех пор, пока Филип не дезертировал накануне решающего сражения, уведя за собой пехотный полк. Конной атакой переломивший ход этого сражения и потерявший в нем руку Фернар публично отрекся от брата. А год спустя получил известие о его смерти… С минуту братья молча, словно в зеркало, глядели друг другу в глаза.
 
— Как ты попал сюда? — прервал наконец молчание авва Фернар. — И зачем?
 
Филип хмыкнул, пожал плечами.
 
— Присядь, — предложил он. — Можешь считать мое появление у тебя божьим чудом, брат. Впрочем, можешь считать чем угодно. Важно, что я здесь. И что я здесь с просьбой.
 
— С просьбой? — удивленно повторил авва Фернар. — Ко мне? С чего ты взял, что я стану ее выполнять?
 
Филип задумчиво побарабанил пальцами по столу.
 
— Все же присядь, брат, — попросил он. — Ты не спрашиваешь, где я был и что делал все эти годы?
 
— Мне это безразлично. — Авва Фернар остался стоять. — Впредь изволь не называть меня братом. Брата у меня нет, я потерял его в тот день, когда выяснилось, что он — предатель и трус.
 
— Что ж. — Филип усмехнулся. — А я вот продолжаю считать тебя братом. Несмотря на то что брат у меня, по сути, фанатичный палач.
 
Авва Фернар закаменел лицом, ладонь метнулась к рукоятке клинка.
 
— Полноте. — Филип даже не шелохнулся. — Неужели ты поднимешь на меня руку?
 
Авва Фернар стиснул челюсти, усилием воли сдержал гнев.
 
— У нас три руки на двоих, — сказал он. — И всего одна из них принадлежит мне. Но ее хватит, чтобы…
 
— Ты заблуждаешься, — прервал Филип. — Можешь полагать меня трусом, твоя воля. Но ради твоего же блага — не думай, что лучше меня управляешься с клинком.
 
— Ты угрожаешь мне?
 
— Предупреждаю. В общем, так. — Филип подобрался. — Завтра твоя свора собирается казнить девушку по имени Франия, обвиненную в безбожии и мятеже. Прошу тебя: не допусти этого. Авва Фернар ошеломленно потряс головой.
 
— Ты не в своем уме, — бросил он.
 
— В своем. Я прошу тебя помиловать осужденную.
 
Его блаженство презрительно скривил губы.
 
— Вот, значит, для чего ты явился ко мне, — проговорил он. — Напрасно пришел. Я никого не милую, милует господь бог.
 
— Бога нет, — возразил Филип насмешливо.
 
Авва Фернар, смежив веки, с минуту молчал. Потом сказал спокойно:
— Только за эти слова ты уже заслуживаешь смерти. Но ради нашей покойной матери я пощажу тебя. Уходи, откуда пришел.
 
— Я уйду не раньше, чем закончу дело с тобой. Значит, милует господь бог. Ну, допустим. И как же он это проделывает?
 
— Глас господний раздается у меня в голове.
 
Филип усмехнулся и посмотрел на брата в упор.
 
— Это всего лишь голос твоей совести, Фернар. Вернее, того, что от нее осталось. Твой господин утопил королевство в крови. А ты прислуживаешь ему, как цепной пес, прикрываясь этим своим истуканом, которого величаешь господом.
 
Авва Фернар рванул из ножен клинок. В то же мгновение Филип вскочил, ногой отпихнул от себя дощатый стол и отпрыгнул назад.
 
— Прибери оружие, Фернар, — выдохнул он. — Прости меня за мои слова, я сказал их в запале. Я молю тебя. — Филип шагнул вперед и неожиданно пал перед братом на колени. — Пощади девушку! Она — моя дочь.
 
— Что?!
 
— Франия плоть от плоти моей и единственный живой человек одной с нами крови. Клянусь в том памятью матери.
 
Авва Фернар с силой вогнал в ножны меч. Отступил назад. Мать умерла, когда им с Филипом не исполнилось еще и двенадцати. Отец пережил ее на год и оставил после себя лишь долги. Имение ушло с торгов, и идти бы близнецам по миру, не заметь их наследный принц. Будущий король взял сирот под свою руку, потом приблизил к себе. Дал им образование, офицерские чины, а взойдя на трон, дал и веру. Королю братья были обязаны всем. Оба. Но только он, Фернар, долг свой оплатил. А трус и чистоплюй Филип в решающий момент предал. Король немилосердно жесток, сказал Филип двадцать лет назад, в тот день, когда последний раз видел брата. Что ж, он прав, к врагам его величество жесток и немилосерден, но что с того?
 
Сейчас человек, которого Фернар некогда называл братом, пытался шантажировать его. Совесть, голос крови, родственные чувства — все пошло в ход. Напрасно. Тот, кто посвятил себя службе всевышнему, глух к увещеваниям и мольбам. У него есть к чему прислушиваться и чьей воле повиноваться.
 
— Убирайся прочь, — твердым голосом велел его блаженство. — Уходи, пока я не приказал…
 
— Не приказал что? — Филип медленно, в три приема поднялся с колен. — Схватить меня и предать пыткам?
 
Авва Фернар не ответил. Филип, опустив голову, долго молчал, потом проговорил глухо:
— Ты отказываешь мне в просьбе?
 
— Отказываю.

— Что ж… — Филип скрестил на груди руки. — Ты не спросил меня, как я провел все эти годы, но я скажу тебе сам. Я, видишь ли, воевал за веру. Нет, не за то, что полагаешь верой ты. А за то, во что должен, обязан верить всякий порядочный человек. За принцип, называемый свободой, который важнее чувства долга, важнее мужества. Вряд ли ты поймешь почему. Да, я знаю, у тебя тоже есть принципы. К примеру, знаю, как поступил бы ты, окажись сейчас на моем месте. Ты заколол бы меня, а завтра принял бы смерть вместе со своей дочерью. Это в твоем понимании был бы честный, мужественный поступок, не так ли? Авва Фернар вновь не ответил.
 
— Бывает мужество и другого толка, — сказал Филип и неожиданно улыбнулся. — Знаешь, брат, я тебя убивать не стану.
 
Смертницу вывели казнить на рассвете.
 
— Франия, дочь неизвестного, — разносился по Площади Висельников зычный голос городского глашатая, — уличена в святотатстве, повинна в безбожии и мятеже против короны. Приговаривается к сожжению на костре.
 
С первым ударом церковного колокола врата Святой Обители распахнулись. Авва Фернар, десница и глас господни, второе лицо в стране после короля, ступил на площадь. Провожаемый хриплым вороньим карканьем, двинулся по образованному расступившейся толпой коридору. Обрубок отсеченной по локоть левой руки подобно маятнику раскачивался в такт шагам.
 
Брошенная на колени смертница ошарашенно смотрела его блаженству в лицо. Авва Фернар на мгновение задержал на ней взгляд. Затем вскинул уцелевшую руку и обратил лицо к небесам. Недвижно стоял минуту, другую. Резко выдохнул и распрямил плечи.
 
— Волей всевышнего эта женщина помилована! — хрипло выкрикнул он. — Подседлайте ей коня, пусть уходит!
 
Развернулся и пошел от спасенной прочь.
 
— Ваше блаженство, — догнал священника ошеломленный начальник стражи. — Ваше блаженство, эта женщина… Она преступница и еретичка. Она…
 
Авва Фернар остановился. Проводил взглядом удаляющуюся с места казни всадницу.
 
— Я слышал глас всевышнего, — сказал он. — Создатель велел помиловать ее. Впрочем, возможно, господь ошибся.
 
— Что?! — опешил начальник стражи. — Что вы сказали?
 
— Сказал, что всевышний, возможно, не прав, — пояснил авва Фернар.
 
От изумления у начальника стражи перехватило дыхание. Первый духовник королевства усмехнулся и нетвердой походкой побрел по направлению к конюшням. Начальник стражи оцепенело смотрел ему в спину. Затем опустил взгляд и ахнул. За святым отцом тянулся по брусчатке кровавый след. К полудню авва Фернар освободился от пут. Рывком выдрал изо рта кляп. Превозмогая боль, поднялся, его шатнуло, от слабости подкосились колени. Его блаженство вцепился пальцами в стол, чтобы не упасть. Голова раскалывалась, и саднило в виске, в том месте, куда брат нанес удар рукояткой меча.
 
Опустив взгляд, авва Фернар долго смотрел на подсыхающую на каменном полу кровавую лужу. И на руку брата, которую тот, намертво перетянув жгутом плечо, ударом клинка отсек по локоть. Отсек, даже не вскрикнув от боли и не застонав. Мертвая рука, казалось, глумилась над аввой Фернаром посиневшими, сложенными в непотребном жесте пальцами.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
48 «Русский пионер» №48
(Сентябрь ‘2014 — Сентябрь 2014)
Тема: ВЕРА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое