Классный журнал

Владимир Липилин Владимир
Липилин

Твой бункер

18 июля 2008 10:16
От прозорливого читателя, безусловно, не ускользнет основной мотив появления этой статьи на страницах журнала: мы хотим хотя бы частично успокоить человечество перед лицом надвигающихся катастроф и подсказываем, как спастись не только самому, но и с живностью. Страха нет, сделано в Германии.

На улице жара, а здесь как в погребе. Кажется, род деятельности компании Bomb Shelter накладывает отпечаток на офисный интерьер.

— Ну, что? Определились? — отрывая взгляд от книги про пятна на Солнце, спрашивает меня директор компании Роман Угольков. Пятна на Солнце интересуют Романа с детства. Дни Солнца сочтены. Ему осталось 3 миллиарда лет. В открытое окно залетает пожухлый лист тополя. Генеральный директор компании Bomb Shelter делает из него закладку и закрывает книгу. Я захлопываю каталог с образцами бункеров, предлагаемых немецкой компанией физическим лицам планеты Земля. Но у меня-то необычный заказ.

— Знаете, — говорю я, — Роман. Мне нужен бункер, в котором был бы воздух кавказских гор и какая-то технология по утилизации навоза.

— Имеете в виду канализацию?

— Не совсем. Просто я хочу, чтоб мой бункер был такой своего рода Ноев ковчег. Если на Землю вдруг рухнет комета, метеорит или атомная бомба, не дай бог, то в моем бункере должны спастись всякой твари по паре — любимые птички, козочки, собачки — плюс достойные образцы мирового и российского кино, литературы и музыки. Живопись мне пока не по карману.

Роман внимает сосредоточенно. Он оглядывает меня. Рваные джинсы, вытянутая майка, истоптанные кроссовки — вот что видит он. Да ведь сегодня по одежке уже не встречают.

К генеральному директору компании Bomb Shelter привел меня вовсе не праздный интерес. А знакомый бизнесмен. Юрий Борисович мужчина денежный, он не хочет жить однообразно. И, главное, запросто может себе это позволить — яхту стоимостью, как племя туземцев на острове вместе с островом. Или еще, как он формулирует, «берлогу» — коттедж на Рублево-Успенском шоссе. Но Юрий Борисович совсем этим не кичится. Когда-то мы сошлись с ним на почве арт-хаусного кино. Иногда он орет мне в трубку:

— Да он у Стэллинга все слизал. Эти планы, молчание, проезд камеры.

Или:

— Хороший иранец. Вдумчивый. Что я могу тебе по поводу этого фильма сказать? Шедевр, но не более.

Юрий Борисович достиг того положения, когда можно жить играючи. Презреть условности. И барствовать. Но этого не произошло. Быть может, оттого, что в неравной борьбе за место под солнцем, потерял когда-то почки. Аппарат гемодиализа каждые две недели продлевает его жизнь. И он знает ей цену. Относится как к любимой женщине — с благодарностью, трогательно, ничего не требуя взамен. Но вот недавно вдруг удивил: персональный бункер заказал.

— Зачем тебе бункер?

— Ну ты же понимаешь, что это такая взрослых дядек игра. Им хочется, чтоб были свои бомбоубежища, которые бы соединялись между собой.

— Зачем? Прятаться от жен, водку пить?

— Да нет, кажется мне — тут что-то другое. Я в этот бункер решил сложить вещи, которые люблю. Дедовский велосипед «Дукс», катафоты, динамик, любимые пластинки, книжки. В общем, Троя такая моя.

Я выпросил у Юрия Борисовча телефон этой конторы. Просто очень захотелось мне выяснить — можно ли спастись не только самому, но еще и уберечь от погибели братьев наших меньших?

Потому что скучно же без них будет уцелевшим. Даже в окружении любимых книжек и дисков.

Вот зачем поехал я к представителю немецкой компании Bomb Shelter в  России по производству персональных бомбоубежищ ABCguard.

— Как вам вообще пришла такая идея? — интересуюсь у Романа Уголькова. — Зачем русскому человеку, воспитанному в духе тотального коллективизма, персональный бункер?

Роман Угольков по этому поводу шутить не намерен.

— Обстановка в мире неспокойная. Спрос на персональные бомбоубежища только растет. Особенно в тех странах, где каждый божий день возможны теракты. В Европе люди приобретают бункеры, чтоб защититься от воров, катаклизмов, рейдерских захватов. Многих пугает продвижение НАТО, многих — противоракетные программы в Восточной Европе. А уж в России иметь такой бункер сам бог велел. К сожалению, это доступно пока немногим. Ведь мало кто может выложить от 165 до 700 тысяч евро. Но все-таки за последний год нам поступило около 300 заказов.

— Какова же гарантия надежности моего бункера?

Роман выложил на стол сертификаты с голограммами НАТО и Министерства обороны Германии.

— Что представляет собой личное бомбоубежище? В общих чертах это благоустроенное подземное сооружение оборонительного назначения с двумя входами (в подвале дома и, допустим, на территории сада). Основной модуль бункера — это шестиметровые контейнеры, выдерживающие нагрузку до 160 тонн, потолок выполнен из высокопрочной бетонной подушки толщиной до 40 сантиметров. Технология изготовления бункера такова: после прохождения контроля качества в каркасе стального контейнера вырезаются отверстия для дверного проема, вентиляционного люка, коммуникаций…

— И утилизации навоза, — напомнил я.

— В вашем случае — да. Затем производится сборка всех частей конструкции, укрепление внешних стен и потолка стальными пластинами, сварочные швы проверяются на герметичность.

По словам Романа Уголькова, персональные бункеры, производимые их компанией, бывают нескольких модификаций. Первый — базовый и самый, как он сказал, дешевый — общей площадью 12 квадратных метров (165 тысяч евро.) Второй — с повышенным уровнем безопасности — 14 квадратных метров, чуть плотнее бетон в стальной броне каркаса (около 300 тысяч евро в зависимости от коммуникаций и интерьера). И, наконец, бункер с увеличенной площадью — 16 квадратных метров (до 700 тысяч евро). В бункере устанавливается автономная система электроснабжения (генераторы — от дизельных до ручных), канализации, обработки и очистки воздуха. В течение месяца в бункере могут находиться до семи человек.

— А через месяц что? — тревожно интересуюсь я.

— Дело в том, что после ядерного взрыва выпадает большое количество радиоактивных остатков. Через две недели из-за самопроизвольного распада нестабильных ядер уровень радиации за пределами бункера уменьшается на 96,927%. По истечении четырех недель уровень радиации уменьшается на 99,985%. Вот и выходит, что уже через месяц люди могут спокойно покинуть бункер.

— Здорово. А когда сможете мне его установить?

— С момента заявки и внесения аванса до его установки обычно проходит где-то около месяца, — сказал Угольков. — Дело в том, что у нас в России пока нет заводов по производству бункеров. Поэтому все заказы направляем в Германию. Как только вы заказываете у нас бункер, к вам на место выезжает наша геологоразведочная служба и ведет там свои работы. Есть дизайнеры интерьера.

— Вот у Сталина в бункере был хороший дизайн, — промолвил я. — Аскетизм, минимализм.

Роман снова взглянул на меня как-то подозрительно. Стало очевидно, что ему каждый день приходится общаться с идиотами.

Или все-таки люди, не жалеющие на это денег, уже знают что-то такое? И загодя к этому готовятся?

…В смятении я выходил наружу, на солнце. Которому осталось светить всего 3 миллиарда лет.

 

Статья Владимира Липилина «Твой бункер» была опубликована в журнале «Русский пионер» №4.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
4 «Русский пионер» №4
(Август ‘2008 — Сентябрь 2008)
Тема: КОНЕЦ СВЕТА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое