Классный журнал

Дмитрий Филимонов Дмитрий
Филимонов

Москва для москвичей, пик!

02 января 2012 00:01
Творчество Дмитрия Глуховского, регулярно пишущего свои сочинения в «Русский пионер» (читайте и в этом номере), впечатляет и вдохновляет не только читателей, но и сотрудников журнала. Сегодня обозреватель «РП» Дмитрий Филимонов продемонстрирует, чего ему удалось добиться на поприще отечественной социальной фантастики

Киргиз бежал зигзагами. Хотя, возможно, это был казах. Или таджик. Бежал быстро. Видимо, хотел жить. Бойцы гнали его к заброшенной фабрике. Их берцы стучали по мерзлой земле синхронно, как на тренировке — раз-два, раз-два. Белые шнурки хлестали по щиколоткам — раз-два, раз-два. Преследовали сурово. Молча. Неотвратимо. Вдруг киргиз поскользнулся на льду, взмахнул руками и рухнул. Вязаная шапочка в одну сторону, желтый пакет в другую. Гарпун подскочил первым. Он замахнулся, чтобы достать лежачего пыром берца под дых, но киргиз увернулся и юркнул за железный гараж. Гарпун прыгнул следом, огляделся и никого не увидел. Ни тебе киргиза, ни казаха, ни таджика. Он дважды обошел гараж, пнул на всякий случай сугроб и выругался:
— Ушел, пик!
— Надо было, пик, оставить его мне, пик! — заорал Наковальня. — Уж я б не упустил!
— Заткнись, пик! — огрызнулся Гарпун.
— Заткнитесь вы оба! — рявкнул на правах командира Белый Клык. — Не хватало еще подраться из-за урюка!
Все послушно заткнулись. Белый Клык брезгливо, двумя пальцами, поднял желтый пакет и заглянул внутрь. В пакете лежал медный кувшин восточной работы. Позеленевший от времени, поросший ракушками.
— Держи! — сказал Белый Клык и бросил кувшин Наковальне.
— На кой пик мне эта байда? — скривился Наковальня.
— Разберемся на базе.
В прежние времена это был пункт приема стеклотары. Теперь, согласно вывеске, детско-юношеский спортивный клуб «Ласточка». Два киргиза скребли лопатами снег, расчищая тропу к дверям. Проходя мимо дворников, Гарпун скрежетнул зубами. Наковальня последовал его примеру.
— Не сметь! — рявкнул на правах командира Белый Клык.
Был приказ: «своих» урюков не трогать. А иначе кто будет двор мести? Снег убирать?
— Здрасьте! — сказали дворники, поклонившись.
Бойцы молча проследовали в клуб. Через зал с качалками — в раздевалку. Гарпун, пытаясь согреться, прильнул к батарее. Наковальня включил чайник. Белый Клык достал из желтого пакета кувшин, повертел, потряс и попробовал вытащить пробку, которой тот был запечатан. Не вышло. Тогда Белый Клык взял тесак и принялся отколупывать с пробки ракушки. Потом ухватился снова и — чпок! — откупорил кувшин.
Из горлышка рванула струя… нет, не воды, не дыма, а чего-то сверкающего, ну как в детских мультфильмах показывают. И посреди раздевалки нарисовался престарелый урюк. Борода седая, вот такая — до пояса. На голове чалма. На ногах тапки с задранными носами.
— Ой, — сказал Наковальня, забыв ругнуться.
— Ты кто, пик? — спросил Гарпун.
Только Белый Клык ничего не сказал. Он сидел во-от с такими глазами.
— Я джинн, — сказал урюк, грохнулся на колени и пополз целовать берцы Белому Клыку. — О, мой повелитель! — приговаривал он, захлебываясь от чувств. — Я исполню любое твое желание. Приказывай!
— Любое, говоришь? А ну давай! — дико хохотнул Белый Клык. — Желаю, чтоб Россия для русских, а Москва для москвичей!
— Слушаюсь и повинуюсь! — воскликнул джинн.
Он выдернул из бороды волос — дзынь! — и стал рвать его на кусочки, приговаривая, как положено в таких случаях, «трах-тибидох». Потом дунул на ладони, отчего в раздевалке стало искристо и повеяло сквозняком.
Когда искристость рассеялась, Гарпун с Наковальней увидели, что в раздевалке, кроме них, никого нет. Ни старого урюка, ни Белого Клыка. Стояла мертвая тишина. Во дворе умолкло шварканье лопат. Гарпун выглянул в окно. Лопаты лежали в снегу, дворники исчезли.
— Ой, пик! — прошептал Гарпун и схватился за голову.
— Ты чего? — спросил Наковальня, забыв ругнуться.
— Тотальная, пик, депортация, — произнес Гарпун.
Наковальня пожал плечами. До него всегда доходило долго.
— А где Белый Клык? — спросил он и, взяв со стола тесак, добавил: — Похитили, что ли?
— Положь ножик, — устало вздохнул Гарпун. — Помнишь слухи, что Белый Клык, пик, на самом деле не русский?
— А-а! — хлопнул себя по лбу Наковальня. — Дошло! И чё теперь делать?
— Как чё? Победу праздновать! Беги за пивом!
— А почему я? — спросил Наковальня.
— Так надо, — ответил Гарпун. — Король умер. Да здравствует король! — и протянул Наковальне желтый пакет. — Возьми, пригодится.
Наковальня быстро вернулся, весело насвистывая «Horst Wessel Lied». С трудом поставил пакет на лавку и, произнеся «трах-тибидох», стал извлекать на стол бутылки и закуски: «Remy Martin XO», «Путинку», «Hennessy Extra Old», портвейн «777», «Chateau Guiraud», осетровый балык, грибную солянку консервированную, шоколад «Аленка» и еще много всего вкусного.
— Ты что, пик, магазин грабанул? — спросил Гарпун.
— Не, там продавщица исчезла. Хозяин грузин тоже. Все берут чё хошь.
Они выпили за победу, за величие белой расы, а когда чокались за вождей, Гарпун попросил называть его Белым Гарпуном.
— Ладно, Белый Гарпун, пик с тобой, — сказал Нако¬вальня.
В принципе, он был добрым парнем.
Проснувшись утром, Санька Горбушкин вспомнил, что накануне произошло важное событие. Но какое именно, вспомнить не мог. Он дождался, когда хлопнет входная дверь и предки отправятся на работу, встал, выпил во-от столько воды и включил телевизор. Передавали новости. Президент, премьер и Госдума внезапно отправились в отпуск, говорил диктор. Куда — неизвестно. Из московского зоопарка исчезли все звери. По мнению Главного Эколога России, причиной тому глобальное потепление. Горбушкин переключился на второй канал. Известный Аналитик говорил о том, что в странах Азии уровень жизни заметно повысился, поэтому граждане этих стран покинули Россию и вернулись на родину. Наконец Санька Горбушкин вспомнил, что было вчера. Он захохотал и переключился на третий канал. Авторитетный Политолог объяснял, что страны Азии находятся на грани войны, поэтому объявлена всеобщая мобилизация, в связи с которой граждане этих стран спешно покинули Россию. Горбушкин еще больше развеселился. Он даже позвонил по телефону, указанному в бегущей строке, и потребовал Главного Режиссера. Его соединили со Старшим Помощником Младшего Администратора. Горбушкин рассказал про кувшин, про старого урюка и желание Белого Клыка. Старший помощник выслушал и посоветовал обратиться к психиатру. Горбушкин совсем не обиделся и не разозлился. Эти людишки из ящика недостойны ярости Белого Гарпуна.
Умыться не получилось. Дежурная тетка в аварийной диспетчерской пояснила, что работать некому. Ну и пусть, день-то какой!
Весь день он шатался по городу. Москвичей на улицах было мало, и все они радовались жизни. Пили дармовую водку из бесхозных магазинов и втыкали бутылки в сугробы горлышком вниз. Ездили на бесхозных автомобилях, запускали дармовые петарды. Короче, был праздник. Белый Гарпун был переполнен осознанием причастности к великому событию.
Он отправился на «Динамо» и взял себе дармовые гриндерсы, настоящие, со стальными вставками в носах, о которых раньше мог только мечтать. Там, на «Динамо», повстречал Наковальню. Тот примерял бомбер.
— Тебе идет, — похвалил Белый Гарпун.
— Тебе тоже, — кивнул на новые гриндерсы Наковальня. — Только зачем нам все это? Мочить-то теперь некого.
Белый Гарпун задумался.
— Ну, придумаем, кого мочить, пик. Левшей там или косых. Не бойсь, найдем врага! Рэперы вон еще остались.
Обрадованные тем, что не все враги перевелись, бойцы отправились на поиски рэперов.
Чем ближе к центру, тем больше бутылок в сугробах, тем веселее праздник. Кто-то ловкий надел на голову бронзовому князю Долгорукому ведро на голову, и тот стал похож на германского рыцаря. Бойцы, не сговариваясь, перешли на строевой шаг и запели: «Die Fahne hoch! Die Reihen fest geschlossen!»
Внезапно завыли сирены, кто-то крикнул: «Облава!» Люди бросились бежать во дворы. Белый Гарпун с Наковальней не успели. Омоновцы сбили их с ног, уложили в снег, заломали руки.
— За что? — вскрикнул Белый Гарпун.
— Было б за что, урыл бы! — рявкнул омоновец.
Задержанным раздали мешки для мусора и лопаты для снега. Наковальне досталась лопата.
— А почему я? — взвизгнул Наковальня.
— А больше некому, — угрюмо ответил омоновец.
Белый Гарпун собирал бутылки в большой черный мешок. Это было унизительно, и он чуть не плакал. Улучив момент, когда омоновцы закуривали, он прыгнул через сугроб и, петляя, бросился вниз по Тверской.
— Стой, пик! — закричали ему.
Белый Гарпун бежал очень быстро, он понимал: догонят — забьют. Пробегая Манежную площадь, увидел гревшихся у костра людей. Они срывали рекламные щиты, разбивали их и бросали в огонь. Это были «декабристы». Им некого было бить и они просто грелись.
От Библиотеки Ленина вниз к речке вереницей шли женщины — с ведрами и санками. Они брали воду из Москвы-реки. У проруби стоял дядька-распорядитель, который покрикивал: «Не толкайсь! На всех хватит!»
Посреди Моховой и Большого Каменного стояли троллейбусы, рогами примерзшие к проводам. «Как в сорок первом», — подумал Белый Гарпун, и побежал дальше.
До спортивного клуба «Ласточка» добрался чуть дыша. Пробовал открыть дверь — не вышло. Он стал убирать снег пригоршнями, дергал дверь, пока не сумел просочиться в щелку. Старинный кувшин лежал под лавкой среди пустых бутылок. Пробки не было. Белый Гарпун вогнал в кувшин пробку от «Chateau», потряс и прошептал: «Верни все, как было». Потом выдернул пробку — и ничего не случилось. Он бросился искать аутентичную пробку, настоящую, которая с ракушками. Искал долго и нашел на дне урны среди шкурок осетрового балыка. Он обтер ее об штаны и забил кулаком в кувшин. Вытащил… Ничего. Белый Гарпун гладил кувшин, неистово тер, обдирая ладони в кровь, потом зачем-то поднес его к уху и явственно услышал: «А вот пик тебе!»
Санька Горбушкин положил голову на руки и всхлиשּׁ¬¬нул.


Произведение Дмитрия Филимонова "Москва для москвичей, пик!" было опубликовано в журнале «Русский пионер» №19.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
19 «Русский пионер» №19
(Февраль ‘2011 — Март 2011)
Тема: ЗАВИСТЬ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое