Классный журнал

Дмитрий Филимонов Дмитрий
Филимонов

Ежик в дурмане

30 июня 2011 00:01
Каждый автор «РП» нет-нет да и развенчает какой-нибудь миф. Дмитрий Филимонов из самых достоверных источников узнал наконец всю правду о ежах и не оставил камня на камне от идиллического образа, созданного усилиями детских художников

Вы слыхали, как кричат ежи? Нет? Тогда мяукните, как кошка: мяу! И крякните, как утка: кря! А теперь попробуйте одновременно мяукнуть и крякнуть. Вот так они и кричат. Когда перепуганы. Анжей Куземски называет это «ежовый квяк». А еще они свистят, сопят, фыркают — в зависимости от настроения. Анжей Куземски разговаривает с ежами на их языке. Он квакает, свистит, сопит, фыркает. Берет ежа в руки, подносит к лицу и разговаривает. Нет, он нормальный. Просто знает про ежей все. У него Центр реабилитации ежей. Официально зарегистрированный. В его же квартире. Пан Куземски — глава центра, директор фонда, главврач поликлиники, завхоз, столяр, уборщик. В одном лице. К нему домой люди привозят калеченых ежей. Со всей Польши привозят. Потому что Анжей — человек известный. Про него в газетах пишут. По телевизору показывают — с ежом на руках. И телефон скорой помощи сообщают. То есть, его, Анжея, домашний телефон. Анжей лечит ежей. И в лес выпускает. Он выпустил в лес двести восемьдесят вылеченных ежей. Ну может, чуточку больше. Просто раньше он их не особо-то считал. Вылечит — отпустит, вылечит — отпустит. А полтора года назад ему официальный статус придали, и тогда министерство охраны природы сказало: теперь, дружище, веди журнал учета. Теперь он калеченого ежа фотографирует, пишет историю болезни и еще раз фотографирует, прежде чем выпустить. При этом, если ежа ему привезли из познаньских лесов или щетинских, Анжей должен доставить его на родину. И выпустить в познаньском лесу. Или щетинском. Даже если через всю страну ехать надо. Может, оно и к лучшему. Потому что если всех ежей выпускать рядом с домом, краковские леса станут слишком ежовыми.

Когда Анжей Куземски служил курьером в Интернет-магазине, он развозил заказы на велосипеде. Заказов было много. И давленых ежей на польских дорогах тоже много. Лапки-то у них вон какие короткие. Не то что у лисы или зайца. Никак не убежать от машины.

Как-то коллега Анжея, такой же велокурьер, привез из поездки ежа. Прямо у него на глазах машина сбила. Ветеринару показали — вроде все нормально. Ноги-ребра целы. А помирает еж. Не ест, не ходит. Так и помер. Это уже потом Анжей узнал, что стресс для ежей — страшней физической травмы. От стресса у них токсин в организме вырабатывается. И убивает.
Ежей убивают не только автомобили и стресс. Еще газонокосилки. Бассейны. Искусственные прудики. Провисшие теннисные сетки, в которых запутываются колючки. Консервные банки, пластиковые стаканчики — туда голова лезет, обратно нет. Ядохимикаты, которыми обрызгивают сады. Ежи поедают убитых ядом улиток и гибнут. Вот поди ж ты — змеиный укус нипочем, но от химии мрут. В Польше ежегодно четыреста тысяч ежей гибнет.

Своего первого ежа Анжей тоже на дороге поднял. Едет, видит — недодавленный еж трепыхается. И кричит. Истошно так. Положил в рюкзак — кричит! Отвез в ветеринарную клинику, там обезболивающего вкололи, сломанную лапу ампутировали, зашили. Сто долларов взяли. Еж в коробке из-под обуви жил. Долго еще по ночам кричал, пока лапа не зажила. Ежи ведь днем спят, а ночью на охоту выходят. Вот он наступит на культю и кричит, наступит и кричит.

Потом Анжей подобрал еще трех ежат. И тоже на дороге. К трупу матери жались. Но как выходить младенцев? Последняя книжка о ежах была выпущена в Польше в 1958 году. Да в ней про это ничего и не сказано. В Интернет, сразу скажем, лучше не лазить — там такое пишут! «Налейте ежику молока в блюдце». Ну он и налил. Понос, животы вздулись, младенцы кричат. Запомните: ежам категорически нельзя давать коровье молоко. Только детские молочные смеси. Ну те, что для человеческих детей.

Когда чуть подрастут, их можно прикармливать кошачьими консервами. Или собачьими. Но чтоб без рыбы. Запомните: ежам категорически нельзя рыбу. Потом куриный фарш, вареные яйца, толченый арахис, творог. Ах да, в коробку из-под обуви вместо матери не забудьте положить им бутылку с горячей водой, завернутую в одеяло. Обычную-то грелку они наверняка проколют. И еще, ради бога, не позволяйте им ходить по бетонному полу! Их лапки так чувствительны к холоду. Ну и когда ваши дети станут весить уже граммов триста, можете предложить им жуков, червяков, светляков, личинок мучных хрущей и древоедов. Но только, ради бога, не давайте им корм для рыб! Яблоками тоже можете не кормить. Не едят. Это только в детских сказках ежи с яблоками на спине бывают.

Составить меню для ежей удалось не сразу. Путем проб и ошибок. Не было, у кого спросить. Ну нет в Польше знатока ежей. Точнее — не было. Когда Анжей своих первых ежей выходил-выкормил, он объявление в Интернете повесил: «Отдам в хорошие руки трех ежат и трехногого ежа». Хорошие руки быстро откликнулись. Он снова ежа подобрал. И еще одного. А потом ему знакомые принесли ежа. И еще одного.

Помните, как в детстве было: вы нашли в лесу ежа и упросили родителей привезти его в городскую квартиру. А помните, что было в первую ночь? Сопение, шуршание, фырканье, топот. А поутру — изгаженный пол. Да еще запах. И что вам сказала ваша мама? А что бы она сказала, если ежей было бы пять? Или десять? Ну так вот то же самое родственники сказали Анжею. И тогда он снял отдельную квартиру. Однокомнатную. И переехал туда со своими ежами.

Но за квартиру надо платить. За жуков, червяков, светляков, личинок мучных хрущей и древоедов — тоже. А еще нужны деньги на лекарства. На операции. На солому. На картон для подстилки. На туалетную бумагу, в конце концов, из которой ежи устраивают гнезда. Он заложил в ломбард часы, велосипед и дал объявление: «Приют для ежей нуждается в помощи. Любая помощь на вес золота». Написал, чем занимается приют, указал номер банковского счета. И люди стали слать ему деньги — на аренду помещения, на жуков и личинок, на лекарства и операции, на солому, картон и туалетную бумагу. Ему приносили посылки с кошачьим и собачьим кормом, молоком для медвежат, импортными консервами для ежей. Собственно, и ежей ему тоже стали приносить — в больших количествах. Когда их стало семьдесят, Анжей понял, что квартиру снова пора менять.

Теперь у него трехкомнатная квартира. Второй этаж особняка на окраине Кракова. Уже на лестничной клетке пахнет зверем. На площадке перед дверью — тюки соломы, рулоны картона, бутыли с питьевой водой. Анжей живет в самой маленькой комнатке. В двух больших — ежи. На полу рядами — дома для ежей. Такой поселок таунхаусов. Только без крыш. Анжей сам сконструировал эти дома. И сам строит. Из ДСП. Полметра на полметра, включая прихожую. Это идеальный размер — проверено временем. В коробке из-под обуви взрослому ежу мало места. В большом ящике — слишком много. Он забивается в угол и не чувствует себя как дома. Неуютно ему, понимаете? А таунхаус от Анжея Куземского — в самый раз.

Улицы между домами устланы картоном. По улице бегает одинокий еж. Взад-вперед, взад-вперед. Стучит когтями, пыхтит. Вроде бы день на дворе, а ему не спится. Взбудоражен чем-то. Его Шарик зовут. Анжей ежам имена дает. Не всем, конечно. На всех имен не хватит.

Живая еда хранится на подоконнике в ванной. Личинки мучных хрущей и древоедов шевелятся в большущих прозрачных банках.

Жены у Анжея нет. На женщин, говорит, времени не хватает. Только на ежей. Они просыпаются ночью. В это время их нужно кормить, поить, лечить. А еще чистить дома, менять подстилки, мыть полы. Утром они засыпают. Кого-то приходится будить — везти в клинику. Потом нужно в аптеку, в зоомагазин, дать интервью местному телевидению, ответить на письма — люди спрашивают, чем кормить ежей или как найти дорогу в его центр. Короче, спит по четыре часа. Кому такой муж нужен? Да еще эти жирные древоеды в банках шевелятся.

А это Колобок. Альбинос. Цвета белого шоколада. Анжей не станет его в лес выпускать. Альбиносы на воле недолго живут. Первая же лиса сожрет. «Ну, Колобок, покажи носик!» Анжей гладит ежа. Это все равно что гладить железную щетку. Знаете, наверное, такие — краску обдирать. Когда Колобок от стресса вылечится, Анжей его в хорошие руки отдаст. Ежи от стресса вылечиваются, когда рядом другие ежи. Компания им нужна. Всех выздоровевших он выпустит в лес, потому что скоро им в зимнюю спячку. Больных и тощих оставит у себя до весны. И будет копить деньги на следующий сезон. Вот если бы только не пан Зембровски…

Пан Зембровски, подобно прочим полякам, восхищался Анжеем — его подвижнической деятельностью на ниве спасения ежей. Он даже приютил пана Анжея вместе с ежами у себя в Белостоке, когда у Анжея было худо с деньгами и его выселяли из квартиры. Они подружились и души друг в друге не чаяли. А потом пан Зембровский предложил Анжею учредить всепольскую ассоциацию защиты ежей. Под названием «Наши ежи». А еще создать клинику — специально для ежей. А еще научно-исследовательский центр — изучать ежей. Ну и предложил Анжею быть партнером. «О да!» — воскликнул Анжей Куземски. «По рукам! — ответил пан Зембровски. — Только деньги будем аккумулировать на моем счету». И стал аккумулировать. А когда Анжей попросил денег на червяков и личинок — из аккумулированных, пан Зембровски страшно обиделся. Ну, вы знаете, как это бывает, когда речь идет о деньгах, пусть даже и небольших. Обиделся и стал писать письма. На телевидение, в газеты, в министерство охраны природы: «Пан Анжей Куземски вовсе не специалист по ежикам. Самоучка — не специалист!»

«Пан Анжей Куземски заявляет, что он единственный в Польше занимается скорой помощью ежикам. Ложь! Ассоциация «Наши ежи» занимается тем же». «Пан Анжей Куземски снимает квартиру, за которую платит деньги, предназначенные для ежиков. То есть использует в личных целях средства, пожертвованные на лечение животных».

«Пан Анжей Куземски все время гладит ежиков, что непозволительно, потому что они привыкают к человеку и потом плохо адаптируются в природе».

«Пан Анжей Куземски позировал перед телекамерами с ежиком в руках. Этот ежик выглядел здоровым. Мы спрашиваем себя: все ли ежи Анжея Куземского больны? Имеет ли право Анжей Куземски лишать здоровых ежиков свободы и держать их в плену?»

В свою очередь, Анжей Куземски обиделся на пана Зембровского. Теперь, давая интервью журналистам, он обязательно помянет, что подвергся нападению жуликов. И просит поляков не слать деньги на счет пана Зембровского. Вот такая история случилась в Польше. Она не могла случиться в Америке, в Канаде и даже в Австралии. Потому что там не водятся ежики.


Статья Дмитрия Филимонова «Ежик в дурмане» была опубликована в журнале «Русский пионер» №18.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
18 «Русский пионер» №18
(Декабрь ‘2010 — Январь 2010)
Тема: СКАЗКА
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое