Классный журнал

Bита Буйвид Bита
Буйвид

Drink responsibly!

01 ноября 2012 20:57
Вообще-то автор этой колонки ведет в журнале рубрику «Горнист» — самую неспокойную в журнале. Мало кто из ее ведущих продержался дольше одной колонки, потому что тема рубрики — алкоголь. А вот фотодиректор «РП» Вита Буйвид выжила, закрепилась. И когда возникла необходимость кому-то от редакции лететь в Нэшвилл (США) — дегустировать бурбон Jack Daniels, — сомнений не было: полетит Вита. Знали бы мы, к чему это приведет…

Понедельник начинается в  воскресенье.  И Стругацкие тут ни при чем. Все дело в этом чудовищном салате. Не знаю, как меня угораздило воскресным вечером  в очень приличном  Нэшвилском  ресторане заказать салат с названием « Monday night». Скорее всего, я была зомбирована его названием – привет филфаку. Состав вроде был нормальным,  но кто бы мог подумать, что так измельчить овощи можно не только в Крыму, но и в южном штате, а обещанные анчоусы спрячут под плотным слоем зеленого лука. Тоже очень мелко нарезанного. Видимо, влияние южных широт  на любой долготе одинаково. Официанту я честно сказала, что это есть невозможно, от замены отказалась, и в ожидании основного блюда пробовала салаты соседей. С основным блюдом тоже промашечка вышла. Точнее, само блюдо было прекрасным.  Официант как-то лихо умудрился подбить как минимум человек пять человек заказать лобстеров, мотивируя их невероятной свежестью. Но, пока лобстеров готовили, выяснилось, что живут они около ста лет, а поедать их начинают после  достижения  восьмилетнего возраста. И тут я почувствовала: началась  вторая  стадия вегетарианства. Мясо я давно уже не ем, только безмозглую рыбешку, но поняла, что съесть такое высокоорганизованное  существо, как восьмилетний лобстер, тоже будет непросто.  Это вам не мелкий сифудик.  Идиоты вряд ли так долго живут. Хорошо еще, что не обязательно было все это запивать вискарем. Компания, которая вывезла нас в пресс-тур, чтобы в мы в полной мере прониклись  производством виски Jack Daniels, к счастью, занимается еще и другими напитками. Я некоторое время колебалась, но все же остановилась на своем единственном фаворите – красном вине. Отличном кстати, из Русской долины в Калифорнии. Белое там, конечно, тоже было, но честно говоря, красное вино я заказала сразу. Сейчас ведь уже не обязательно соблюдать правила сочетания продуктов с напитками, это даже главный редактор журнала «Максим» подтвердил. Тем более что виски я честно пробовала на дегустации, внимательно изучила жизненный путь самого Джека во время экскурсии по фабрике, даже задавала каверзные вопросы экскурсоводу. Правда, у экскурсовода то ли с юмором оказалось не очень, то ли часть зарплаты он получает продуктами производства, и это делает его  несколько ограниченным человеком, но на мой вопрос о гениальности тринадцатилетнего мальчика , возглавившего производство виски, он ответить не смог. А вот дегустатор оказался крутым мужиком. Чувствуется, любит он свою работу. Кроме того, у него позиция удачная. Оказывается, бывают сертифицированные дегустаторы, а бывают и без сертификата. Так вот, сертифицированные во время работы обязаны сплевывать продукт. А тем, кто подрабатывает без сертификата, можно его глотать. Наш сразу смекнул, что сертификат ему по большому счету не нужен. Понт сплошной, и никакого удовольствия.   Когда он заметил, как я отставила в сторону их пресловутое новшество  типа нашей медовухи, не удержался от одобрительного кивка. Сам он этим только мороженое подросшим детям поливает. А про их коктейльчик – совместное детище Jack Daniels c кока-колой и вовсе говорить отказался. А меня всего то интересовало, куда идут забракованные дегустаторами партии виски. У нас бы точно в этот коктейль ушло. Ах, нужно было быть внимательнее на дегустации. Если профессионал о чем-то говорит без восторга, или передергивает плечом – это же знак!  В магазинчике при музее я ошибок не допустила. Купила коллекционную бутылку по случаю юбилея старины Джека – для редакции. А себе версию «джентельмен» - и по филологическому, и по вкусовому признаку. Понравилось очень. Я ведь до этого только семерку пила.

 Страшную ошибку я допустила позднее, уже в воскресенье, после этого пресловутого понедельникообразного салата и лобстера. После ужина очень маленькая часть группы решила не возвращаться в отель , а пройтись по местным клубам. За этим собственно в Нэшвилл и едут – за музыкой кантри. Пить вино в таких местах, сами понимаете, не принято. Пиво я никогда  не пью. К тому же, не хотелось мне обижать нашего милейшего организатора. Вот я и решила, что пара глоточков виски меня не погубит. Но по какой-то странной причине, в стакане оказался не чистый дэниелс, а коктейльчик. Слабенький такой. Не знаю, как он называется. С кучей льда. Виски там почти не было. А вот кола явно присутствовала.  Правда, клубов было несколько, а крепость коктейля варьировалась в разных клубах так же, как и качество вокала. Дальше, полагаю, все понятно...

 Утром понедельника я окрестила коктейль названием «Дура глупая». Это был настоящий черный понедельник.  Похмельный. Началось с того, что я не обнаружила достаточного количества наличных для чаевых  горничной и пошла за ними в банкомат. Карточку со свистом зажевало. Извини, Кассандра, восемь баксов – это все, что у меня было.  Потом  я гуляла по холлу отеля в полном одиночестве,  моей группы  номер два не было, такси до аэропорта тоже не наблюдалось. Отель был сложный. Целый город  в джунглях под стеклянной крышей, точнее три города. Расстояние между каждым выходом примерно с километр. Оказывается, утром всем рассылали сообщения о смене места отправки, но мой  русский телефон отказался работать еще при въезде на  территорию Америки, а моего американского номера никто не знал. Оказывается, отправляться нужно было не из «Оперы», а из «Магнолии». К счастью, за мной прибежал Леша из «Дискавери». Знаете, бегать в состоянии жесточайшего похмелья по искусственным джунглям  - не самое веселое занятие.  Все-таки нужно мне рубрику сменить, мама моя права. И не потому, что неприличное это для женщины занятие – писать про алкоголь, а потому, что опасна эта рубрика для здоровья. Положение ведь обязывает. Если бы не этот текст, поехала бы после ужина  в отель, упаковала бы чемодан спокойно, так нет же  - кантри ей подавай. Об этом я и думала, пока мы по джунглям бежали. А  еще я  подумала, что об этом придется написать, а значит может иллюстрация понадобиться. Но это уже слишком. У меня и так отношение к фотографическому процессу сложное,  еще и фотографировать  на бегу – не дождетесь.

Приключения продолжились на стойке регистрации. Сначала толстая негритянка  радикально рыжего цвета совершенно обалдела от пяти российских паспортов, а потом еще  и  от моей фамилии, которую всегда пишут по-разному.Поэтому меня она оставила на закуску. Ее ступор длился не меньше сорока минут. Но при любом написании, моего билета не было. Кто-то отменил мою бронь. Позвонить нашему организатору я тоже не могла – пока я разбиралась с банком из-за карточки, на американском телефоне кончились все деньги. Этим любезно занялся ироничный Саша Маленков. Выяснилось, что я должна была вылететь с  группой номер номер один. Если бы негритянка занялась мной сразу – я бы успела на свой рейс.  Странно конечно, что такой контрол фрик, как я не проверил билет. Но все было так мило организовано, я как отличница всегда вовремя приходила в назначенное место в нужное время, и  было от этого хорошо и спокойно.  Застрять в Нэшвилле не хотелось.  Ну ладно бы еще в Нью-Йорке, это сколько угодно. Но в Нэшвилле мы уже все посмотрели  и   всю кантри музыку послушали.  Меня поставили в лист ожидания. Все наши улетели, осталась я там одна-одинешенька, проклиная пресловутый салат и виски с колой. Ох, неспроста  отмахнулся дегустатор от моего вопроса про коктейльчик. Внимательнее нужно быть на лекциях)

Аэропорт в Нэшвилле не очень большой.  Я плавно перемещалась от одного гейта к другому, но мест в самолетах на Нью-Йорк  все не было. Наконец, осела в гейте номере одиннадцать. Пассажиров и правда было мало. На табло в листе ожидания моя исковерканная фамилия значилась под номером один. Вдруг пассажиры оживились, некоторые защелкали айфонами. На посадку проследовали крутые парни с гитарами. Татуированные красавцы снисходительно посматривали на толпу и первыми погрузились в самолет. И тут прозвучало мое имя. Нашлось и мне местечко. Правда,  самолет следовал до Ла Гвардии, но оттуда до аэропорта Кеннеди совсем недалеко, должна успеть на московский рейс.  

Засунуть рюкзак в полку над над своим сидением не удалось – там лежала гитара. Еще и очки  мои зацепились за лямку рюкзака, а отцепить их не удавалось.  Я заблокировала весь проход и тормозила посадку.  Чертов понедельник. Но знаете, как себя ведут настоящие звезды? Один из музыкантов подвинулся, предложил мне присесть рядом с ним и аккуратно все распутал. Потом оказалось, что мое место занято другим музыкантом, который хотел сидеть с другом, и он любезно спросил, не буду ли я так любезна. Я, конечно, была любезна и любезно поменялась с ним местами. В результате я сидела в окружении группы, а рядом со мной посадили стюардессу. Но она перешла потом в бизнесс-класс, и я осталась одна. Что конечно было большим плюсом в этом сумбурном понедельнике – мне удалось занять горизонтальное положение. Но это помогло  только отчасти -  музыканты все время бегали к самому приличному из них, видимо менеджеру группы с контрактом и бурно его обсуждали. Слово «дюд» прозвучало раз сто.  И именно это слово очень больно отдавалось в моей похмельной голове. Каждый раз при слове «дюд»  мне хотелось обмотать голову скотчем. Нет, не конкуриентом дэниелся  - шотландским виски, а клейкой лентой, двусторонней желательно. Еще они обсуждали какой-то бар на Манхеттене, в котором собирались выпить. Это вызывало у меня приступы тоски. В голове пульсировало. А один из них, самый татуированный, кстати совершенно шикарно, наверное я тоже так сделаю, обсуждал с шефом ритм. Отбивая его как раз над моей головой. Стопудово барабанщик.  И тут я решила выяснить название группы своих мучителей. И тоже обратилась к менеджеру. Когда он узнал, что я пишу для русского журнала, да к тому же про Jack Daniels, мои ставки резко возросли. Он слегка снисходительно написал на обороте моего посадочного талона название. Сразу же после посадки я  его прогуглила . Джейсон Элдин оказался не менеджером, а известным исполнителем кантри, с кучей наград. Группа названия не имела. Скорее всего, он собрал сессионных музыкантов поиграть с ним в Нью-Йорке.

На московский самолет я успела. Коллекционную бутылочку принесу на редколлегию. Кока-колу – больше ни с чем и никогда! Свой «дэниелс джентельмен» – только самым любимым гостям. Как написано на их коробочке – drink responsibly! Рубрику менять пока не буду)))

 

Статья Виты Буйвид «Drink responsibly!» была опубликована в журнале «Русский пионер» №32.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
32 «Русский пионер» №32
(Ноябрь ‘2012 — Ноябрь 2012)
Тема: ПУТЬ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое