Классный журнал

01 октября 2012 00:49
Учитывая, что молодой ученый Александр Ефремов вот-вот защитит диссертацию, можно было предположить, что речь в его колонке пойдет о науке. Учитывая, что Александр Ефремов художник, можно было подумать, что речь пойдет об искусстве. Но колонка посвящена крысам. Потому что сейчас нет никого важнее.

В настоящий момент меня больше всего занимают три темы: переселение душ у крыс, лаборатория «Стрейнджвейс» и science-art в лице Тагни Дафф. На самом деле занимает меня не только и не столько это, но именно эти вопросы я хочу попытаться объединить. Сейчас я перевожу текст-описание проекта Тагни Дафф для музея-квартиры И.П. Павлова в Петербурге. Тагни живет в Канаде, работает в Университете Конкордия, занимается биоартом. В одном из проектов она делала небольшие скульптуры из кожи добровольцев в форме книг. К нам Тагни Дафф везет видеоинсталляцию «The Tissue Culture Point of View». На потолок проецируется видео, снятое из чашки Петри, со стороны культуры клеток на этой чашке, — получается как бы взгляд изнутри. С клетками проводятся различные манипуляции: смена среды, пипетирование и т.д. Зрители лежат на полу на пуфиках в звукоизолирующих наушниках. Все это для того, чтобы зритель мог встать на место культуры клеток, почувствовать себя подопытным. В тексте к этой работе Тагни упоминает Онор Фелл (это она придумала фразу «tissue culture point of view»), руководителя лаборатории «Стрейнджвейс» в Кембридже. В начале XX века эта лаборатория (еще под руководством Стрейнджвейса) разрабатывала методики культивирования органов, а затем и тканей животных вне организма. Но интересно не только это, но и как строились отношения лаборатории с прессой. У Стрейнджвейса была весьма неоднозначная репутация. С одной стороны, ученые относились к его работам с любопытством, но в их перспективность особо не верили. С другой стороны, любая современная комиссия по этике лабораторию закрыла бы, а сам доктор Стрейнджвейс и его сотрудники делали весьма скандальные заявления о лечении всех болезней и жизни из пробирки. Интерес к научной дискуссии подогревался интересом со стороны газет. Подобная стратегия оказалась относительно эффективной, лаборатория постепенно росла, а на смену Стрейнджвейсу пришла Онор Фелл. В начале своей карьеры заведующего лабораторией (ей тогда было 28 лет) доктор Фелл активно сотрудничала с прессой, старалась максимально четко и корректно все объяснять. Однако это не спасло ее от неверной интерпретации со стороны журналистов, в итоге Фелл прекратила контакты со СМИ. Зачем я все это рассказываю? Дело в том, что и Тагни Дафф, и Онор Фелл, на мой взгляд, имеют непосредственное (но не совсем очевидное) отношение к другой истории, на этот раз из современной России.

В июньском номере журнала «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины» опубликована статья «Бесконтактная передача приобретенной информации от умирающего субъекта к зарождающемуся. Экспериментальное исследование на крысах». Этот журнал издается Российской академией медицинских наук, это действительно серьезная академия наук, не Российская академия естественных наук, но сам журнал не особо значимый (в основном там публикуются «для галочки»). Хотя тезисы из бюллетеня переводятся на английский. Позволю себе пересказать содержание статьи. В физиологии один из методов исследования пространственной памяти у животных — водный лабиринт Морриса. Животное (как правило, крысу) опускают в круглый бассейн с водой. В воде спрятана платформа, крыса ее не видит, но на стенках бассейна есть метки, позволяющие крысе сориентироваться. Крысам плавать не очень нравится, поэтому они мечтают на нее забраться. Чем чаще кидаешь крысу в этот лабиринт, тем быстрее она запоминает, где платформа. Авторы статьи использовали 40 крыс-самцов: 20 смогли пройти этот тест с первого раза, 20 — нет. Первую группу (прошедших первый тест) поучили еще, и они стали проходить этот лабиринт быстрее, чем в начале эксперимента. Затем крыс (и первую, и вторую группу) декапитировали (обезглавили) и поместили в двухэтажную клетку, на верхнем этаже которой находились самец и самка крыс (живые). Крысы с верхнего этажа времени не теряли, и в результате спаривания живых крыс родились детеныши, 16 в первой и 18 во второй группе. Этих крыс в возрасте двух месяцев также тестировали в лабиринте Морриса. Дети крыс, спаривавшихся в присутствии «обученного» трупа, проходили этот тест чуть быстрее, чем крысята, зачатые в присутствии трупа обычного. Правда, эффект зависел от пола и наблюдался только у самок. Авторы делают вывод, что опыт обученных самцов передался зачатым во время их смерти крысам-самкам. С точки зрения «нормальной» науки полная чушь и повод обратиться в комиссию по борьбе с лженаукой Российской академии наук. Надеюсь, вы не подумали, что я поддерживаю авторов или верю в переселение душ и передачу опыта на расстоянии. Я не физиолог, но даже с базовыми знаниями (и гуглом) к статье есть ряд вопросов, в первую очередь методологических. Во-первых, полученные различия для небольшой группы (8—9 животных) не кажутся достоверными. Во-вторых, в эксперименте, судя по всему, участвовала только одна пара крыс, и фактически сравнивалась способность к обучению у потомства разных животных. Есть вопросы и к количеству потомства в помете. И самое главное, эта статья противоречит всему, чему нас учили.

Когда эта новость появилась в Интернете, многие ученые надеялись, что это первоапрельский розыгрыш. Действительно, я не могу не рассмеяться, представив серьезных ученых, обсуждающих схему этого эксперимента (кого и как убивать, как заставить крыс спариваться и где взять двухэтажную клетку). Но, судя по всему, авторы очень серьезны, версия розыгрыша провалилась. Многие вспомнили, в каком состоянии российская наука в целом, и статью «Корчеватель» в частности. «Корчеватель» — это случайный набор слов, сгенерированный программой, принятый к печати и опубликованный. Редактора, правда, уволили. Но если отбросить лишние эмоции и личные обиды, то ничего криминального в статье о «бесконтактной передаче информации» нет. Малую выборку можно объяснить отсутствием средств и тем, что опыты предварительные, неточности методологии можно трактовать в пользу авторов и т.д. и т.п. Ученый не может быть ограничен в своем поиске. Можно вспомнить исследования с многомиллионным бюджетом о пользе молитвы (не помогает), публикации о структурированной воде в Nature (данные оказались подтасованы) и т.д. Но один из соавторов статьи, С.К. Судаков, судя по сайту института, глава института нормальной физиологии им. П.К. Анохина, член-корреспондент РАМН, член экспертного совета журнала «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины». Некоторые могут заподозрить административный ресурс в продвижении этой статьи в печать. На самом деле и к этому тоже можно отнестись с пониманием: С.К. Судаков не первый ученый с положением, публикующий сомнительные данные (случай Н.П. Бехтеревой гораздо более печальный). Такая статья, безусловно, не отменяет заслуги ни одного из авторов. Еще раз повторю: и в постановке вопроса ничего криминального нет. Но чем больше читаешь статьи из цитируемых в данном исследовании, тем больше, как это модно говорить, испытываешь глубокие душевные раны. Совместное переживание на расстоянии 6 километров у кроликов, биополя и даже одна диссертация по специальности «биофизика» про биорезонанс из Тулы. Самое время вспомнить про доктора Фелл и доктора Стрейнджвейса и про то, как использовать во благо науки медиаповоды, в том числе и негативные.

Во всей этой истории с переселением душ меня расстраивает то, что это все, скорее всего, ничем не закончится. Кто-то найдет в этом очередное подтверждение коллапса российской науки, кто-то — доказательство переселения душ. Сомневаюсь, что коллектив авторов выпустит новую работу на эту тему. А жаль. Мне кажется, что оставлять это просто так не стоит. Прекрасно понимаю, что при неудачном стечении обстоятельств обсуждение этой истории может нанести удар по авторитету ученых. Так и представляешь заголовок «Ученые доказали реинкарнацию!!!!!!», спецвыпуск «Пусть говорят» и прочий чад кутежа. Серьезные ученые к такому относятся негативно. Но, может быть, о науке можно и не только с серьезным лицом говорить? Science is sexy, не так ли? На мой взгляд, в этой ситуации привлечение внимания к вопросу переселения душ может поспособствовать развитию науки. Например, С.К. Судаков и соавторы, обнадеженные вниманием, смогут провести более корректные исследования. Может быть, кто-то предложит другую схему эксперимента. Представить такое развитие событий в рамках традиционной академической науки невозможно. Что делать? Мне кажется, отличным выходом из этой ситуации может служить искусство. Так и хочется представить инсталляцию с крысиным порно, мертвыми крысами в формалине, двухэтажными клетками и перформансом в лабиринте Морриса на открытии. Правда, признаюсь, работы Тагни Дафф мне нравятся гораздо больше.

 

Статья Александра Ефремова «Крысиный ад» была опубликована в журнале «Русский пионер» №31.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
31 «Русский пионер» №31
(Октябрь ‘2012 — Октябрь 2012)
Тема: УМ
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям