Классный журнал

Анна Николаева Анна
Николаева

Дом с привидениями

10 июля 2011 21:13
Главный редактор сайта ruspioner.ru Анна Николаева делится с читателями подробностями, с кем она провела несколько бессонных ночей в своей жизни. Ну и что с того, что это были привидения. Не худший, между прочим, вариант, особенно если они живут в картинах олигарха-интеллектуала, а ты в его доме.

Странным образом в моей жизни сплелись три мистических обстоятельства: олигарх (это слово использую лишь в значении богатый человек, никакое сращивание бизнеса и власти тут ни при чем), его дом и привидения. И не то чтобы они заняли прочное место в моей жизни, но впечатления пережитого преследуют и не отпускают.

Об олигархе могу лишь сказать, что видела его всего несколько раз в компании, как ни странно, общих друзей. Еще могу сказать, что он редкий случай сочетания красивого, умного и сочувствующего существам более хрупкой душевной организации. Именно в силу последней характеристики он уверенно, но деликатно решил мне помочь. Так случилось, что некоторое время назад я осталась без определенного места жительства, то есть мне не просто негде было жить, мне негде было ночевать, и на работу я ездила с дорожной сумкой.

Он предложил пожить у него, то есть в одной из его квартир, где сам он не живет. О том, что в этой квартире прописаны другие обитатели, он предупредил мимоходом. Да и действительно, кому могут помешать несколько десятков картин великой ценности, для хранения которых и была приобретена и отделана со всеми признаками впечатляющего дизайна эта самая квартира. То есть там можно было есть, спать, принимать душ, ванну и бассейн. Там можно было заниматься спортом и не заниматься ничем. Там можно было прекрасно жить, и имелось лишь одно скромное условие: не мешать шедеврам.
Изо всех своих немногочисленных уверенностей я больше всего лелею ту, что могу быть весьма деликатной и сносной в быту. Именно поэтому на его вопрос, смогу ли я найти общий язык с искусством, уверенно ответила: «Да, не беспокойся, пожалуйста». Он отдал мне ключи, позвонил Вите, чтобы тот «устроил девушку», и уехал в Швейцарию. Олигарх весьма тактично попросил его не беспокоить звонками и SMS, а все вопросы решать с Виктором. Стоит отметить, что Виктор, как и бывает, воспроизводил точную копию своего хозяина и как только доставил меня «на объект», менее деликатно, чем олигарх, объяснил, что беспокоить его не следует. А все вопросы можно решать через внутренний телефон с охраной этого дома.
Так началась моя новая жизнь, то есть утро, когда я вселилась в дом с привидениями. Это действительно был дом, потому что квартира занимала весь пятый этаж особняка. Это была обычная квартира, в Москве таких много, и меня удивила лишь одна особенность. Попасть туда можно было только на лифте, никакой входной двери в саму квартиру не было. То есть заходишь в лифт на первом этаже и оказываешься на пятом прямо в предспальнике. На прощание Виктор поинтересовался, нужно ли «загрузить продукты», и я гордо отрезала: «Нет».

Картин было очень много. Они гроздьями висели на стенах, и это, наверное, можно было принять за креативный беспорядок. Пачки, обернутые в странную на ощупь то ли бумагу, то ли ткань, стояли на кухне и в кабинете. Было очень много разных фигурок, скульптур и прочих изваяний, которые умостили весь пол, оставив только дорожки для прохода. Никого не было только в спортзале и в ванной. В кабинете олигарха я обнаружила пуленепробиваемую библиотеку, то есть, прочитав все это, можно было не бояться ментальных ударов судьбы. Я недолго выбирала между Беккетом и «Улиссом» и остановилась на фотоальбоме о красотах Исландии. Я, кстати, уверена, что он там не был. Иначе зачем ему фотоальбом?

О том, что в квартире есть другие, я поняла, когда вернулась вечером. Мне не удалось включить телевизор, но стоило отойти, как он заработал сам. В соседних комнатах очень тихо разговаривали, а если я включала воду, то звуки становились громче. Если я проходила мимо, полотна картинно дышали, а скульп­турки наступали мне на ноги. Впрочем, беззлобно. Живость вещей меня никогда не пугала, скорее наоборот. Я не люблю оставаться одна, и когда кто-то рядом, пусть даже не совсем обычный, мне нравится. Вот и здесь, наслушавшись шепотов, я отправилась спать и под нежное хихикание и уханье уснула. Утром я не нашла зубную щетку. Я не стала думать об этом, а просто решила купить новую. Зубная щетка была на кухне.

В одном фильме я услышала фразу про то, что иногда живешь себе, живешь, делаешь привычные вещи, а на самом деле уже несколько часов с тобой происходит то, что навсегда изменит твою жизнь. Но ты живешь себе, живешь и ни о чем не догадываешься. Так было в то утро со мной. Я завтракала, собиралась на работу, красила ресницы, в зеркале мелькали влажные утренние тени. Я даже подстригла себе челку, и они смеялись надо мной, и я думала — пусть себе радуются. Я подошла к лифту и нажала кнопку. Лифт не работал. Я осмотрелась и увидела дверь, видимо, с выходом на пожарную лестницу, но она была закрыта. Я взяла домашний телефон, но он молчал. Я взяла мобильный, но он разрядился. Зарядка на работе. Я подошла к окну, но стоит ли говорить, что окна в этой квартире были наглухо закрыты. Я постучала по окну и поняла, что это качество не бьется. Я перестала дышать и услышала слова за спиной: «Вот так». Мне стало страшно.

В голове вырисовывались слова: вы имеете право хранить молчание, никто не придет на помощь, дверь захлопнулась, gameover. Я пошла за Кафкой. Не читалось. Так было и раньше, но на этот раз Кафка не хотел со мной разговаривать. А ведь раньше я не хотела разговаривать с ним. Прошел час. Я поняла, что ничего не остается, как уснуть. Они не будили меня, вечером я проснулась сама. Они молчали и, похоже, сочувствовали. Ничего не изменилось. Телефоны молчали, двери не поддавались. Лифт умер.

Я заставляла себя плакать, но только для того, чтобы потом снова уснуть. После слез прекрасно спится. Я увидела сны. В одном я шла по болотистой пустыне. Навстречу мне шли мелким шагом птицы, и одна из них улыбалась. Потом я чудом добралась до розового озера, на берегу которого сидела моя бабушка. Так было красиво, и много вкусной еды, и люди. Я сказала ей, что совсем недавно была в аду, а теперь вот (счастье-то какое) очутилась в раю. «Ты все перепутала, — ответила она. — Рай был там, а здесь ад».

Во втором сне была девушка, взрослая, высокая, красивая. Мы шли по огромной светлой комнате, и она предупредила, что пора выбираться, иначе «смысл остановится». Нам стоило чудовищных усилий выбраться, и я никак не понимала, зачем. И только оказавшись по ту сторону комнаты, я спросила, кто она. «Твоя дочь» — такой вот был ответ. Еще был третий сон про мужчину, но я его не помню. Помню только, что он очень просил, точнее, убеждал меня не дышать. И я никак не могла объяснить, что у меня не получается.

Ночью я просыпалась, и кто-то все время спрашивал: «Можно спать под твоими коленками?» — «Конечно», — отвечала я и сгибала коленки, но там нико­го не было.

Жуткий грохот разбудил меня, и я сжалась от мысли, что они испугались и, наверное, забились в самую суть замысла создателя. Я понимала, что они не простят мне этого грохота, понимала, что это пришли за мной.

Олигарх забеспокоился, когда от меня не было звонка двое суток. Он позвонил Виктору, и тот тоже ощутил внезапное беспокойство. Все было очень просто. Смена охранников поменялась, предупредить о девушке забыли. Рано утром пришли строители и отключили свет. Свет через пару часов включили, а лифт забыли. А телефон там и не работал никогда. Олигарху он был не нужен, а остальные люди обслуживающий персонал, естественно, не интересовали.

Когда я рассказывала эту историю олигарху, он безумно смеялся. Я улыбалась, но пыталась объяснить ему, что вещи живые, все вещи живые, и не только картины. Неживые могут быть только нитки, хотя если они в катушке, то на самом деле тоже живые. А если ниточка на полу валяется, то уже нет… Он перебил меня:
— Ты знаешь, я встречаюсь со многими девушками, — он посмотрел на меня вопросительно, хотя какой уж тут вопрос.

— Да, конечно, со многими…

— Так вот у меня есть большое сомнение в том, что они живые, а ты говоришь — нитки…

— А сны тебе снятся?

— Нет. Я же не сплю, — ответил олигарх.

Я подумала, что мне не стоило оставаться ночевать в его доме. Но у меня не было другого выхода.

 

Статья Анны Николаевой «Дом с привидениями» была опубликована в журнале «Русский пионер» №7.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
7 «Русский пионер» №7
(Февраль ‘2009 — Март 2009)
Тема: ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям