Классный журнал

Что-то героическое

06 апреля 2012 12:00
Незадолго до выхода нового «РП» мы предложили участникам наших поэтических групп в Фейсбуке и Вконтакте написать стихи на тему готовящегося номера, «Подвиг». К сожалению, по причине обычного журнального аврала их пришлось отложить в папку «Не вошло». Но не вошли, надо сказать, замечательные вещи. Которыми считаем своим долгом немедля с вами поделиться на страницах сайта Ruspioner.ru.

ВЛАДИМИР НЕМИРА

Ангел девятого чина

1.

К земле, выходя из мертвой петли,
приближается ангел девятого чина.
И вот уже становится виден вдали
мальчик. Подросток. Мужчина.

Дело у ангела привычное и простое
и даже скучное для существа крылатого:
вернуть Господу душу,
вложенную Им когда-то
в человеческое тело пустое.

2.

Жил тот человек не по законам современного мира:
никого не убил, ни разу не попался на краже,
не молол языком, редко блудил и даже
не сотворил ни себе, ни другим кумира.

Но и праведникам приходит срок.
Пора ввысь заоблачную устремиться.
Ангел коснется рукой —
и душа синицей
вспорхнет
к Богу
в сияющий чертог.

3.

Но задумался ангел — странное дело —
и лег на бреющий с помощью крыл.
Рано душе покидать это тело —
что-то человек еще не совершил.

Что-то, что изменит процесс исторический,
ход времени, и
прервет череду нелепых идей.
Подвиг — не подвиг, но что-то героическое
и явно полезное для людей.

4.

Не открывается просто ларчик.
Но девяточинный принял решение:
вдаль уходит мужчина. Подросток. Мальчик.
И ангел продолжает свободное парение.

Господь справедлив, но скор на расправу.
Полыхнуло, грохнуло в Его руке.
И ангел девятого чина врезался в травы,
не выйдя из крутого пике.

5.

Чистое небо снится разбившимся ангелам и мертвым пилотам.
Но они не оглядываются в прошлое, чтоб
не превратиться, как жена ветхозаветного Лота
в соляной столб.

6.

Но приснился ангелу девятого чина
мальчик, не мир несущий, но меч
и небо, сжатое до размера овчины,
не перестающее течь и течь.

7.

А ребенку огненный ангел снится,
какие-то свитки, шлемы, мечи, плащи,
мать, отчим, чужие страшные лица
и подвиг,
который
он еще
не совершил.


ДМИТРИЙ ХРАПОВИЦКИЙ

Герой не тот, кто в простоте народной
идёт с утра работать в МЧС,
хотя давно уж знает превосходно,
что до беды доводит лишь прогресс.

Герой не тот, кто лечит биомассу —
без сожаленья, по работе, вдруг...
Два раза в месяц он приходит в кассу,
неважно кто — супруга иль супруг.

Герой не тот, кто сбережёт цветы вам
в ночном незамороженном ларьке
и обернёт под утро их красиво —
как возвращаться без цветка в руке?

Герой не тот, кто, покупая «Ниву»,
исходит худосочною слюной,
подталкивая, может быть, к обрыву
красавицу, ведомую луной...

Герой не тот, кто гадит в интернете,
кто ставит крест на чьей-то болтовне.
Ему ещё легко на белом свете.
Не то что нам, кто уж горит в огне!

Герой не тот, кому в швейцарском банке
назвали цифры, и открыл он сейф.
Я мог бы на Ла-Манш приехать в танке,
но не поехал, всё уразумев.

Герой не тот, кто мучит демонстранта.
Герой не тот, кто прёт против страны.
Герой не тот, кого крышует банда,
какой бы ни была величины
.
Герой не тот, кто пьяный спит без сил.
Герой тот, кто всё это разрешил.


ИНГВАР ДОНСКОВ

Мы и они

Каждый наш стих — перл!
Каждый намек — в глаз...
Прицел орудийных жерл:
Каждый их залп — в нас.

Каждый из нас — смолк.
Каждый из них — флаг…
Во всем они ищут толк ,
Источник для новых благ.

Каждый из нас — гол
И беззащитен — увы...
Каждый из них — ствол,
Направленный в наши лбы.

Каждый из нас юн...
Ловим губами снег...
Каждый из них — вьюн ,
Вцепившийся в этот век.

Каждый из нас рад
Музыке и Любви.
Каждый из них — гад,
поклявшийся на крови.

Сколько же их — тьма...
Счётом — из века в век...
Нас наберется едва...
Кто же из нас — Человек?


НАДЕЖДА АВЕРКИЕВА

В том сердце, где едва ли были капли
любви и света,
в царствии тоски,
я не махала шашкою и саблей
и не стучала молотом в виски
с желанием впустить меня немедля,
с угрозами разрушить в пух и прах
фундамент тонких грёз
и вырвать стебли
сомнений и тревог. Но выжечь страх
в стенах твоей души,
касаясь нежно
горячими губами мёрзлых вен,
я вознамерилась,
мечтая то, что прежде
тебя съедало изнутри, — тот плен,
в котором ты,
рубя себя на части,
в печали пребывал,
где сонный мрак
в зрачках твоих тонул. — Тонуло счастье,
тонул твой мир... Но я его в кулак
в последнюю секунду,
на удачу,
едва заметив тоненькую нить,
схватила бережно,
и спрятала, а значит, —
спасла тебя... и прошептала «жить»
в ладони рук своих, где слабо билось
большое сердце.
Космос глубины
сиял меж пальцев –
Сколько накопилось
в тебе за годы света! Только ты
не видел искры – я её узрела...
Как ни в одном другом в тебе любовь
жила и теплилась... Но не цвела, а тлела
в золе сомнений. И тебя я вновь,
коснувшись чувством, к чувству воскресила,
обняв душою, распустила цвет
твоих ветвей и мыслей. С Божьей силой
я совершила Чудо.
Подвиг? ... Нет.


АНДРЕЙ ЛЕСТО

Полночь. Как обычно, графоманю
(Маня под бочком, при ней графин),
Хороша наливочка в стакане,
Пробирает прямо до глубин.
Выпьешь — так и хочется чего-то,
Например, кому-то позвонить
Или взять и выйти на работу,
Или даже подвиг совершить.
Ну, с работой горячусь, поскольку
По натуре я к работе крут.
(Поражает просто, на что только
Ради денег люди ни идут!)
К подвигам другое отношенье:
Я всегда на подвиги горазд!
Главное, чтоб было совпаденье
В нужном месте, ну, и в нужный час!
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям