Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Лебединая Несси

11 мая 2014 09:20
Обозреватель и бесстрашный следопыт «РП» Николай Фохт продолжает распутывать загадочные узлы истории и дешифровывать застарелые легенды. Теперь читателю предстоит узнать всю правду про лох-несское чудовище. Величайшее открытие в криптозоологии — здесь и сейчас.

Бодрый человек в бежевом, даже немного желтоватом свитере нырнул в неприметную дверь в фойе Палеонтологического музея, рядом с входом. Что-то подсказало мне: именно там, за этой дверью, находится то, что я ищу. Облизнув мгновенно пересохшие губы, осмотрелся. В толпе взрослых и детей, которые пришли по­смотреть на динозавров, не видно ни одного сотрудника музея. Дама на вахте, прямо напротив заветной двери, опустила голову: спит, читает, чатится? Продавщицы сувенирных ларьков, которыми плотно обставлен вестибюль музея, заняты детишками, обалдевшими от разнообразия фетишей ящеров. Они едва успевают упаковывать диплодоков, мегалозавров, трицератопсов — им явно не до меня. На ватных ногах подхожу к двери и движением Шарапова бесшумно толкаю ее от себя. Ныряю в узкую черную щель.

Сердце замирает, как в детстве: я на запретной территории. Это безумие — в моем-то возрасте, при моих-то совершенно официальных целях и задачах — вот так безоглядно ввязаться в авантюру и оказаться в вожделенном «Посторонним вход запрещен». Но я чувствую подъем: забытый шелест адреналина в жилах, кошачья ловкость движений, улучшившееся вдруг зрение. И обоняние, и интуиция, проснувшаяся от долгой городской спячки. В долю секунды вычисляю возможный маршрут человека в свитере. Вижу напротив дверь без надписи, с чернотой вокруг ручки — мне туда. По ходу движения пробую три двери, что справа, — все закрыто! Портал, на который делал ставку, тоже заперт! Оборачиваюсь — вижу ступеньки вниз. А рядом — закрытый, спрятанный, а может, и секретный буфет. Зачехленное фортепиано. Человек с фантазией, разумеется, сразу нарисовал бы дерзкие сцены каких-нибудь потайных палеонтологических вечеринок — со старинными крипторомансами, с полынными ликерами из буфета и плавными танцами.

Но я не такой, мне некогда — я ныряю вниз по лестнице. Туда, где свет. На стене — инструкция для электриков. В узкой кишке прохода — коммуникационные трубы. В единственном живом помещении мигают лампочки, как в кино. И затылок человека.

Не скрою, подобрался к этому затылку почти вплотную, чтобы обнаружить наконец моего таинственного беглеца, который в свитере. Но за электропультом сидел мужчина иного телосложения, в черно-белой клетчатой рубашке. Я затаив дыхание ждал, когда он меня уже раскроет, когда строго и резко спросит: как вы тут оказались? И четким жестом ударит по большой круглой красной кнопке. Может быть, закричит сирена, а может быть, спецустройства катапультируют меня на Профсоюзную улицу, в мир заурядных прохожих.

Но клетчатый и не думал поворачиваться. Создалось впечатление, что он спал. Будить его в мои планы не входило. Я еще пошастал по катакомбам и от безыс­ходности решил вернуться в музей. Осмотрел напоследок закрытый буфет, поглазел на экспонаты под стеклом, которые не попали в основные залы, и даже было расчехлил пианино, чтобы сыграть свою знаменитую гамму си-мажор, а то и арпеджо, — как периферическим своим улучшенным зрением увидел охранника, зашедшего в мою дверь. Надо отдать должное, он меня тоже сразу увидел (еще бы!) и, кажется, очень удивился. Даже сделал какой-то чересчур стремительный шаг навстречу — разношенный правый полукед почти соскочил с ноги. Метров пять человек в черной форме проскакал на одной ножке, пытаясь удержать кедину. Ему это удалось — сразу видна сноровка. Я из вежливости тоже сделал несколько шагов навстречу. Стоя на одной ноге, поправляя обувь, служивый спросил неожиданно вежливо:

— Что вы тут делаете?

Я не поскупился на ответ:

— Я журналист, разгадываю тайны человечества, пишу про лох-несское чудовище, видел, как сюда зашел экскурсовод, хотел его найти, но не смог. Только электрика нашел.

Мужчина справился с ботинком и уже уверенно, стоя на двух ногах, дал совет:

— Вам надо на вахту обратиться, напротив этой двери.

Я так и сделал.
 
Колумба открывает Несси

Заняться лох-несским чудовищем мне и хотелось, и не хотелось. С одной стороны, руки чесались: уж такой легкой представлялась мне эта длинношеяя добыча. Все как на ладони — мистификации сплошные, еще круче, чем в истории со снежным человеком. Но, с другой стороны, Несси — последний оплот большого, загадочного мира; детского мифа о жизни, в которой чудеса на каждом шагу — только потерпи, только окончи пятый класс без тройки по рисованию; Несси — это последняя надежда, что детство прожито не зря.

Как известно, жизнь цинична, она ставит перед тобой беспощадные цели и требует вразумительных и однозначных ответов. Так уж получилось: пришла очередь Несси.

Я погрузился на глубину этого знаменитого шотландского озера, которое возникло полтора десятка тысяч лет назад в результате очередного обледенения. Что я могу сказать об этом озере: глубокое (более двухсот метров), холодное, мутное — потому что торфяное. Судоходное. Причем судоходство оживленное, что в нашем случае чрезвычайно важно.

Теперь про монстра, про Несси. Считается, что все началось в шестом веке нашей эры. Миссионер Колумба крестил себе налево и направо местных шотландских жителей. И вот однажды он оказался на берегу водоема. Пейзане оживленно обсуждали изуродованное тело человека, которое выбросило на берег. Колумба выяснил, что, по версии местных, мужчину изуродовал водоплавающий монстр. Колумба отреагировал мгновенно: приказал своему ассистенту залезть в воду, чтобы приманить хищника. И тот приманился — набросился было на наживку. Но в это мгновение Колумба осенил все происходящее крестом и помолился. Само собою, чудище позорно бежало, уплыло с места событий, сгинуло в пучине вод. Счастливые пикты не заметили, как стали христианами, а Колумба пошел дальше.
И это был первый раз.
 
Вопрос ромбом

Потом все развивалось довольно вяло — в смысле наблюдений за чудовищем. Вспышка интереса произошла в начале тридцатых прошлого века... А, нет, еще был один, в восемнадцатом веке, когда во время взрывных работ при строительстве моста вроде бы вспугнули двух огромных саламандр, а еще в 1880 году — на этот раз чудище утащило на дно судно с людьми.

Так вот, в тридцатых — каскад явлений Несси. То некая дама заметит «крокодила с короткой головой», который пробирался к озеру по отмели, то супруги, муж и жена (особенно, кстати, жена) Маккей, засекут огромное черное туловище с двумя горбами, что сначала торчали над водой, а потом внезапно и мгновенно скрылись в глубине. И, в общем-то, пошло-поехало. В 1934-м появилось знаменитое «фото хирурга», лондонского врача Уилсона, — это там, где из воды торчит лебединая шея Несси. С тех пор британские таблоиды регулярно публикуют снимки, на которых якобы виднеется гигантское животное. Справедливости ради надо сказать: чтобы разглядеть на картинках хоть что-нибудь членораздельное, надо обладать фантазией и огромной любовью к шотландскому мифу. Но шутки шутками, а в 1975 году дело вдруг принимает серьезный оборот. Американский исследователь Роберт Райнс и английский натуралист сэр Питер Скотт публикуют в научном журнале Nature изображение ромбовидного плавника, сделанное в озере Лох-Несс. Всем своим авторитетом ученые напирают на то, что сомнений быть не может: это действительно плавник, огромный и ромбовидный. А если есть плавник, есть и остальная туша. И вообще, сказали Райнс и Скотт, теперь просьба называть животное по-человечески — Nessiteras rhombopteryx, «Чудо Несси с ромбовидными плавниками». В этот момент окончательно, как я понимаю, утвердилась основная и такая хорошая, сладкая версия, что, скорее всего, мы имеем дело с плезиозавром — ископаемым пресмыкающимся, которое вымерло шестьдесят пять миллионов лет назад. Ну как вымерло — все думали, что вымерло, а тут Несси.

В семидесятых-восьмидесятых за Несси взялись жестко: прочесывали озеро сонарами, энтузиасты уходили из семей, чтобы посвятить себя контролю за водной гладью — не вынырнет ли шея, не мельк­нет ли ромбовидный плавник. Прямо по-настоящему, на правительственном уровне искали чудовище.

Не нашли. Если бы не всенародная любовь к страшному, но такому милому монстру, можно было бы ставить на этом деле крест: ну никаким образом даже самые ярые криптозоологи не могли ухватиться хоть за какую-нибудь пустячную, но осязаемую улику. Единственное, что не убывало, — свидетельства очевидцев.

Одиночество на глубине

Я довольно внимательно изучил несколько документальных фильмов про Лох-Несс. Они все, можно сказать, солидные, только один, «Мистическая планета» с чуваком по имени Ли Харт, — пародия, очень, кстати, остроумная. И вот что примечательно: даже издевательское исследование Харта мало чем отличается от высокобюджетных исследований Филиппа Кусто, внука Жака Ива Кусто, и канала «Дискавери». Потому что одни и те же действующие лица. Очевидцев осталось наперечет, но это реальные мужчины и женщины. Специальные лодки «Дип Серч» и «Несси Хантер» уже десятилетия занимаются одним и тем же — ищут невидимое существо. И чем больше погружаешься в материал, тем уже становится круг версий, ближе разгадка. В середине своего исследования я предчувствовал, что ответ будет найден — настолько открыта и безыскусна общая картина. Я бы даже сказал, беззащитна. И параллельно постепенно всем сердцем начинаешь любить это одинокое создание, этого змеевидного монстра. Чего уж там — наваливается на тебя его одиночество. Ведь этому водному змею, как и любому нормальному человеку, на склоне лет хочется получше спрятаться, хочется нырнуть в ледяную глубину и сидеть там, пока не кончится воздух. Есть свежего лосося, иногда позволять себе осетринку, а по большим праздникам внезапно выныривать — глотнуть свежего кислорода. Исключительно ради выживания.

Бедное, бедное одинокое Несси, неприкаянное, невидимое.

Ладно, сантименты в сторону, наша работа — установить личность ископаемого. А какие, собственно, еще есть версии, кроме плезиозавра?

Их довольно много, и, положа руку на сердце, все они намного реалистичней основной. Так у нас, у исследователей, бывает.
 
Чудовищные претенденты

Поначалу люди предполагали, что имеют дело с громадным угрем — исходя из первоначального змея, времен Колумбы. Однако угорь ведь длинный, но не массивный — а речь о звере в несколько центнеров, а то и тонн. К тому же угорь все-таки не змея и не может выгнуть шею, как на картинках. Казалось бы, на поверхности версия с гигантской анакондой. Но, насколько я понимаю, водяные удавы не водятся в холодных водах, практически на границе полярного круга. Поэтому не змея.

Некоторые думают, что Несси — тюлень. Некоторые — дельфин. Иные предполагают, что очень большой лосось. Но это те, в ком совсем нет романтики.

Как ни странно, одной из самых достоверных версий, альтернативных плезиозавру, стала версия про слонов. Несси — это купающийся элефант, с хоботом над поверхностью воды. А горбы — это макушка. Кто-то может необдуманно спо­хватиться: а с какого перепугу слоны залезут в шотландское очень мутное, очень холодное и очень глубокое озеро — если уж мы даже анаконд исключили? Ответ железный: слоны из цирка. Оказывается, именно в начале тридцатых, когда появились легендарные снимки с длинной шеей, по Шотландии слонялись цирковые труппы. Со слонами соответственно. А слоны любят плескаться в водоемах, прям как канарейки, хлебом не корми. Ну вот и залезли в воду, высунули хобот, а люди и давай фотографировать и вообще, глазеть. Другое дело, что непонятно, как процесс захода в огромное озеро и выхода на берег остался незамеченным. Слоны ведь не плезиозавры, они не могут нырять на глубину и задерживать воздух до часа. В общем, теория красивая, но безнадежная. Смахивает на историю из «Маленького принца» — загадка про шляпу, которая оказалась слоном внутри удава. И главное, все действующие лица наши, лох-несские, за исключением, пожалуй, шляпы.
 
Схватка за ящера

Что ни говори, версия с ископаемым ящером намного красивее. За нее стоит и побороться, и пострадать. Что говорит за эту версию?
Честно говоря, ничего существенного — за исключением все того же «но очень хочется». Серьезные ученые из последних сил выискивают доводы, что существование гигантского, вымершего много миллионов лет назад организма возможно. Вот, например, аргумент: озеро Лох-Несс образовалось пятнадцать тысяч лет назад, а плезиозавры вымерли шестьдесят пять миллионов лет назад. Как же животное могло оказаться в озере? Объяснение нашлось: просто-напросто все время до последнего обледенения ящер прятался, например, в Северном море — теоретически из моря можно пробраться в озеро. С одной стороны, цель перемещения ясна — в более теплые воды. Но с другой — за шестьдесят пять миллионов лет, уж если ты выжил в Северном море или даже в Атлантическом океане, чего от добра добра-то?.. А еще, утверждают скептики, если уж она, эта штука, выжила вообще — чего это она в холод двинула? Для нашего чудовища тропики родной климат, а не шотландская холодрыга. Но мягкотелые заступники оправдываются: если уж выжила, значит, приспособилась, значит, уже ничего, никакой холод не страшен. Получается, Несси жертвует всем ради уединения. Никакого здравого смысла. Ведь в океане, например, прокормиться легче. А в озере даже теоретически на такую тушу корма не хватит. Но все те же аргументы — оно адаптировалось. Вот еще атака на версию: во-первых, плезиозавры все-таки откладывают яйца. А для этого надо выйти на берег, отложить, а потом, ну не знаю, забрать вылупившихся лягушат. Все-таки трудно это периодическое мероприятие не заметить — вокруг куча наблюдателей, веб-камеры, эхолоты и сонары. Во-вторых, Несси-динозавр дышит воздухом, поэтому всплывать ему надо чаще, чем раз в два года. Даже если в озере живет одна особь, такие заборы воздуха стали бы явными — просто статистически. И тут стандартный ответ: приспособились. Да чего приспособились — эволюционировали! Может быть, даже стали живородящими. А то и вообще, снова жабры возникли — и не надо никуда всплывать. За шестьдесят пять миллионов лет после смерти чего только не случится.

Вот бывает так: слушаешь, как под гипнозом, — все вроде против, а ты, как шотландец какой, цепляешься за невозможное.

Но один аргумент все-таки разбудил меня, посеял зерно сомнения. И аргумент проходной: эксперты заявили, что из-за специфики строения шеи исключают каноническую лебединую осанку Несси, этот грациозный изгиб шеи над водой. За что мы чертовку, собственно, и любим. Не может она так выгнуться — шея плезиозавра существует параллельно горизонту. Или дну. А значит, Несси не ящер. В общем, только после негнущейся шеи я решился пойти в Палеонтологический музей — там есть скелет плезиозавра, к тому же наверняка экскурсоводы могут пролить окончательный свет.

Шея возможна

Итак, в подземельях я уже побывал, потом прошвырнулся по залам — потому что в экскурсионном бюро был обед. Я внимательно осмотрел подвешенный под потолком скелет как бы Несси и уже решил направиться к диплодокам, как вдруг внимание мое привлекла картинка. На ней был изображен плезиозавр, который бился с морской ящерицей — мозозавром. Рисунок, между прочим, Зденека Буриана — не просто иллюстратора, а реконструктора внешнего вида ископаемых животных. Так вот знаете что — плезиозавр там изображен с такой изогнутой шеей, что никакому Лох-Нессу не снилось. Неужели надежда все-таки не умерла и ошибались ученые, которые отказывали существу в подвижности шейных позвонков? Ковать железо пока горячо — я кинулся к экскурсоводам.

Мне настоятельно посоветовали специалиста по позвоночным. Этим специалистом оказался Александр Тарлецков. Я перешел к делу, рассказал ему про шею.

— С одной стороны, действительно, степень свободы шеи плезиозавра, скорее, горизонтальная. Но вот ведь что… Есть разновидность, эласмозавр — у него шея очень длинная. Самая длинная из всех подобных существ. И вот он теоретически может изогнуть ее так… как лебедь. Ну, может, не совсем так… А еще он ведь может ее выгибать по спирали, не обязательно строго вертикально — под определенным углом зрения будет как раз «лебединый изгиб».

— Значит, это может быть плезиозавр? — От близости развязки мне дико захотелось есть.

— Нет… Скорее всего, нет. Как ученый, я не могу пока допустить такой мысли. Знаете принцип лезвия Оккама? Грубо говоря, не надо ничего усложнять. Не следует множить сущее без необходимости. В случае Несси нет необходимости предполагать, что оно существует. Все, что мы имеем с лох-несским монстром, все так называемые свидетельства легче объяснить иначе, не плезиозавром уж точно. Ну, хотя бы потому, что их в озере должно быть как минимум несколько десятков — чтобы поддерживать популяцию несколько веков. Это закон. И это значит, вообще не существует вероятности, что их не будут видеть каждый день. Они же должны выныривать за воздухом.

— А вот говорят, жабры… — Я хватался за соломинку.

— Такого не может быть. Жабры — это был бы шаг назад, эволюция такого не допускает.

Мы еще долго говорили про плезиозавров. Оказалось, они очень маневренные, резкие; я еще раз услышал, теперь уже от специалиста по эволюции живых существ, что в жизни выживают не сильнейшие, а среднейшие — им постоянно приходится быть в тонусе, поэтому они приспосабливаются лучше… Много интересного рассказал Александр, даже про эласмозавра дал почитать отрывок из своей еще не изданной книги. Все это было прекрасно, за исключением одной штуки: Несси, этой прекрасношеей, вымершей и воскресшей ископаемой, чудовищной красотки, не существует. Теперь уже окончательно и бесповоротно.

А кто же плавает в озере, кого видят граждане, от кого спас Колумба британских язычников?

Тюлень, дельфин, осетр? Или просто пузыри со дна? Или промокшие бревна, которые из-за всяких там процессов могут плыть даже против течения? Главное мы, конечно, выяснили, но всегда ведь можно зайти подальше, раздвинуть горизонты.
 
Пузыри, акулы, блики

Смело отбрасываем историю с шеей над водой. «Фото хирурга» — фальшивка, это доказано. Ромбообразный плавник, скорее всего, тоже. Так мне, во всяком случае, с печалью в голосе сообщил Александр Тарлецков, когда мы беседовали в музее. Куча невнятных фоток, на которых якобы виден плавающий гигант, — при всем уважении это, скорее, отражения домов, волны, блики, след от проплывшего судна. Я клоню к тому, что можно забыть об огромных размерах таинственного явления — чем бы оно ни было. Снизим планку. Косвенно об этом свидетельствует и первородная история шестого века. Ведь дело происходило не на берегу озера, а у реки Несс. Эта река всегда была очень широкой, но мелководной (сейчас там вообще по колено) — а значит, по-настоящему крупное существо там просто не могло жить (хотя, конечно, сюжет с Колумбой настолько же реален, как история про Георгия Победоносца со змеем).

Современные очевидцы говорили о существе, похожем на маленького кита, — с широкой спинкой, приблизительно три-четыре метра в длину. Вот это уже совсем реалистично. Не кит и не дельфин — рыба, на поверхность она всплывает не за воздухом, а в пылу охоты, скажем. И это должно быть что-то визуально непривычное для здешних мест — не лосось, короче говоря.

Интересное исследование провел Джереми Уэйд в фильме про Несси из цикла «Речные монстры». Он тоже отталкивался от Колумбы (чудовище должно быть хищником и может нападать на людей и быть похожим, скорее, на кита или тюленя). И он отыскал хорошего кандидата — полярную акулу. Главное во всей этой истории — у полярной акулы маленький вертикальный плавник. Когда акула всплывает, его почти не заметно, поэтому похоже на кита. Акула живет на глубине, в холодной воде. Формально Шотландия входит в ареал обитания нашего нового претендента. То есть частично акула подходит. И вот как раз она могла проникнуть в озеро из Северного моря — например, в поисках… как это… лучшей пищевой цепочки. Лосось в Лох-Нессе хороший, это факт.

И все-таки язык не повернется назвать некрасивую и почти банальную акулу Несси. Чудища не было. А были когда пузыри, когда блики, когда трехметровый осетр, а иногда, ну ладно, гадкая, опасная и ядовитая полярная акула.

А наша последняя Несси умерла, как положено, шестьдесят пять миллионов лет назад. Давайте так решим, на этом остановимся.
Но вот что не дает мне покоя: куда делся тот человек в свитере, немного желтоватом, из музея? Где он спрятался, я же совершенно отчетливо его видел?

Расследование Николая Фохта "Лебединая Несси" опубликовано в журнале "Русский пионер" №46.

Новый номер уже в продаже.

Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
46 «Русский пионер» №46
(Май ‘2014 — Май 2014)
Тема: Надежда
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям