Классный журнал

Дарья Белоусова Дарья
Белоусова

Мы такие одни

20 июня 2013 16:18
Актриса Дарья Белоусова верит в русский репертуарный театр неистово, и кажется, что даже только благодаря ее усилиям этот театр будет жить, а не существовать. А ведь Дарья Белоусова не одна в русском репертуарном театре! И есть еще и зрители (они же читатели «Русского Пионера»).
Театр, по сути, мой дом. И так было с детства. Я выросла в театре «Ленком», где много лет прослужил актером мой отец Владимир Белоусов, и в бывшем театре «Детектив», где работала моя мама. Уже тогда, маленькой девочкой, я впитала в себя эту дивную, магическую и мистическую атмосферу кулис, сцены и всего, что с этим сопряжено. И уже тогда была «заражена». Я видела великие спектакли «Ленкома»: «Поминальная молитва», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Юнона и Авось» — и прекрасных артистов: Абдулова, Леонова, Збруева, Броневого, Караченцова, и не просто видела, а была непосредственным свидетелем и наблюдателем их бесед. И, конечно, это не могло не оставить во мне отпечатка и не повлиять на мое формирование.

Сейчас, когда сбылась мечта и предопределение моей детской жизни, когда я сама стала актрисой и работаю в одном из лучших театров Москвы — «Современнике», — я хочу рассказать вам об этом мире, о мире людей, чья нормальная температура тела — как у куличка-поморника — 50,8 градуса по Цельсию, мире высоконравственном и абсолютно аморальном, но обязательно настоящем, мире людей с невероятным, фантастическим сердцем, о богознатцах и богоборцах.

И даже если вы никогда не любили театр, то спешу уверить вас, что вы просто не распробовали этот тонкий мир ваших иллюзий, надежд, поражений, одиночества и вдохновения. Как сорт редкого терпкого вина, которое вам привез ваш друг детства с далеких неведомых островов.

Наш театр, театр «Современник», имеет невероятную серьезную историю. Историю, которую сотворили своего рода бунтари и которая и стала такой, какой ее знает зритель, именно из-за сердец, зажегших огонь этой истории.

Мне думается, «Современник» и не мог зачаться другими людьми. Их дух, на котором зиждился тогда молодой театр, жив и сейчас. И молодой артист, монтировщик, администратор, билетер, приходящие первый раз в эти аскетичные стены цвета слоновой кости, с первого шага начинают чувствовать его. Чувствовать, что здесь всегда жили непримиримость, нетерпимость к вранью, преданность своему делу, уважение друг к другу, дружба и любовь.
Казалось бы, такие простые понятия, но если бы вы знали, как непросто эти понятия сохранить и приумножить и обратить каждого вновь пришедшего человека в эту СВОЮ веру, веру «Современника».
Это во многом схоже с классической литературой. Ведь она на то и классическая, что в ней заложено что-то, что непоколебимо веками, переменой мест, правителей, мод, понятий и ложных смыслов. А заложены в ней истинные человеческие проявления, не подвергающиеся сомнению ни в XVII, ни в XIX, ни в XXI столетии. И истины эти будут непреложны всегда. Как непреложны будут и качества капитана, ведущего этот огромный корабль — Театр. А капитан обязательно воин света. Как писал Пауло Коэльо: «Он знает, что лань сильна проворством своих ног, а чайка — тем, как зорко высмотрит рыбу, как метко выхватит ее из воды. Воин знает, что тигр не боится гиены, ибо уверен в своей мощи. И тогда воин старается постичь, на что же он может рассчитывать. И он проверяет свое вооружение, а состоит оно из трех вещей: веры, надежды, любви».

Так вот, мне думается, воин света, или, проще говоря, капитан огромного океанского судна «Театр», именно по таким критериям собирает свою команду. И эта команда — такая разная, противоречивая и иногда не соединяющаяся в единое целое — в итоге и составляет это целое и ведет корабль к победам или поражениям, успехам или провалам, но обязательно только одним им присущим, единственно верным сегодня, сейчас и навсегда.
 
Но суть того, что я хочу сказать, в следующем: я очень верю в русский репертуарный театр и русскую театральную школу. Мне кажется, мы все обладаем уникальным наследием, и мы, как культурные люди, должны, просто обязаны это наследие сохранить.
Сейчас я слышу от разных людей о том, что репертуарный театр не нужен, не актуален и не у дел. Я считаю это серьезнейшей ошибкой. Поскольку — и примеров тому тысячи — только в труппе, в группе единомышленников под предводительством описанного мною выше «капитана» можно создать по-настоящему цельное, умное, тонкое высказывание (спектакль).
Сейчас, конечно, перед репертуарным театром встает множество проблем — его ставят в жесткие рамки окупаемости, заполняемости и еще невесть чего. Появились продюсеры, которые хотят сделать качественно и быстро.
Но никто как будто не задумывается, что быстро не значит хорошо. Что сегодняшние скорости порой отбирают, а не прибавляют. Это видно во всем. Раньше человек мог передавать из рук в руки экземпляр какой-нибудь книги, и таким образом складывалось и его личное отношение к ней: человек бережно ее читал и, главное, вчитывался, потому как порой стоящую литературу было непросто достать. Сейчас же всего много, обилие информации вынуждает нас бежать, «хватать по верхам».

Так вот, я умоляю вас: давайте хоть на минуту остановимся. Давайте услышим тишину. Давайте будем гордиться тем, что имеем, беречь это, понимать, что мы наследники огромного великого потенциала. Любите русский театр. Любите и оберегайте его. Мы такие одни, и пусть жизни, положенные за великий репертуарный театр и за его становление, будут положены не напрасно!

Статья Дарьи Белоусовой "Мы такие одни" "Русский пионер" № 37.
 
"Русский пионер" уже в продаже. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

 
Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
37 «Русский пионер» №37
(Июнь ‘2013 — Июнь 2013)
Тема: Театр
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям