Классный журнал

Андрей Орлов (Орлуша) Андрей
Орлов (Орлуша)

Нет совести печальнее на свете, чем совесть, что скрывается в поэте…

01 декабря 2012 11:29
Человечество во все века считало Поэта своей обостренной Совестью. Значит, только Поэт имеет право судить об этой категории, о совести, а значит, о главной теме номера. И Поэт Андрей Орлов (Орлуша) делает это. А человечеству остается только внимать.

 

В городе, каком — не знаю,

Среди улиц и дворов

Проживал и проживает

Гражданин Иван Петров.

 

У Петрова всё толково,

В жизни есть программа,

И при этом у Петрова

Совести — ни грамма.

 

В детстве он, когда был крошка,

То есть много лет назад,

Мог для смеха из окошка

Показать прохожим зад.

 

Дядя Петя, участковый,

Мальчугана укорял,

Говоря, что сын Петровых

Просто совесть потерял.

 

Время шло, Петров стремился

В жизни обрести успех

И при этом научился

Врать бессовестно при всех,

 

Мог бессовестно конфету

Отобрать у малыша.

Стыдно? Совести-то нету!

Просто нету ни шиша!

 

— Поимеешь совесть, может? —

Говорила мать, сердясь.

Совесть в мальчике, похоже,

Не селилась отродясь.

 

Он прогуливал английский

В январе и в марте,

Выцарапывал пиписьки

На соседской парте.

 

На соседской — почему?

Чтоб досталось не ему,

Не Петрову Ване,

После на собрании.

 

Кто-то пукнул в классе?

На Смирнова Васю

Пишет Ванечка донос,

Зажимая пальцем нос.

 

 

В общем, наглым — будь здоров! —

Рос бессовестный Петров,

С виду — паинька, глаза —

Прям как божия роса.

 

В восемнадцать что есть сил

Он от армии косил,

Дав через знакомых

Взятку военкому.

 

Пролезал и там и тут —

В комсомол и в институт.

Кстати, выбрал (не дурак)

Самый питерский юрфак!

 

Как-то, к сессии готовясь,

Он опять забыл про совесть:

Дал профессорше Варлей

Девяносто пять рублей.

 

Подло? Неприлично?

Но стоит «отлично»

У него уже в зачётке

По предмету жадной тётки.

 

Как же он её нашёл?

Как к ней нагло подошёл?

Как сказал ей: «Тётя,

Деньги не возьмёте?»

 

Знает всякий прохиндей:

У бессовестных людей,

У детей и дядей, —

Общее во взгляде,

 

И они и там и тут

Все друг дружку узнают

По глазам издалека,

Как удильщик рыбака.

 

Посмотрел, глядишь — идёт!

Тот, который всё возьмёт,

Тот, что не смутится

И не возмутится,

 

Тот, что без оглядки

Принимает взятки,

Взглядом светел и лучист,

А душонкою — не чист.

 

Вы таких видали, кстати,

На предвыборном плакате,

Знать бы всё про них — едва ли

Вы б за них голосовали…

 

Про политику — ни-ни,

Жизнь теперь сурова:

Чуть кого упомяни…

Лучше — про Петрова!

 

Наш Петров теперь женатый,

Дом купил в державе НАТО,

Для утех есть дама,

Совести — ни грамма!

 

Поработал в «Логовазе» —

Стразы есть на унитазе,

Был создателем «Хопра» —

Есть икра из осетра,

 

Вёл когда-то госзакупки —

И жене, и даме — шубки,

Был подрядчиком ГЛОНАССа —

Вот вам «мерседес» С-класса,

 

Удивлял весь мир честной

Обороной сервисной,

Нефть качал и строил ГЭС,

Делал саммиты АТЭС,

 

В Химках лес рубил и бабки…

Раньше встал — бери все тапки!

Но при этом — драма:

Совести — ни грамма…

Может быть, Петрову скоро

Ждать звонка от прокурора?

Он смеётся: «Брат, прости,

Проще — просто занести!

 

Я ж с повинной — только “за”,

Но… знакомые глаза,

В денежки влюблённые.

Эх, золотопогонные!»

 

— Но за это же — статья!

Вот найдёт тебя судья!

А Петров мне: «Я бы рад,

Но судья-то — вороват,

 

Сам носил на блюде я

В наше правосудие —

Для острастки поорут,

После — всё равно берут».

Я воскликнул: «Боже правый!

Нешто нет на вас управы,

Всю страну прожравшие,

Совесть потерявшие?!!»

 

Он в ответ: «Вот ты — поэт…

Совесть есть, а денег нет…

Хорошо тебе, прости,

Жить в чести и совести?

 

Смел и беден, как народ,

А икры зернистой в рот

Ты наваливал когда?

Не припомнишь? Вот беда…

 

Ты же, милый друг Орлуша,

Совесть ту не будешь кушать,

Совесть — что тебе, жена?

На хрена она нужна?

 

С ней я занял бы едва ли

Место в нужной вертикали.

Совесть — это тяжкий груз,

Куча мне ненужных уз,

 

Что зовут меня к ответу…

Ну а нету — значит, нету,

Можно жизни, так сказать,

Фиг и жопу показать!»

 

Что сказать вам в завершенье?

Собирательный Петров

 

Был при этом, к сожаленью,

И физически здоров,

 

И психически. И даже

Был нахален и вальяжен,

Пах крутым одеколоном,

Нарушал по спецталонам,

 

Был с Медведевым знаком,

С виду не был дураком,

Любит Мандельштама,

А совести — ни грамма!

 

Он не знает (что обидно),

Что без совести жить стыдно.

Жалко, жалко мне его,

Персонажа своего,

 

Но при этом он, друзья, —

Как бы ты и как бы я,

Вместе — целая страна,

Та, что честно жить должна

 

Вместе с прокурорами,

Судьями, которыми

Мы должны гордиться,

Коль придёт судиться,

 

Вместе с офицерами,

Милиционерами,

Думцами, эсерами,

Оппозиционерами,

 

Пьющими, непьющими

Радиоведущими,

Нищими, артистами,

Тележурналистами,

 

Моряками на воде,

С постовым ГИБДД,

С пацанами из братвы,

С мэром города Москвы,

 

С лётчиками в небесах,

Со священником в часах,

С гей-парадом голубым,

С госчиновником любым…

 

А сейчас, дружок, прервись,

Подними глазёнки ввысь,

Помечтай минуток шесть,

Что у всех нас совесть есть…

 

 

Стихи Андрея Орлова были опубликованы в журнале «Русский пионер» №33.

 

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • ирина медвеДева нет совести печальнее на свете,
    чем совесть у блогЁра в Интернете ))))
33 «Русский пионер» №33
(Декабрь ‘2012 — Январь 2012)
Тема: совесть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям