Классный журнал

Никита Высоцкий Никита
Высоцкий

Спасибо, что отпустило

01 февраля 2012 00:01
Познакомившись с колонкой Никиты Высоцкого, читатель наверняка захочет пересмотреть картину «Высоцкий. Спасибо, что живой», чтобы понять, что же все-таки хотели сказать ее создатели. А сказать они хотели многое

Очень многие хотели сделать кино о Высоцком. Идея давно витала в воздухе. И это надо было делать. В каком-то смысле это обязанность людей нашего поколения. Но мало желания. Необходима большая работа, необходимо понимание, как это сделать. Пять лет назад, к тому времени как мы начали работать над фильмом, было написано полтора десятка полнометражных сценариев. И если бы не я, этим занимался бы кто-то другой. Был сценарий Эдуарда Володарского, Говорухин хотел сделать картину о моем отце. Но одно дело сказать и хотеть, другое дело сделать.

Я хотел, чтобы Высоцкий из доисторического, из мемуарного, из документального персонажа стал героем художественного произведения. Меня это волновало. Мне кажется, пришло время, назрела такая необходимость сделать именно художественное кино. Для молодых людей, которые не застали и не помнят того непростого времени.

Высоцкий не просто говорил: я хочу быть свободен. Он стремился к свободе и был свободным на самом деле. Он любил, он боролся за свою любовь, он творил и он платил за этот свой дар огромную цену.

Заслуга Высоцкого не в том, что он один из немногих говорил правду в то время. Заслуга в том, что он искал и нашел ее. Нашел дикой ценой, вот этой своей страшно короткой жизнью, очень непростой жизнью. Но он стремился, он двигался, он искал.

Искал реальность за словами, за понятиями, за собственными ошибками, представлениями. Как в болоте кочку, на которую наступить. И находил. В альпинистах, которые идут в гору, хотя могут погибнуть. Он находил это в подводниках — «Спасите наши души». Он находил в стилизациях под цыганскую песню — «На краю обрыва»… Момент реальной жизни. Очень часто люди теряют смысл жизни. И тогда теряли и сейчас, когда за словами, за понятиями нет реальной жизни. Он нашел ее на краю! В этом слове между жизнью и смертью, между да и нет. На острие, на выборе — это и есть свобода, это и есть настоящая жизнь. Он нашел, и он так и жил, и он так писал, и это было в его словах, в его голосе. Это вещь неуловимая. Он не написал химическую формулу и не доказал теорему… Это не лозунг сочинить: «Курить — здоровью вредить». Он шел, искал свою дорогу, смысл своей жизни. Выбирайте свою колею. Это делает каждый человек. Другое дело, не у всех получается. Мало у кого получается. У кого-то получается слишком поздно. А у него получалось, и получалось так, что это видели все. Он как канатоходец, на которого все смотрят. Вот он идет, и все на него смотрят. И это тоже в нашей картине есть: если он мог — и я могу. Во всяком случае, есть надежда.

Он до последнего дня не деградировал — писал, работал, чего бы ему это ни стоило. В страшном состоянии. Зная, что может в любую минуту умереть. Вот это главное. Стремление вверх. Таких людей всегда единицы.

Самое главное, что двигало и мной, и людьми, которые эту картину делали, это уважение и любовь к моему отцу. Он не совершает сверхподвигов в нашей картине, но он побеждает. Эта картина о его победе, о его прорыве, о его стихотворении. К свободе, к самому себе, к своим порокам и зависимостям. Это не так романтично. Он не убивает шестьдесят человек супостатов, но тем не менее эта история — о реальной победе.

После этой истории он прожил еще год. Он не просто выжил. Он выжил для того, чтобы дальше творить, для того, чтобы дальше искать, для того, чтобы дальше реализовываться. Его в конце жизни спросили — есть такое очень известное интервью, — какой бы он вопрос задал себе. А он абсолютно искренне, не рисуясь нисколько, ответил: «Сколько осталось лет, часов, дней творчества». Вот такой ответ. Он для этого жил.

И самая площадная брань, которая на нас сейчас обрушилась, сводится как раз к тому, что это сделано без уважения, без любви, без понимания того, что мы делаем. С этим я никогда не соглашусь, потому что это сделано искренне, это сделано с любовью и уважением.

Мы понимали, что реакция будет сильная и далеко не всегда положительная. Отношение к теме, отношение к Высоцкому, к тому времени затрагивает серьезные, глубокие чувства людей. Была шутка, что мне надо в контракт включить пункт о том, что после премьеры меня на три года отправят в Новую Зеландию, чтобы не закидали помидорами.

Но опять же не потому, что я такой упрямый — не знаю, такие учителя у меня были, в такой семье рос, — я привык верить своим глазам, доверять себе. Я смотрю это кино — это хорошее кино. Для меня это главный аргумент. А если бы мы всех слушали, то, наверное, ничего и не сделали бы.

Все знают, кого в сборную по футболу брать, как играть, как обыгрывать и становиться чемпионами мира — рассуждать об этом все горазды. И в этом смысле огромно число людей, которые знают, как надо снимать фильм о Высоцком, надо ли его вообще снимать, и точно ли о Высоцком или о другом персонаже.

Существует некая инерция. И вот та часть зрителей, которая из-за того, что каждый очень хорошо представляет себе своего Высоцкого, сильно его чувствует и не хочет с ним расставаться, не хочет ни обогащать свое представление о нем, ни уж тем более обеднять, — на себя надевает броню, приходя в кино, и что бы мы им ни показали и даже если бы там снимался Де Ниро, а продюсировал Поланский и было бы все гениально, они все равно не изменят свою точку зрения.

Я был не только на премьерных показах или пресс-показах, но и на обычных сеансах, мне было интересно посмотреть незапланированную реакцию, когда картина в людей попадает и они меняются. И меняется не только их отношение к Высоцкому, к российскому кино, но и они сами меняются. Не знаю, надолго ли, но я видел это. И в этом плане для меня это дорого и важно. Когда люди выходят после сеанса и молчат, не начинают хохотать: «А как он ее там и… а она… смотри», когда нет этих интонаций, когда люди тихие, серьезные…

Кино должно быть разное: смешное, развлекательное, но и серьезное тоже. Это хорошо и это правильно. Кто-то из американских продюсеров — руководитель большой студии — сказал: ребята, если вы еще лет пять будете работать и делать на попкорновую аудиторию пятнадцати-девятнадцати лет, то очень скоро кино будет очень стыдно заниматься, будет стыдно говорить: я делаю кино.

Я уверен, что это очень «высоцкая» картина. И она сделана на пределе возможностей. Он это уважал. Она сделана очень профессионально. Для него профессионализм очень важная вещь, и он это ценил и в людях, и в себе. Она честная и искренняя.

Вообще искусство, неважно — литература, кино, театр, это угол зрения. Человек, который приходит смотреть в пятнадцатый раз «Вишневый сад» Чехова, знает, чем дело кончится, и у него может быть свое представление, но он смотрит на угол зрения. На представления других людей о том, что он знает. Я никогда не изменю отношения к Моцарту после фильма «Амадей». Или после «Маленьких трагедий» Пушкина. Я не стану хуже относиться к его музыке. Может, что-то я почувствую, но для меня важна и в нашем кино, и вообще в любом произведении искусства — точка зрения художника. Я могу с ней соглашаться, могу ее отторгать. Но это не учебник искусства. Искусство расширяет наши представления о жизни именно потому, что мы имеем возможность посмотреть на жизнь чужими глазами. Глазами Модильяни или глазами Льва Толстого…
Моего отца как-то спросили, что он хотел сказать ролью Жиглова. Он сказал: ребята, все, что я хотел, я сказал — идите и смотрите.

Теперь остается просто пойти и посмотреть, что хотел сказать я. Все.

А мне больше всего хочется выспаться и отдохнуть. Мне надо, чтобы это кино меня отпустило. У меня все мысли и помыслы вокруг этого кино последние пять лет. Мне надо немножко отойти в сторону. Опять же — Новый год. Вряд ли в Новой Зеландии. В Москве.


Статья Никиты Высоцкого «Спасибо, что отпустило» была опубликована в журнале «Русский пионер» №25.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
25 «Русский пионер» №25
(Февраль ‘2012 — Март 2012)
Тема: СТРАХИ
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое