Классный журнал

02 мая 2011 00:01
Трудности съемок, точнее, подготовки к съемкам подробно описывает режиссер Михаил Сегал. Какие же это прекрасные трудности!
Собирался в Ригу, наспех паковал рюкзак, методично объяснял по телефону рижской девушке, которая искала натуру и интерьеры:
- Это должна быть такая квартира в старом стиле, обжитая, потертая, а у «Касты» там – как бы репетиция. Ну, в общем, как во всех рок-клипах. Мы же будем делать из реперов рокеров, значит должны найти типичное место действия.

Вроде поняла. Ищет. Имя у нее странное в почте: Puma. Латышское, что ли? Да ну, вряд ли, причем тут Латвия и Пума? Спрашивать неудобно, а при встрече называть девушку пумой тоже как-то…

Съемочная группа собралась в первое же утро, в кафе «Garāža» в старом городе. Обсудили все вопросы. Бог с ней, с квартирой, главная проблема – это, конечно, найти героиню.

– Ну, ты и задачку задал, – сказал кастинг-директор, – «красивая молодая, но не юная женщина, с холодной загадочностью, как с полотен фламандских мастеров».

– Плохо сформулировано?

– Сформулировано максимально ясно. Это и пугает. Где искать такую…

Поехали искать натуру. Бродили по юрмальскому побережью, еще где-то, потом еще, потом поняли, что все не то.

– Таких красивых дюн, как тебе надо, рядом с Ригой нет, – сказали мне, – это километров за 40 придется ехать. А у нас один съемочный день.

Так, хорошо, значит, будем делать красиво без дюн. Два дня ездили по квартирам, берегам, кафе, искали нужные объекты. Приехала «Каста». Собственно, это должен был быть сольный клип – для Хамиля, но сниматься решили вместе. Один за всех и все… Каста – в чистом виде четыре мушкетера. Влади – хладнокровный Атос, благородный граф де ля Фер, Хамиль – д`Артаньян по сути, а с длинными волосами и усиками даже смахивает на Боярского. Двухметровый Змей – реинкарнация Портоса, у которого габариты выражены не в весе, а в росте. Шим – изысканный и едкий «себе на уме» Арамис.



Пума, кстати, оказалась Ритой, а Пума – потому что Рита так в латинице читается. Она здорово работала и нашла отличную квартиру для сцены репетиции, отличный берег (без дюн, но хороший), улицу для сцены с дождем.

Все продвигалось, но с героиней был полный завал. Каждый день приходили новые порции кастинга, и все – не то. Модельного вида красотульки попадались, ну и что с ними делать? Нам же про любовь надо снимать, а не красивый аксессуар на клип прицепить.

Оставались сутки. За всеми заботами некогда было спокойно подумать о раскадровке. Всегда так: думаешь, что останется какое-то время, сядешь с листком бумаги и расставишь все по местам. А в реальности: бегаешь, занимаешься подготовкой, устаешь, мозг вскипает, и выходишь на съемку готовый максимум процентов на 70. Остальные 30 добираешь за счет опыта, интуиции, но это не хорошо. Можно и не добрать.

Остаются сутки. Новая волна кастинга. Сижу, листаю фото в папке, папка закончилась – никого нет. Нет – в значении: «нет». Просто «нет». Кастинг-директор, как обычно, оправдывается количеством:

– Мы вам двести девушек показали, неужели ни одной нет?

Что на такое ответить? Конечно же – ни одной. В значении: «ни одной». Нам же про любовь нужно…

Утро последнего дня. Музыканты примеряются, мы ездим по объектам. Предыдущий пляж отменился по организационным причинам, Пума предложила новый:

– Он и красивее, и удобнее расположен. Туда легче свет тащить.

Съездили. Правда, красивее. Берег лихо так загибается, и даже есть что-то вроде микро-холмиков, камыш. Оператор Максим Трапо тоже одобрил, только сказал:
– Непонятно, когда здесь красивее будет: на закате или на рассвете.

Большой мастер, но вечно разрывается между красотой заката и рассвета. На рассвете, Макс, потому что мы, по-любому, с этой сцены начинаем. Только непонятно – с кем…

Вернулись на основной объект «квартира». Художник Микелис собрал прекрасный стильный реквизит, второй режиссер Катя проверяла готовность всех и вся, группа работала здорово. Гример Эмилия предложила:

- Давайте Хамилю приделаем хвост, у него волосы будут еще длиннее, совсем, как у рокера.

Попробовали. Хамиль стал похож на Гребенщикова времен «Radio silence». Влади шепнул мне на ухо:

– Он сейчас похож на 50 летнего звукорежиссера, который лет 25 просидел в студии, не выходя оттуда. Еще бы лысинку – и самое оно.

Тонко подмечено. Отменили.

Вечер. 10 часов до съемки.
– Вызывайте на примерку вот эту, – ткнул я пальцем на одну фотографию.
Девушка приехала. Хорошая, милая. Взгляд интересный. Померили одежду… Ну… Можно, наверное, снять. А что делать? 10 часов до съемки. Влади подошел и в свойственной ему манере (я его называю: «аттракцион – самый вежливый человек на планете») прошептал на ухо:
– Я не вторгаюсь в режиссуру, но мне кажется, что это не совсем то, что мы хотели.
Подняли ночью на уши дополнительных агентов по актерам. Нам выслали еще какие-то базы моделей. Смотрим. Смотрим… Надо идти спать, завтра мы так вообще ничего не снимем… Вот попали… Пойти умыться холодной водой, хороший режиссер – живой режиссер.
В коридоре сталкиваюсь… Глаза холодные, жгут насквозь, скулы острые. Ледяная красота, серьезная… Нешуточная. Беру за руку, веду к стене.
– Стой и смотри в камеру, я так, проверить кое-что.
Один кадр, другой. Вот тебе и фламандские мастера с доставкой на дом. Вместо обоев за ее спиной уже видишь совсем другие пейзажи, серый северный свет. Такое лицо меняет мир вокруг себя. А глаза смотрят и смотрят безотрывно, глаза HD, глаза высокой четкости.
Я подошел к Влади, усадил его на диван, показал снимки.
– Да, – сказал он, не думая ни секунды.
Я вернулся к Пуме, она честно ждала у стены в другой комнате.
– Пума, тут такое дело, надо в клипе сняться…
И ушел поспать несколько часов. Теперь можно было спокойно обдумать сцену, приходившуюся на строчки:

Среди моей возни
Твой лик опять возник – ,
Настоящий шедевр
На фоне мазни.

Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям