Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Понаехали

17 декабря 2008 00:12
Казалось бы, самый простой способ самозащиты от наезда — тем более если ты мастер спорта по самбо, как автор этой колонки Николай Фохт – прямой в челюсть или, на крайний случай, быстрый побег. Но читатель этих заметок узнает, что бывают в жизни мужчины такие моменты, когда ему, чтобы не встать на колени, потребуется не только физподготовка, но и смекалка, и моральная стойкость, и помощь друга.

— Юноша, сначала вести себя в при личном обществе, а потом уже…

Что-что!? Кому ты угрожаешь? Какие люди? На соку томатного, на, пей гаденыш, глотай, языком с макушки слизы вай. Пох, что от «Армани», пох, что от «Га баны». Пендаля, и свободен. Пшёл вон! Всё, девочки, спокойно, этот подонок тут больше не появится, продолжаем праздник…

Ну что, скажите, тут такого? Какой-то пацан орал в караоке — громко, фальшиво. Понятно, что клуб, понятно, что каждый веселится как умеет, но есть же границы. Тем более его вежливо попросили отойти от микрофона, а он хамить стал: мол, лохи и подождать могут, мол, он тут бесплатно развлекает — обычно его концерты от трех до пяти в евро. Как не осадить такого? Бить не имеет смысла, а на место указать надо, ну как иначе.
Утром — телефонный звонок. Мужской голос на том конце недоволен:

— Ну ты чего? Ты с людьми как разговариваешь? Собирайся, приезжай в «Мариотт», будем учить тебя с людьми общаться.

— Уважаемый, о чем речь?

— Не умничай, знаешь, о чем речь. Хочешь, чтобы я сейчас к тебе приехал? Могу. Твой мобильный достал за пять минут.
— Ну я обычно сам приглашаю в гости.
— Не выводи меня. Давай, через два часа в лобби.
В лобби «Мариотта» меня ждали двое мужчин со стертой внешностью, с тусклым глазом, с неумелой, некоординированной мимикой.
— Ну что, доигрался?

— Друзья, вы о чем говорите-то?
— Ты вчера на мальчика, который мой друг, вылил стакан томатного сока, дал ему пендаля, но главное, обвинил, что он не умеет петь. А ты знаешь, что это артист каких мало, что у него на следующей неделе концерты — а ты уверенность у него подорвал? А знаешь, мудило, что его «Армани», который я на свои деньги, кстати, купил, стоит четыре штуки? А «Габана» знаешь, сколько стоит? Ты чего, напутал совсем?

— Друзья, вы что, шутите?
Очнулся второй господин:
— Тупой ты какой-то.
— Может, поаккуратнее со словами?

Поуважительнее?

— Ща поуважительней тебе будет. За метил у входа «команду Пахтакор»? Ребята хорошие, хочешь — прям сейчас тебя грузанут?
Господин махнул рукой, и за столом образовался румяный детина. Он сел и стал пристально смотреть мне в глаза.
Господин продолжил:

— Короче, с тебя десяточка, но не это главное. Ты давай завтра в том же баре, где Виталик распевается, короче, встанешь перед ним на колени и попросишь прощения. Короче, ты помни, что у нас не такие люди на коленях стояли и этот вариант для тебя лучший. Всосал?
— Уважаемые, как-то все абстрактно.

— Короче, завтра в клубе. Десять косарей с собой. Человек тебя запомнил (кивок на румяного), поэтому не балуйся. Все переговоры окончены, у нас сейчас деловая встреча.

Вот такой расклад. Наезд как наезд, ничего эксклюзивного. Я не стал в разговоры вдаваться — в моей жизни это не первый раз. Я отправился собирать информацию. Через знакомого вышел на опера с Петровки. По оперу, выходило, что люди серьезные и если можно дело уладить миром, лучше уладить. Из оперативных мероприятий следак предложил следующее. Написать ему заяву: в случае неблагоприятного развития событий бумаге дается ход. Это моральная поддержка, не больше. Записать его мобильный — если дело примет критический оборот, предложить злодеям набрать этот номер, мент с ними по-своему поговорит. Ну, в общем, тоже моральная поддержка.

За более существенными советами по ехал к эксперту, старшему товарищу, бывалому. Он сидел за письменным столом в офисе, в пяти минутах от «Мариотта» — пресыщенный, повидавший многое. Когдая все рассказал, он вынул из ящика стола пистолет; он внимательно пистолет осмотрел, проверил обойму, покрутил в руке, спрятал ствол обратно в ящик; он налил себе коньяка «Курвазье» и смачно глотнул сто пятьдесят граммов. Но он помог.

— Конечно, они правы — обидел человека, в которого деньги вложили. Мне будет жаль, если тебя грохнут, по-человечески жаль. С другой стороны, десятка — это очень много, про колени это тоже слишком. Эх, неохота за тебя, идиота, вписываться, но я буду по тебе скучать, если что случится — а скучать мне нельзя, у меня сердце. Тебе надо будет провести переговоры и убедить их отказаться от требований. Назначишь им встречу сегодня вечером, там же. На этих переговорах сядешь за стол так, чтобы каждый был немного сбоку от тебя. Главное, во время разговора смотри им в глаза. Не суетись. Улыбайся, разговаривай с уважением. И не делай вид, что не боишься их, это вообще не важно.
— А чего говорить-то?
— Ну ты даешь! Откуда я знаю. Ты хочешь, чтобы я речь тебе написал? Я и такмного сделаю.

Я набрал номер и твердо сказал, что надо встретиться. Как ни странно, он согласился.

…Мы подъехали к «Мариотту» на трех машинах. Мой эксперт вышел со мной, еще двое его товарищей проводили нас до входа, где тусовалась «команда Пахтакор». Мой эксперт жестом остановил нас у двери и, запахнув полу пальто,во шел в гостиницу. Через секунд двадцать он вышел и кивнул. Я с двумя ребятами вошел в холл, а эксперт вернулся в машину. Ребята остановились так, чтоб их было видно, я подсел, как учил старший друг.

— Друзья мои, я сожалею об инциденте. Но не могу сделать все, что просите: мне пришлось рассказать о нашей утренней встрече моему патрону, и он запретил мне отдавать деньги и тем более исполнить вашу просьбу относительно колен.

— Ты чего несешь?

Один из сопровождавших меня на этих словах поправил ухо и поднес кисть левой руки ко рту.

— Ну я не знаю, мое дело маленькое. Если у вас, господа, остались вопросы, вот телефон руководителя службы безопасности моего шефа. — Я положил на стол бумажку с телефоном следака с Петровки. — Но ему кажется, что дело не стоит того. Он просто просил меня извиниться перед вами. Всего хорошего.

Надо ли говорить, что все это время я пристально смотрел в глаза своим собеседникам. Мне они больше не звонили. Следователя я предупредил, он потом рассказал, что ему звонков тоже не было. Эксперта я напоил в ресторане коньяком и выслушал его парадоксальные взгляды на устройство мироздания. Считаю, что квиты.
Итак, закрепим урок. Вообще не ходить в караоке-бары — пустое. Никаких резких движений. По-хорошему, чтоб не терять темпа, нужно былобы вместо первой встречи сразу к эксперту идти, а потом к менту. И только после этого встречаться.

Переговоры в этом деле — самое главное. Если есть переговоры, значит, вероятность физической расправы уже свелась к минимуму. Садиться сбоку от оппонентов, во время диалога глядеть прямо в глаза. Если нет такого эксперта, как у меня, попросить хороших друзей просто подвезти к месту стрелки. Лучше на нескольких машинах. Стрелку надо сделать публичным мероприятием, дать понять, что о переговорах знает довольно много людей.

Можно все это время бояться — страхочень хороший компонент, он заставляет думать и действовать. Бояться, но не сдаваться. И помнить: наша цель выжить и не встать на колени.


Статья Николая Фохта «Понаехали» была опубликована в журнале «Русский пионер» №2.

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
2 «Русский пионер» №2
(Апрель ‘2008 — Май 2008)
Тема: ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям