Классный журнал

Bита Буйвид Bита
Буйвид

Митьки и полосатая родственница

02 мая 2014 10:00
Бессменная, закаленная многими колонками ведущая алкогольной рубрики «РП» Вита Буйвид опять, на удивление читателю, находит свежую грань воздействия спиртного напитка на человеческий организм. Питер, родственница во всем полосатом и митьки. Зажигательная смесь!

Пару лет назад приехала я в Петербург инкогнито. Дело у меня было важное — паспорт поменять. Понятно, почему инкогнито? Да потому, что утром нужно было фотографироваться. А если сообщить о своем приезде, то фотография на паспорте сами понимаете какая получится. А мне ведь с ним потом жить. С паспортом. Ничего, думаю, потерплю до завтра, а завтра уж всем позвоню, встречусь со всеми, там уж все равно.

Сижу дома, скучаю, книгу читаю. Все вроде хорошо, и читается в Петербурге по-другому, основательнее как-то — спешить ведь некуда. Только вот гений места покоя не дает. Квартирка у меня тихая, но память у нее хорошая. Много она веселых историй помнит. Чувствую, не хватает ей веселья и в этот раз. Потерпи, говорю ей, завтра гости будут. Даже до вечера ждать не придется. Сдам документы в одиннадцать и к двенадцати обязуюсь вернуться с гостями и шампанским.

Но истосковалась квартира по людям, не удержалась и устроила мне дивный вечер. Зазвонил телефон. Городской. Я уже и забыла, что такое возможно. Еще я забыла, что может позвонить бывший муж. Ну совсем бывший. Много лет не виданный. Как ты узнал, говорю, что я здесь? А ему даже и в голову не пришло, что я еще где-то могу быть. И звонил он по срочному делу. Какая-то его новая родственница, проживающая в Калифорнии, приехала в Петербург насладиться белыми ночами, оперой и балетом, да еще и искусством. Она оказалась страстной фанаткой митьков и мечтала увидеться с ними лично. И не просто увидеться, но и выпить с ними водки и, возможно, приобрести картину. И я должна была стать проводником в волшебное царство. Я даже отказаться не успела: оказалось, что родственница зайдет через полчаса.

Обалдеть. Я и сама митьков не видела давным-давно. Как их искать? Я сознательно приехала без компьютера, как раз чтобы почитать книги пару дней, а не в соцсетях зависать. Ничего не оставалось, как искать старые записные книжки. Тут и родственница приехала. В полосатом тренче. Я про себя хмыкнула: надо же, как подготовилась. Красивая вещь, бёрбери. Не совсем митьковский стиль, конечно, но старание всегда похвально. Когда она тренч сняла, под ним оказался полосатый свитер. Соня Рикель, моя любимая. Ну прямо новая родственная душа. Я сама такой же чуть не купила. Родственница заметила, что я внимательно сканирую ее одежду. Так прохладно здесь, говорит, я все время мерзну. Ну да, рассказывай-рассказывай, думаю, кого ты хочешь обмануть. Самой явно за полтинник, а фанатеет, как школьница. Вот и нахлобучила все полосатое.

Я предложила гостье чай, а сама продолжала искать старые записные книжки.

Знаете, говорю, вы так неожиданно появились. Я совсем не ожидала. Я ведь теперь в Москве живу, очень редко здесь бываю и приехала без компьютера. Какое-то время уйдет на поиски телефонных номеров. Кроме того, я не уверена, что можно прямо так ввалиться к кому-то из них в мастерскую. Времена сильно изменились. Да, говорит родственница, в Калифорнии тоже просто так ни к кому не зайдешь. И выпить с кем-то очень сложно. Только в баре. Ой, говорю, выпить? Они, по-моему, и не пьют уже. Ну, почти.

Лицо родственницы стало похоже на лицо маленькой девочки, у которой в песочнице отобрали ведерко. Казалось, что она сейчас заплачет. Я поняла, что лишаю женщину надежды. Только я хотела ее успокоить, сказать, что не все митьки не пьют, что обязательно сейчас найдем кого-то, но она меня опередила. Может быть, вы тогда выпьете со мной? Мы же родственники. Ну, частично. С какой это стати мы родственники, говорю? Муж давно уже бывший, а вы, видимо, родственница его новой жены. Кроме того, я не митек, а завтра утром мне на паспорт фотографироваться и я должна хорошо выглядеть. Это фото на всю жизнь. Последнюю фразу родственница не вполне поняла. Ей, видимо, действительно не с кем общаться в Калифорнии, и русский язык она уже начала забывать. Акцент у нее был мощный. Но американская гостья была настроена решительно. Ладно, говорит, я сама тогда выпью. Потому что я мерзну все время. Она достала из сумки большую бутылку таксфришной водки, завернутую в полосатый пластиковый пакет. Сама достала рюмку из буфета, одну штуку, налила себе водки и выпила.

Я, конечно, разное видела в жизни, но эта сцена меня заворожила. Я даже перестала искать блокноты в ящике. А родственница как ни в чем не бывало продолжала вести со мной условно светскую беседу: расспрашивала в основном о бывшем муже, но и о Москве заодно, о погоде. Вдруг она неожиданно сняла свитер. Согрелась, говорит, наконец-то. Под свитером оказалась тельняшка. Хорошая вещь, теплая, говорит родственница. Купила вчера возле Спаса-на-Крови. Я ускорила поиски записной книжки. Если человек так готовился к встрече с любимыми художниками, что даже тельняшку купил, — надо помочь любой ценой.

Тем временем родственница налила себе вторую рюмку. Тут и записная книжка нашлась. Я начала судорожно набирать номер. Но оказалось, что многие номера успели измениться за время моего отсутствия. Пока я выясняла новые коды, родственница выпила вторую рюмку и согрелась еще больше. Снимает она теплые гольфы, а под ними оказываются полосатые колготки!

Боже мой, ну почему же я компьютер не взяла с собою! Я бы давно уже ее отправила к митькам. Что за жизнь такая, почему нужно обязательно менять коды, паспорта, почему нельзя просто посидеть в кресле и почитать книгу? И эта еще полосатая, уже в глазах рябит. Не зря я с ним развелась. Вечно от него какие-то мелкие проблемы.

А родственница уже наполнила третью рюмку. Потом открыла буфет, достала еще одну и тоже налила. И посмотрела на меня со значением. «Но у меня даже еды нет никакой, я два часа назад всего при­ехала на “Сапсане”» — это я так пыталась держать оборону. Ничего страшного, говорит, я сейчас пиццу закажу. Я поняла, что сопротивление бесполезно. Что я теперь обречена на ужасную паспортную фотографию. Что мне теперь отдуваться не только за митьков, но и за другие художественные группы Петербурга.

…Беседовали мы до пяти утра. Спать родственница улеглась на моем диване, абсолютно по-родственному, не особо интересуясь моим мнением по этому поводу. Около 10 утра я с квадратной головой гладила светлую рубашку для снимка века, пыталась нарисовать подобие счастливых глаз на своем лице и с изумлением рассматривала гору полосатой одежды, которая была разбросана по всей квартире. Полосатым было все, даже белье, в котором родственница спала. И тут меня осенило: она ведь со мной пришла знакомиться, очень ей хотелось понять, за кого они младшенькую сестрицу выдали. Никто так не характеризует мужчину, как его бывшая жена. Митьки оказались всего лишь предлогом, просто они там в своей Калифорнии никого больше не знают. Полосатая одежда — тренд позапрошлого сезона. Да, и в тот год действительно было холодно, а тельняшки хорошо согревают. И водочка.

Колонка Виты Буйвид "Митьки и полосатая родственница" опубликована в журнале "Русский пионер" №46.

 

Новый номер уже в продаже.

Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
46 «Русский пионер» №46
(Май ‘2014 — Май 2014)
Тема: Надежда
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям