Классный журнал

Дмитрий Филимонов Дмитрий
Филимонов

Введение в медведеведение

27 марта 2012 10:29
Именно потому, что сегодня каждый россиянин должен знать о медведях немножко больше, чем знал вчера, корреспондент «Русского пионера» Дмитрий Филимонов отправляется в тверские леса, где детально изучает повадки медведей и доносит полученные знания до читателей. Причем журналист настолько внедряется в тему, что даже становится участником исторического запуска медведя по кличке Юрий Гагарин, состоявшегося на опытном лесном полигоне. Очерк рекомендован для чтения всем, кто хочет узнать, чем опасен медведь, идущий к человеку

 

— Вижу! — шепчет Сергей Пажитнов, обшаривая лучом фонаря берлогу.
— O, yes! — шепчет в ответ Ананд Раманатан. 
Он тщательно целится, и красная точка лазерного прицела упирается в место, означенное лучом фонаря. Ананд Раманатан валил индийских слонов, африканских носорогов, львов, леопардов, буйволов. Ш-шпок!  Шприц-дротик втыкается в медвежий зад. Мишка рычит, сучит лапами, затихает. Великий охотник Ананд Раманатан завалил среднерусского медведя — ursusarctosarctosLinnaeus.
— Тащи его сюда! — шепчет Сергей Пажитнов, и Валька Пажитнов-младший, сунув русую косу за ворот ветровки, лезет в берлогу.
Мишку кладут на кусок брезента, и команда биологов набрасывается на него. К языку — электронную прищепку, в попу — электронный градусник, в ухо — линейку, под мышки — веревку. Меряют вес, температуру, давление, пульс, частоту дыхания, ширину лап, длину ушей, берут кровь на анализ. Джон Бичем меряет, Гейл А’Брунзо пишет цифры в тетрадку, Робин Кларк фотографирует, Джексон Зи готовит новый шприц-дротик, Ананд Раманатан давит сапогом автомобильный насос, качая атмосферы в свой пистолет с лазерным прицелом.  В берлоге еще есть медведи. Надо всех усыпить, надеть им спутниковые GPS-ошейники, вколоть антидот, чтоб проснулись, и выпустить в лес. А потом следить с помощью спутника за их передвижениями.  Для того и высадилась в тверском лесу международная команда биологов. Зачем все это? А чтобы подтвердить теорию Пажитнова.

Жили-были в тверском лесу Пажитновы. Знатные медведеведы. Собственно, они и сейчас там живут. Дед Пажитнов — Валентин Сергеевич. Бабка Пажитнова — Светлана Ивановна. Сын их Пажитнов — Сергей. А также внуки,  дочки, зятья, невестки. Общим числом четырнадцать. Дед выбрал тверской лес для житья — чтоб к медведям ближе. Он их повадки всю жизнь изучает. Дед Пажитнов — доктор биологических наук. Раньше писал научные монографии и диссертации — про ursusarctosarctosLinnaeus. Теперь пишет сказки.
«Медведи живут в лесу. Лес — это их дом. И еда у медведей лесная — листья деревьев, ягоды, орехи, трава разная. Охотятся медведи на мышей, на муравьев и на ос, раскапывая их гнезда. А зимой, когда в лесу есть нечего, медведи уходят спать. Медведица Феня, которую все звери в лесу хорошо знали, сделала удобную берлогу, утеплила ее хорошенько,  щели мхом заткнула. В середине зимы, в самую стужу, у Фени родились медвежата. Маленькие, как рукавицы лесника Ермолая, слепые, ушки перепоночкой закрыты. Когда медвежатам исполнилось семнадцать дней, перепоночки сами по себе исчезли. Глазки открылись через месяц».
Когда дед Пажитнов еще не писал сказки, а только монографии и диссертации, он думал, что медведица, как всякая мать, учит медвежат жизни. Что съедобно в лесу, как устроить берлогу на зиму, кого и как бояться: от людей убегать, от волков залезать на дерево, взрослым самцам-медведям на глаза не попадаться. Без матери медвежатам не выжить — так все биологи думали. Потому что не было случая, чтобы медвежонок, человеком подрощенный и в лес выпущенный, в живых остался.
Но Пажитнов совершил революцию в медведеведении. Он устроил питомник для медвежат-сирот. Придумал методику взращивания диких медведей. И стал им матерью.
— Я не могу объяснить им, как устроить берлогу на зиму, — разводит руками Пажитнов-старший. — Они, как выяснилось, это и без меня знают. Это инстинкт. Медведей не надо учить жить, все природой заложено. Им один урок нужен — человека бояться. Потому что медведь, идущий к человеку, опасен. И  век его короток.
Это — соль теории Пажитнова. Каждый год семейка Пажитновых выпускает на волю 8—15 вполне себе диких зверей, приспособленных к жизни в лесу. Боящихся человека.
Свидетельств того, что метод Па­житнова работает, много. То лесник встретит взрослого медведя с желтой биркой в ухе, то охотники под­стрелят меченого. Вот только международно зафиксированного свидетельства пока нет.
Искать сирот Пажитновым не приходится. Есть в России такая пагуба: зимняя медвежья охота. Дед в своих сказках ее поминает.
«Вот подбежали собаки к берлоге и залились азартным, злым лаем. Не выдержала медведица, выскочила из берлоги прямо на собак! Смяла первую, затоптала в снег и бросилась наутек.
Никита-охотник, как только увидел, что собаки лают под еловый выворот, сразу догадался, что там берлога. Встал за ствол толстой елки, чтобы зарядить ружье пулевыми патронами, но не успел — так быстро все случилось. Подошел Никита к собаке, вытащил ее из глубокого снега, смотрит — нет ли где раны. Нет, скулила собака от страха — испугалась медведя. Решил Никита глянуть, как берлога медвежья устроена. Смотрит, а там медвежата маленькие, сжались комочками, трясутся от страха. Знал Никита: если увидит медведица человека, то убежит без оглядки, бросит своих детей и обратно в берлогу уже не вернется. Если не забрать медвежат, они быстро на холоде околеют».
Самое скверное в зимней охоте то, что собаки поднимают из берлог в основном медведиц. Самцы-одиночки — те спят и не пахнут. А самки ворочаются в берлоге, медвежат кормят, потому запах на всю округу.
Прежде егеря и охотники сирот в зверинцы сдавали. Последние лет двадцать везут Пажитновым — из Тверской области, Костромской, Новгородской, Брянской, из Красноярского края, Татарстана, Эстонии. Пажитновы уже 160 медведей выкормили и в леса выпустили.

В доме стариков Пажитновых на стенах — дипломы и грамоты. Орден «Слава нации» деду вручили минувшей зимой. В Кремле. За выдающийся вклад в  медведеведение. Литературную премию имени Салтыкова-Щедрина — за книгу «Мохнатое чудо».
— Медведи непредсказуемы и опасны, — говорит дед, — медведи не терпят равного. Старше трех лет они опасны стократ.
— Мишки тянутся не к человеку, их миска с едой интересует, — говорит бабка Пажитнова, — они не любят людей, они еду любят.
Светлана Ивановна знает что говорит, она главная медвежья кормилица. У нее руки по локоть в шрамах.
— Это следы кормления, — поясняет она. — Каждая кормежка — бой за еду.
Такое мохнатое чудо.
Медвежья кухня — в доме стариков Пажитновых. Миксер, плита, кастрюли, бидоны, миски. И система видеонаблюдения — чтобы подсматривать за медвежатами. Но в берлоге совершенно темно и ничего не видно. Волонтерша Анни гремит кастрюлями, готовит обед на пять персон: детская молочная смесь, манка, ложка подсолнечного масла, одно яйцо. Анни — из Франции. Она пожертвовала деньги на медвежий приют, и Пажитновы позволили ей ухаживать за малышами. Обычно посторонних к зверям не пускают. Ни друзей, ни знакомых, ни журналистов. Только старики Пажитновы. Звери не должны привыкать к людям, к их запаху.
Дед Пажитнов надевает старый халат, нарочно не стиранный, пахнущий медведем, резиновые боты, тряпичные перчатки.
— Идемте в берлогу, — говорит он, подхватывая бидон с ужином. — Но только, чур, не разговаривать, наблюдать из предбанника.
Берлога — это избушка напротив. Без единого окна. В предбаннике сильно пахнет зверем. Когда дед зажигает тусклую лампочку и отодвигает засов, в берлоге поднимается визг. Дед вынимает медвежат из загона, ставит их к мискам. Трехмесячные мишки размером с валенок хлебают обед, чавкая и похрюкивая. У мишек есть имена: Соня, Нора, Ника, Хит, Хип. Пять минут — пять пустых литровых мисок. Дед вытирает мишкам морды, возвращает обратно в загон. Свет выключен, засов задвинут. Ни одного лишнего движения. Ни единого слова.
Через неделю-другую люди сунут малышей в ящики с длинными ручками и перенесут в другую берлогу. Для подростков. Это в лесу, в полукилометре от деревни. Изба, загон, железная сетка, электропастух. Подростков под замком не держат. Условно-свободное содержание. Они бродят по загону, лазают по деревьям, едят траву, муравьев, мышей — и чем там еще питаются медведи. В берлогу забираются в ненастье. Но прежде чем переселить туда малышей, из загона нужно выпустить подросших медведей. В лес. Вот этим сейчас и занимаются Ананд, Джон, Джексон, Робин и Гейл. Вместе с семейкой Пажитновых.

Джон Бичем — это американский дед Пажитнов. У него тоже приют. Только сироты не бурые, а черные, американские. UrsusamericanusPallas. Деда финансирует Международный фонд защиты животных IFAW, а Джона — правительство штата Айдахо. Последний раз Джон выпустил в лес 60 медведей.
— Что случилось в штате Айдахо, Джон? Почему столько сирот?
— В позапрошлом году была засуха. Речки-озера пересохли. Медведи пошли к бассейнам-водокачкам. И люди стали стрелять.
Джон и дед Пажитнов начинали свое дело в одно время, в семидесятые, не ведая друг о друге. Шли каждый своим путем. Джон придумал подселить сирот в берлоги к медведицам. Те чужих медвежат приняли, кормили их, а весной, вылезши из берлоги, поубивали. Из одиннадцати сирот лишь один выжил. У Пажитнова тоже ошибки были, да не такие кровавые. Теперь они хлопают друг друга по плечу, делятся опытом. Когда б медведеведы наших стран объединились лет на тридцать раньше — ошибок тяжких удалось бы избежать. Да что мечтать о прошлом? Теперь и Джон не юн, и дед хворает. Хозяйством деда заправляет сын Сергей. Наследник. Антанта заселилась в дом Сергея. На берегу лесного озера.
Гостиная на первом этаже. Камин. Картина Шишкина. Какая? Догадайтесь сами. Антанта — по-турецки на ковре. Наследник тоже. Проводит брифинг.
— Медведей будем брать с утра, в семь тридцать.
— O’key, а сколько там медведей?
— Пять штук.
— Их половой состав?
— Три самки, два самца.
— Когда ты видел их последний раз?
— Вчера.
— Как устроена берлога?
— Дом на сваях. Медведи спят под домом­.
— А если их там нет?
— Тогда охота будет ходовая.
Солнце гаснет в тучах, ветер скрипит калиткой, грохает форточками. Быть буре. Это здорово! Есть надежда, что медведи залезут в берлогу и Антанта выполнит свою миссию — наденет мишкам спутниковые ошейники. В прошлом году Антанта уехала отсюда вместе с ошейниками. Погода была хорошая, медведи разбрелись по лесу, и люди устроили ходовую охоту. Они искали медведей, а те, завидев людей, взбирались на деревья. Одного усыпили прямо на дереве, и он рухнул вниз с высоты.Цел остался, но эксперимент решили не повторять. Пусть сильнее грянет буря!



— А сейчас семинар, — объявляет Наследник, — айда пушками меряться!
Мужчины расчехляют оружие, раскладывают его на столах под навесом. У Ананда пистолет хоть и с лазерным прицелом, а несолидный какой-то. Трубка, шланг, насос, провод. То ли дело ружье Наследника.
— Русская система! — рекламирует он. — Почти «калашников». Бац — и шприц насквозь протыкает медведя. (Шутка.)
Своим присутствием собрание освящает Пажитнов-старший. Он выходит из джипа со старой двустволкой в руке.
— Разбегайсь! — кричит Наследник. — Дед свой ствол достал!
В качестве мишени — ящик из-под бананов.
— Дашка, брысь с линии огня!
Ш-шпок! Дротик Ананда втыкается в ящик. Бац! Шприц Наследника протыкает ящик насквозь.
Дедова двустволка давно не стреляет.
— Пальните разок, Светлана Ивановна!
— Милый, я не стреляю в медведей, я их кормлю.
Дамы в сторонке обсуждают происходящее:
— Мужчины и оружие…
— Yes, it’stradition.
Семинар медведеведов на­по­­минает сбор полевых коман­диров.

К рассвету буря усилилась. Ветер треплет провода, свет в доме то и дело гаснет. Ночью Наследник ездил к загону. Он перекрыл выходы из берлоги металлической сеткой. И если медведи были внутри, они там остались. На это надеются все.
Люди бредут по раскисшей дороге, проваливаясь в грязь. От дороги до загона — по скользким мосткам в две доски, через канавы и кочки. Молча, чтоб не спугнуть медведей. Перед воротами загона — остановка. Ананд и Джонсон молча снаряжают дротики, готовят оружие. Первая осечка — патентованный американский насос не работает.
— Джон! — шепчет Ананд, утирая холодный пот.
Джон Бичем, знатный медведевед Америки, молча выковыривает из насоса русскую грязь. Заработало!
Снова беда: отказал лазерный прицел. Ананд утирает пот. И меняет батарейки. Красная точка лазера пляшет на его ладони.
Люди входят в загон, стараясь ступать неслышно. Наследник становится на четвереньки, светит фонарем, пытается рассмотреть, есть ли кто в берлоге.
— Вижу! — радостно шепчет На­следник.
— O, yes! — улыбается Ананд.
Он стреляет без промаха. Все пять медведей, высунув языки, лежат на подстилке. Но вот — новый удар: вес медведей меньше расчетного, научно запланированного. Они должны весить 25—30 килограммов, а тут всего 15—22. Это говорит о том, что среднерусский медведь мельчает. Крупных особей охотники давно выбили. Все чаще рождаются недомерки. Пошли генетические процессы. Однако сейчас нашу команду волнует другое: спутниковый ошейник весит 750 граммов. Недомерку такой не повесишь. Вес ошейника не должен превышать трех процентов от веса медведя. Что делать? Выход один: надеть ошейник одному — самому крупному из недомерков.
Наследник и Джон Бичем натягивают прибор на медведя.
— Черт! — шепчет Наследник.
— Shit! — шепчет Джон.
Ошейник велик. Болтается. Обязательно слетит. Жалко. 5000 долларов стоит. Что делать? Наследник достает из кармана моток изоленты. Джон согласно кивает. Международная смекалка. С помощью изоленты и обрезка ремня ошейник подгоняют по размеру.
Ананд делает медведю укол антидота и, подхватив под мышки, относит в сторонку. Мишка лежит под елкой, его трясет, он приходит в себя. Первый русский медведь с американским космическим ошейником. Международный эксперимент  должен доказать, что медведь, выращенный по методу Пажитнова, способен жить в лесу нормальной медвежьей жизнью. За ним будут следить из космоса. А в сентябре 2009 года электроника отстегнет замок ошейника.
— Как зовут медведя?
— Сейчас гляну, — шепчет Наследник, листая журнал учета. — Вот: Юра из Костромы. 
— Юрий Гагарин?
— O, Jury Gagarin! — оживляется Антанта.
Медведь рычит и, пошатываясь, направляется в лес. Прочь от людей.
— Мы его запустили! — шепчет Наследник.

 

 

Статья Дмитрия Филимонова "Введение в медведеведение" была опубликована в журнале "Русский пионер" №3.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
3 «Русский пионер» №3
(Июнь ‘2008 — Июль 2008)
Тема: ЗАРОЖДЕНИЕ ЖИЗНИ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое