Классный журнал

Ростислав Хаит Ростислав
Хаит

Я — не понедельник

24 сентября 2013 11:24
Актер, сценарист и продюсер Ростислав Хаит из театра «Квартет И» знает, «о чем говорят мужчины». А говорят они не только футболе и не только женщинах. Говорят — да еще как! — о машинах. И Ростиславу Хаиту тоже есть что сказать "Русскому пионеру".
Так получилось, что у меня генетическая предрасположенность как к отсутствию самой машины, так и к отсутствию навыков ее вождения. Ни папа, ни мама, ни тетя, ни брат, ни жена брата, ни сын брата, ни дедушка, ни бабушка (так я могу продолжать генеалогическое древо вплоть до XIV века) — никто никогда не водил автомобиль. Более того, с велосипедом у меня тоже как-то не сложилось. А еще я никогда не умел подтягиваться… Впрочем, сейчас не об этом.
Первый раз по-настоящему мне понравилось ездить на машине, когда летом 98-го года я, как обычно, прилетел на весь август в Одессу и мой приятель Аристотель (его действительно так зовут) встретил меня на роскошном двухместном кабриолете ярко-желтого цвета. Аристотель был не то чтобы очень богат, но он всегда чем-то таким занимался: то продавал лес, то разводил индейку — и в этот раз он то ли что-то удачно продал, то ли кого-то удачно развел. И благодаря этому мы могли рассекать целый месяц по родному городу на диковинной по тем временам машине, привлекая к себе внимание, зависть и девушек. С этим автомобилем связано много разных историй, но самая запомнившаяся — это, пожалуй, когда мы возвращались с одной вечеринки на нем впятером (а как вы помните, он двухместный): я, Аристик, Леша Барац, Нонна Гришаева и еще одна наша московская знакомая. Девушки сидели сзади на бампере, Леша уместился между ними (ему это нетрудно), а мы с Аристотелем впереди (он, конечно, был за рулем). Семь утра, пустынная дорога, мы несемся на всех парах одни-одинешеньки. И тут видим на обочине голосующих: молодой человек с девушкой, ребенком, собакой и гитарой. Аристотель спокойно останавливается и спрашивает, куда им. Самое удивительное, что они не рассмеялись, посмотрели только на нас с некоторым недоверием — и стали говорить адрес. А мы выслушали, извинились и сказали, что нам, к сожалению, не по дороге.
 
И конечно, есть много историй, связанных с такси. Как-то лет десять назад поймал машину, сказал адрес. Едем (это уже в Москве было). Вдруг понимаю: таксист поворачивает не туда — я ему об этом говорю. А он: «Нормально-нормально». Понимаю, что, в общем-то, так тоже можно доехать. Едем дальше. Опять не тот поворот, опять обращаю внимание. Мне снова в ответ: «Все в порядке, все хорошо». Наконец, после четвертого-пятого «не того» поворота, я уже раздраженно говорю таксисту, что мы не так едем, и что он вообще не знает дорогу, и что если бы не он, мы уже давно были бы на месте! На что он внимательно так посмотрел на меня и сказал:
— А я сразу понял, что ты бздиловатый.
 
Но были и более культурные сюжеты. У моего папы в Одессе есть водитель Валера. А еще в Одессе есть прекрасный пианист Алексей Ботвинов, мировая знаменитость. Папа с Ботвиновым знаком лично, и тот подарил ему свой диск, который мы часто слушали в машине. И вот как-то раз мы едем с папой, слушаем радио — и тут вдруг зазвучал Рахманинов. И папа:
— О, наш Леша Ботвинов.
Музыка заканчивается, и диктор объявляет, что это был Рахманинов в исполнении Свято?слава Рихтера. Папа восклицает:
— А, нет, Рихтер!
И водитель Валера:
— Ну что, тоже неплохо.
 
А один мой знакомый иностранец, который давно уже живет в Москве, несколько лет ездил за рулем и никогда не общался с гаишниками. Так вот везло ему. И тут его остановили. От неожиданности он настолько растерялся, что на вопрос: «Ваши документы?» — ответил: «Я не понэдельник».
И они от неожиданности отпустили его. А он с тех пор так всем гаишникам отвечает — и работает железно.
 
А вот еще одна, не смешная, а несколько даже опасная история с машиной. В 2006 году в городе Мышкине у нас вовсю шли съемки нашей первой картины «День выборов». А так как съемочный процесс — это всегда дело долгоиграющее, мы там еще договорились подработать на одном мероприятии. Меня и Лешу Бараца заказали в качестве ведущих дня рождения одного тверского помещика. До хозяйственных угодий, где должен был случиться праздник, нужно было ехать километров двести. Везти нас взялся один из наших администраторов, Антон. А надо сказать, Антон очень любил погонять. Дорога была, естественно, неровная, извилистая, без единого фонаря. Мы с Лешей постоянно пытались умерить антоновский гоночный пыл, так как, прямо скажем, было не по себе. Но наши увещевания не были услышаны, и в конце концов на одном из крутых поворотов нас сильно занесло, и мы упали в кювет. К счастью, удачно — вровень меж двух деревьев. Все произошло очень быстро, но, как это часто бывает, для сидящих внутри время как бы раздвинулось: в окнах пролетал асфальт, обочина, трава — как в замедленной съемке. Пока мы падали, я, раскорячившись, уперевшись руками и ногами во что придется, все время повторял: «Так, тихо. Тихо-тихо-тихо». Я просто привык обычно все контролировать, и таким образом, скорее всего, договаривался с кем-то наверху. Нам повезло — машина не перевернулась. Как только она наконец остановилась, Леша сказал: «Так, все быстро вышли отсюда». Почему-то он знал, что нужно так сказать. И мы вышли. Зачем-то. Очевидно, ему показалось, что она должна взорваться, так ведь часто бывает в кино. В итоге все обошлось, за нами приехала другая машина, а наш администратор остался ждать эвакуатор. Потом эта история вошла в фильм «О чем говорят мужчины» — правда, мы ее усмешнили, добавив разных забавных подробностей.

А что касается меня самого — представьте, я, далекий от управления автомобилем человек, стал лицом одной автомобильной компании. А они мне за это дали большой внедорожник, и когда я на нем, все смотрят на меня с большим уважением. В смысле, с большим уважением, чем когда я без него. И в нем на московских дорогах мне не страшно. Разгоняется быстро, но плавно. Салон удобный, красивый, необычного гнедого цвета, и главное — кожаный. И вообще, мы с ним очень похожи: он большой, и я большой. У него четыре фары — и у нас с водителем четыре глаза на двоих. Разница только в том, что по утрам мне иногда нехорошо, а он всегда в порядке. А если спросить меня, разбираюсь ли я в машинах, я отвечу: я не понедельник.

Статья Ростислава Хаита опубликована в приложении "Машинка" к журналу"Русский пионер" №39. 

Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
39 «Русский пионер» №39
(Сентябрь ‘2013 — Сентябрь 2013)
Тема: МОДА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям